Календарь
Август
Пн   7 14 21 28
Вт 1 8 15 22 29
Ср 2 9 16 23 30
Чт 3 10 17 24 31
Пт 4 11 18 25  
Сб 5 12 19 26  
Вс 6 13 20 27  

История русской архитектуры



Скачать: История русской архитектуры

Архитектура византии

В конце IV столетия после разделения Римской империи и переноса императором Константином своей резиденции в греческую Византию ведущая роль в политической, экономической и общественной жизни переходит в восточную часть. С этого времени начинается эпоха византийского государства, центром которого стала его новая столица — Константинополь. История архитектуры Византии делится на три периода: ранне-византийский (V—VIII .вв.), средне-византийский (VIII—XIII вв.) и позд-невизантийский (XIII—XV вв.). Временем высшего расцвета был первый период, особенно время царствования Юстиниана (20—60 гг. VI в.), когда Византия превратилась в могущественную державу, покорившую помимо Греции и Малой Азии народы Передней Азии, южного Средиземноморья, Италии и Адриатики.

Продолжая  античные традиции, Византия наследовала также культурные достижения завоеванных народов. Глубокий синтез античных и восточных элементов составляет характерную черту византийской культуры.

Господство христианской идеологии сказалось на развитии доминирующих типов монументального каменного строительства. Поиски композиции церкви в соответствии с назначением здания сочетались с задачей утверждения  императорского могущества. Это обусловило известное единство поисков и относительную общность развития типов культовых зданий, несмотря на региональные различия, в которых проявлялись особенности и традиции отдельных народов,

Важнейшим  вкладом Византии в историю мирового зодчества является развитие купольных композиций храмов, выразившееся в появлении новых типов структур—купольной базилики, центрической церкви с куполом на восьми опорах и крестово-кулольной системы. Развитие первых двух типов падает на ранневизантий-ский период.  Крестово-купольная система храмов получила широкое распространение в период средне-византийской архитектуры.

К византийской эпохе относится и сложение монастырей как особого (типа архитектурных комплексов. Наиболее своеобразны загородные монастыри, обычно представляющие собой обнесенные стенами укрепленные пункты, внутри которых помимо жилых и хозяйственных построек монахов сооружалась обширная трапезная и доминирующее здание — церковь. Здания и крепостные сооружения, располагаясь чаще всего на возвышенном месте асимметрично, представляли собой гармонически согласованные пространственные композиции — ансамбли.

Архитектура Византии наследовала от Рима его достижения в области арочно-сводчатых конструкций. Однако бетонная техника не была воспринята в Византии; стены обычно складывались из кирпича или тесаного камня, и также из кирпича с каменными прокладками или из камня с прокладками из кирпича. Своды делались из кирпича или камня. Перекрытия — по большей части сводчатые, иногда сочетавшиеся с деревянными конструкциями. Наряду с куполами и цилиндрическими сводами были широко распространены крестовые своды. В опирании купола на квадратное основание нередко использовался восточный прием — тромпы.

Наиболее существенным конструктивным достижением византийской архитектуры является разработка системы опирания купола на отдельно стоящие четыре опоры с помощью парусного свода. Вначале купол опирался непосредственно на паруса и подпружные арки; позднее между куполом и опорной конструкцией стали устраивать цилиндрический объем — барабан, в стенах которого оставляли проемы для освещения подкупольного пространства.

Эта конструктивная система позволила освободить интерьер зданий от громоздких стен и еще более расширить внутреннее пространство. Той же идее пространственности интерьера служил прием подпирания подпружных арок полукуполами, создающими вместе с куполом единое пространство, иногда достигавшее очень больших размеров. Взаимное уравновешивание сводов — одно из выдающихся достижений византийской архитектуры. Использование пространственных форм, обладающих в силу геометрического строения жесткостью и устойчивостью, позволило свести до минимума массивность опорных конструкций, рационально распределить в них строительные материалы, получить значительную экономию в трудовых и материальных затратах.

Основными строительными материалами был плоский кирпич — плинфа толщиной около 5 см, укладываемый на растворе. Наиболее употребляемый размер плинфы 35,5Х Х35,5Х5,1 см. В восточных областях империи, богатых карьерами известняков и туфа, применялась кладка из тесаных камней на растворе (Сирия, Закавказье).

В растворе использовали известь, к которой примешивали мелко истолченный кирпич — цемянку для придания раствору большей прочности и гидравлической стойкости. В стенах раствор укладывался горизонтальными слоями толщиной в несколько сантиметров. Иногда применялась смешанная кладка: 3—5 рядов плинфы, уложенных на толстом слое раствора, чередовались с несколькими слоями тесаного камня. Наружная поверхность стен обычно не штукатурилась.

Быстросхватывающийся  цемя-ночный раствор позволял возводить своды и купола по древневосточному обычаю—без применения дорогостоящих лесов. При возведении куполов кладка велась отдельными кольцами с наклонными рядами кирпича. Продолжая строительные традиции восточных областей империи и сопредельных стран, конструкция византийских сводов из кирпича резко отличается от конструкции римских сводов, возводимых по деревянным кружалам.

Для облегчения веса в кладку сводов вводились пористые каменные породы, в частности пемза. Купола и своды покрывались черепицей или свинцовыми листами.

Для восприятия распора арок и сводов в процессе их сооружения в византийских постройках часто применялись металлические и деревянные затяжки, которые иногда оставлялись и в уже возведенном здании. В куполах закладывали растяжные кольца, изготовленные из дубовых брусьев или полосового железа.

Широко применявшиеся в Византии крестовые своды чаще всего имели вспарушенную форму, появившуюся в результате отказа от эллиптического очертания диагональных ребер обычного свода и перехода к более простому полуциркульному абрису, легко очерчиваемому с помощью короба,

Следующим шагом в эволюции свода были отказ от диагональных ребер и превращение вспарушенного свода в парусный.

В восточных областях империи, где преобладал в кладке естественный камень, своды и купола возводились по кружалам. Наряду с тесаным применялся бутовый камень на растворе.

Среди сводчатых форм, выполненных из камня, следует отметить сомкнутые и крестовые своды, а также появившиеся в Сирии и Закавказье арки и своды со стрельчатым очертанием.

Общий прогресс строительной техники и архитектуры сопровождался развитием теоретической мысли. Зодчие Византии были знакомы с трактатом Витрувия. Известен написанный на рубеже VI—VII вв. оригинальный труд епископа Исидора «20 книг начал, т. е. истинных знаний», в котором содержатся сведения по архитектур но-с трои тельном у делу. Этот труд, в большой мере основывающийся на Витрувии, отражает также потребности византийского времени.

Следует отметить использование и развитие византийскими зодчими эллинистических источников. Известно, что один из строителей собора Софии Константинопольской Исидор из Милета был автором не дошедшего до нас комментария к книге Герона Александрийского «О конструировании сводов». Второй архитектор собора Софии Анфимий из Тралл сам был автором трактата «О парадоксах механики».

Художественное осмысление новых конструктивных систем в византийском зодчестве шло при воздействии местных архитектурных школ и прежде всего под влиянием греческих традиций. Выявление в композиции конструктивной формы, свойственное древнегреческому зодчеству, стало и в византийскую эпоху основным тектоническим принципом. Однако этот принцип проявился в новых условиях, подготовленных гигантским развитием сводчато-купольных форм при доминирующем значении внутреннего пространства. Основными средствами выразительности служили сами конструктивные элементы — купола, своды, аркады, ясно читаемые в интерьере с подчеркнуто выявленными поверхностями без лишней пластики и декоративной перегрузки. Стены часто покрывались фресковой живописью или облицовывались разноцветными плитами мрамора. Широко применялась мозаичная живопись, располагавшаяся обычно на изогнутых поверхностях стен, в куполах и сводах. Резная скульптурная обработка стен воспринимается как легкий рельефный рисунок, не разрушающий плоскости стены.

В четких членениях интерьера сохранились ордерные мотивы, но исчезла характерная для Древнего Рима ордерная аркада.

Аркада на колоннах, появившаяся еще в период Римской империи, стала в византийской архитектуре господствующим мотивом. Форма аркады — конструктивна. От римского ордера осталась лишь его несущая часть—колонна, воспринимающая нагрузку от арок. Изменилась и форма капители, передающей сосредоточенные усилия от арки с прямоугольным основанием на круглую колонну. Более массивная, чем в римских колоннах, она получает форму опрокинутого полушара с усеченными сторонами. Ее скульптурная обработка выполнялась в виде легкого геометрического узора, форма и пластика — варьировались. Ствол, колонны часто делался монолитным, в ряде случаев на оба конца колонны накладывались свинцовые прокладки. Все элементы системы отличались целесообразностью.

В ранневизантийских храмах находит применение тип базилики — удлиненного здания с выделенным по ширине и высоте средним нефом, отделенным от малых нефов аркадой на колоннах. Большое значение для развития византийского зодчества имели базилики, строившиеся в восточных районах—в Сирии, Малой Азии, Закавказье.

Большое влияние на развитие византийских центрических зданий оказали и сложившиеся в этих областях купольные сооружения (церковь в Эсре 5?0—515 гг., церковь «вне стен» в Русафе в Месопотамии, 569— 586 гг.). Особое значение приобретает купол на четырех или восьми опорах. Одним из ранних примеров этого типа в Сирии может служить церковь в Босре (513 г.), в которой купол опирался на четыре опоры.

Церковь Сергия и Вакха в Константинополе (527 г.) представляет собой центрическую композицию на восьми устоях, основа которой — сильно развитое подкупольное пространство (табл. VI, 1). Ступенчатая структура и богатая пластика образованы в основном конструктивными элементами: куполом,  полукружными арками, диагональными экседрами, устоями, арками на колоннах и т. п.

При господстве купола в композиции большое значение имеют диагональные ниши-экседры. В сочетании с колоннами они образовали пространственные устои, воспринимающие распор купола в диагональном направлении. В этой развитой структуре центрического купольного здания роль интерьера стала ведущей в соответствии с особенностями христианского ритуала, происходившего главным образом в центре храма под куполом — символом небосвода.

Вершиной развития арочно-сводчатых структур явилась грандиозная купольная базилика собора Софии в Константинополе построенная греческими архитекторами Анфимием из Тралл и Исидо-ром из Милета в 532—537 гг., в правление императора Юстиниана. Это наиболее грандиозное и самое выдающееся произведение византийского зодчества.

Собор Софии был главным зданием Византийской империи и придворным крамом императора. Здесь император являлся народным массам в окружении свиты и духовенства. В создании сильного эмоционального впечатления архитектуре отводилось основное место.

Купольная базилика храма как бы сочетала в себе особенности структуры выдающихся римских сооружений — базилики Константина и Пантеона. Однако общие размеры собора Софии значительно превышают их, а конструктивная основа значительно отличается от прототипов.

Храм представляет в плане прямоугольник со сторонами 74,8Х69,7 м. Центральное пространство формируется четырьмя массивными пилонами высотой 23 м, связанными между собой подпружными арками и парусами, на которые опирается центральный купол диаметром 31 ми толщиной в замке 0,6 м. Несущая конструкция купола состоит из сорока радиальных кирпичных ребер, опирающихся на круговое кольцо, сечением 2,1Х0,8 м, выполненное из прочного камня, Кольцо снаружи подкреплено сорока небольшими контрфорсами. В целях максимального облегчения конструкции ребра купола и заполнение между ними выкладывались из специально изготовленных пемзовых кирпичей на толстых слоях цемяночного раствора. Ребра, имеющие в основании сечение 70Х15 см, с возвышением купола постепенно уменьшаются до полного исчезновения на расстоянии 5,7 м от оси. Тонкие стенки между ребрами внизу прорезаны проемами высотой 4,6 м и шириной 1,5 м. Паруса, заключенные между подпружными арками, выложены из кирпича. Несущие эти арки пилоны выложены из квад-ров известняка на известковом растворе с прокладками из свинца в верхней части. Они соединены арками с пилонами, воспринимающими распор купола в поперечном направлении. Распор купола в продольном направлении воспринимается грандиозными полукуполами глубиной около 14 м, подпирающими конструкцию основного купола с востока и с запада. Полукупола подпираются еще более низкими полукуполами экседр. Создана четко взаимодействующая система купольного и полукупольных пространств, сливающихся в одно огромное пространство главного нефа площадью 1970 м (площадь зала Пантеона 961 м""'). Сравнительно тонкие кирпичные «оболочки» этих форм обладают прекрасной пространственной жесткостью. Объемы каждого из малых полукуполов служат своеобразными «контрфорсами» по отношению к объемам больших полукуполов. Такова же роль последних по отношению к куполу.

Значительно более узкие боковые нефы имеют два яруса, отделенных от главного нефа аркадами на колоннах. Сравнительно тонкие стены храма (1,1—1,5 м) выложены из кирпича с широкими слоями цемяночного раствора. Кровля была покрыта свинцовыми листами.

Интерьеры отличались богатством форм и отделки. Здесь пространственность и воздушность сочетаются с гигантским масштабом. Однако несмотря на грандиозные размеры, архитектурные формы не подавляют человека.

Важнейшей особенностью интерьера является его тектоническая ясность, подчеркнутая всем строем членений, отделкой и освещением. Пространственная, пластичная и уравновешенная конструкция—основа выразительности. Система сферических поверхностей — купол, паруса, полукупола и конхи экседр — акцентированы мозаичными изображениями на золотом фоне. Световое решение композиции также подчеркивало значение сферических форм, особенно купола. Этой цели служат многочисленные проемы, устроенные в нижней части купола и полукуполов, а также нарастающая от периферии к центру интенсивность световых потоков, которая достигает своей кульминации в обильном освещении подкупольного пространства из-под сферы через 40 проемов в ее основании. Залитый светом купол как бы парит над всем интерьером, подчеркивая его воздушность и пространственность

В тектонике интерьера здания важную роль играют аркады на колоннах. Они не противопоставляются стене, а являются их органической частью в местах раскрытия боковых галерей в основной неф. Цельные стволы колонн имеют энтазис, сложную базу с классическими профилями и конструктивно целесообразную форму капители с плоской резьбой, подчеркивающей цельность блока. Нагруженные аркады точно следуют в плане очертаниям главных конструктивных форм. Вместе с тем они выполняют существенную роль в масштабности интерьера, связывая грандиозные формы с размерами человека.

Собор Софии в Константинополе оказал огромное влияние на последующее развитие архитектуры. И хотя ни одно здание уже не достигало размеров и великолепия этого храма, его композиция являлась образцом, которому подражали и на котором учились многие поколения строителей.

Архитектура Древней Руси X – первой половины XIII в

К Xв. на территории Восточной Европы сложилось Древнерусское государство, объединившее восточных славян и некоторые соседние угро-финские племена. Утверждением феодальных отношений сопровождалось восприятие от Византии православия, способствовавшего укреплению связей с ней, освоению достижений византийской культуры. Наряду с этим Древняя Русь находилась в постоянном контакте с южными славянами черноморья, странами Западной и Центральной Европы и другими, осваивая достижения их культур, а в последующем и сама воздействуя на них.

В Х—XI вв. на основных водных путях возникают многочисленные русские города, укрепляемые деревянными стенами или тыном, земляными валами, естественными и искусственными водоемами; основываются монастыри. Строятся жилые дома и княжеские палаты — в подавляющем большинстве  из дерева. Дерево широко используется в хозяйственных постройках, для мощения дорог, в городском благоустройстве. Дубовая клеть была основой и при создании храмов, о сложной структуре которых можно судить по сохранившимся иконописным изображениям. Из дерева строились и крупнейшие здания — соборы в Новгороде, Ростове и других городах. Есть основания предполагать, что типы деревянных храмов уже на первых этапах строительства каменных зданий оказывали существенное влияние на их композицию. Первые сохранившиеся до нашего времени каменные постройки — храмы относятся к середине XI в.

Конец Х — XI в. — время развития культуры Киевской Руси, достигшей своего наивысшего расцвета в период правления Ярослава Мудрого (1019—1054). За 1036—1052 гг. в крупнейших русских городах были построены самые величественные храмы домонгольской Руси: собор Софии в Киеве (1037 г.), Спасо-Преображенский собор в Чернигове (1036 г.) и собор Софии в Новгороде (1045— 1052 гг.). По своим размерам (особенно Софийские соборы Киева и Новгорода) они относятся к крупнейшим культовым сооружениям эпохи. За периодом централизации русских земель в эпоху Киевской Руси последовала феодальная раздробленность, когда центр тяжести в развитии архитектуры переносится на отдельные феодальные княжества. В период развития архитектуры домонгольской Руси, охватывающей в основном XII—начало XIII в., выделяется зодчество трех регионов: северо-западного (Новгород и Псков), юго-западного (Приднепровье, Рязанская и Галицко-Волынская земли, Западная Русь) и северо-восточного (Владими-ро-Суздальское княжество).

Возведение столь крупных сооружений, как главные соборы периода Киевской Руси, говорит о высоком уровне строительного искусства того времени. Тип храма развивался на основе унаследованной от Византии крестово-купольной системы с пятью или тремя нефами с куполами на парусах (табл. VI I).

Основной крест перекрывался цилиндрическими сводами, боковые ячейки — цилиндрическими, сферическими (реже сомкнутыми) с выступающими подпружными арками. Система подпружных арок представляла собой развитую во все стороны пространственную систему взаимного погашения усилий. Соответственно и столбы, поддерживающие арки, в плане крестообразного сечения. На стенах, как правило, делались пилястры, усиливающие место опирания арок. Пилястры фасадов, совпадающие с утолщениями стен внутри, также включались в работу системы. С востока здание «подпирали» полукруглые объемы апсид, а с трех других сторон — более низкие открытые галереи. «Каркас» являлся структурной основой, определяя членения интерьера и фасадов. Тектоника основывалась на единстве конструктивных и основных пластических средств.

В кладке стен применялись кирпич, камень и известковый раствор. В сравнительно ранних постройках Киевской Руси (Софийский собор в Киеве) использовалась византийская смешанная кладка из плинфы и камня на цемяночном растворе: каждый ряд камня чередовался с двумя-тремя рядами кирпича, служившими как бы выравнивающим слоем. Применялась и скрытая кладка с «утопленными» рядами кирпича. Византийская кладка постепенно уступает место самобытным приемам. Уже в Софийском соборе Новгорода стены сложены из местного грубо околотого с лицевой стороны и подтесанного лишь со стороны постелей камня на цемяночном растворе, но без кирпичных прослоек (табл. VI I, 5 в).

Фундаменты под стены возводились обычно из колотого песчаника или известняка на растворе на глубину 90—120 см no деревянным сваям. При возведении стен использовались леса в виде заложенных в кладку бревен, по которым настилались подмости. Арки, своды и купола также выкладывались из кирпича по деревянной опалубке обычно толщиной в один кирпич. Для облегчения стен и сводов нередко в их толщину закладывали керамические сосуды — «голосники», служившие и акустическим целям как резонаторы.

В XII—первой половине XIII в. продолжает развитие крестово-купольная система храма, но размеры зданий уменьшаются, преобладающим становится трехнефный тип композиции с одним куполом на высоком световом барабане (см. табл. VIII). Структура храмов упрощается: уменьшаются размеры галерей-хор, постепенно исчезают внешние галереи и ' двухэтажный западный притвор; вместо них иногда делаются одноэтажные притворы со стороны входов на западной, южной и северной сторонах (церковь Михаила Архангела в Смоленске, 1194 г.).

Характерное для XI в. единство опор и системы подпружных арок в наибольшей степени сохраняется во Владимиро-Суздальских храмах. В постройках других княжеств пилястры на внутренних стенах часто отсутствуют, в некоторых зданиях Новгорода, Пскова и других городов крестообразные в сечении столбы заменяются квадратными или круглыми. Однако пилястры фасадов еще, как правило, совпадают с направлениями подпружных арок.

Существенное развитие в этот период получает система сводов и отвечающих им на фасадах закомар. Боковые пролеты трехчефных храмов иногда перекрываются половинками цилиндрических сводов,  которые вместе с цилиндрическим сводом главного нефа составляют трехлопастное завершение (Пятницкая церковь в Чернигове, конец XII в.; церковь Архангела Михаила в Смоленске, 1194 г.), отвечающее новой структуре.

Здания и архитектурные комплексы

Одним из древнейших и самым значительным зданием Руси Х—XIII вв. является собор Софии в Киеве (1037 г., табл. VII, 4). Его большие размеры соответствовали значению храма, бывшего не только центром русского православия, но и крупнейшим общественным зданием Руси, в котором нередко происходили народные собрания. Тип здания, первоначально имевшего пять нефов с открытыми галереями-гульбищами, близок к современным ему пятинеф-ным крестово-купольным храмам константинопольской школы, что говорит еще (как и само посвящение храма Софии в подражание Софии Константинопольской) об известной зависимости от византийского зодчества. Однако общая композиция—многообъемная, ярусная, динамичная — не имеет прототипов ни в Византии, ни в европейских странах и, по-видимому, в значительной степени навеяна предшествующими образцами русских деревянных храмов.

Ступенчатость была одинаково выражена как во внешнем построении, так и в интерьере. На фасадах она сочеталась с системой пилястр и закомар, выражавших внутреннюю структуру. В интерьере значение центрального подкупольного пространства подчеркивалось вертикальным строем пропорций и обширными хорами, отделенными от него тройными аркадами на граненых колоннах. Все стены и своды покрыты фресками, зрительно увеличивающими внутреннее пространство. Наиболее важные места интерьера (главный купол, паруса, под-пружные арки, центральная апсида) украшены мозаикой. В этих приемах зодчие в значительной степени основывались на византийских тради-,циях.

Собор Соф);и в Новгороде (1045— 1052 гг.) отличается от киевского большей массивностью, строгостью и лаконизмом (рис. 42 а, табл. VII, 5). Основной пятинефный объем завершен лишь пятью куполами;' шестой купол над круглой, ведущей на хоры лестницей вносит в композицию живописную асимметрию, несколько смягчая общую суровость. Наряду с увеличением на фасадах значения пилястр, прясла (участки стен между пилястрами) полностью освобождены от неконструктивных деталей и лишь верх барабанов украшен арочным поясом — своеобразным отзвуком . выявленных на фасадах арочно-свод-чатых конструкций. Соответствие внешних форм конструктивной структуре доведено в новгородском соборе до предела. Выявленная на фасадах кладка из грубооколотых камней соответствует монументальному облику здания.

Из новых конструктивных приемов нужно отметить выраженные на южном и северном фасадах двускатные формы покрытия малых нефов по одному с каждой стороны и особенно половинки цилиндрических сводов (четверти цилиндров), которыми перекрыты восточные угловые ячейки. Этот прием нашел развитие в новгородском зодчестве.

В XII—первой половине XIII в. одновременно с уменьшением размеров каменных храмов растет их число и многообразие. Местные школы вносят свою трактовку в крес-товокупольную композицию и на основе типов, сложившихся в XI в., создают новые варианты (табл. VIII). Для дальнейшего развития русской архитектуры особое значение имели две тенденции: первая — развитие тектонического типа путем введения новых конструктивных приемов и изменения объемно-пространственной структуры (некоторые храмы Приднепровья, Западной Руси); вторая — совершенствование крестово-куполь-ного, храма путем сохранения сложившегося типа, видоизменяя в основном детали и элементы (храмы Вла-димиро-Суздальского княжества).

Пятницкая церковь в Чернигове (конец XII—начало XIII в.) — яркий пример первой тенденции.Трехнефное однокупольное здание имеет устремленную ввысь башнеобразную композицию, в которой главный объем в своей верхней части перерастает в ярусную .структуру, основанную на развитии двух зародившихся ранее приемов: ступенчатого расположения закомар, отвечающего приподнятым подпружным аркам, и применения для перекрытия крайних ячеек половинок цилиндрического свода, давших вместе с центральной закомарой трехлопастную форму завершения фасадов. Образ здания приобрел черты динамичности, праздничности и известной триумфальности.

В интерьере, отличающемся стройностью и динамичностью, господствует центральное подкупольное пространство. Внутренняя структура отражена в членениях фасадов, но в отдельных элементах наметились и отклонения, говорящие 6 зарождении декоративных тенденций.

В постройках Владимиро-Суздальского княжества интерьер еще сохраняет четкое разделение пространства с помощью конструктивных элементов, которые' связаны с членениями фасадов. Крестообразным столбам внутри и снаружи стен отвечают пилястры, расположенные точно по линии передачи усилий. Трехчастные фасады завершены плавной линией единого ряда закомар. Четкое расчленение органично взаимосвязанных элементов фасадов и интерьера усилено пластикой, разработанной гонко и многогранно.

Храм Покрова на Нерли близ Владимира (1165 г.)—наиболее совершенное творение владимирских зодчих в его композиции пластика стен выразительно подчеркивает конструктивную систему не только путем выделения пилястр и з'акомар, но и очень рациональным использованием декора. Пластика пилястр состоит из чисто декоративной колонки, не имеющей никакой нагрузки, и уступов профиля, подчеркивающих конструктивное значение членений и выявляющих толщину стен. Четкое расчленение прясел по высоте декоративным аркатурным поясом сопровождается уменьшением толщины стен в верхней части, что подчеркнуто пластикой пилястр, получивших дополнительно два уступа. Последние говорят об усилившемся в верхней части значении вертикальных устоев за счет уменьшения массы стен. Зрительному облегчению прясел способствуют щелевидные окна в глубине уступчатых ниш, а также тонкий рельеф отдельных каменных блоков. Для зрительной нейтрализации массы купола барабан его облегчен световыми проемами и одет в ажурный наряд декоративного аркатурного пояса. Органический синтез декора с конструкцией вместе с изысканно стройными пропорциями членений явились основой сложения высоких художественных качеств произведения.

В Дмитриевском соборе во Владимире (1194—1197 гг.) применены те же пластические средства, но несколько изменены пропорции и обильно использована каменная резьба, сплошь заполняющая верхние участки прясел и поверхность барабана (рис. 45), Образ здания приобрел новые черты величия, богатства и праздничного великолепия в рамках той же тектонической системы. Скульптурность здания сочетается с логичностью композиции декора: в нем преобладает мотив аркатуры, развивающий основную тему арочно-стоечных членений фасадов. Пришедший из романского зодчества, этот мотив получил во владимирских храмах самобытную разработку.

Во Владимире второй половины XII—начала XIII в. строится ряд монументальных зданий,в том числе грандиозный Успенский собор, вначале построенный как однокупольный трех-нефный храм (1158—1160 гг.), затем расширенный до пятинефного, пятикупольного (1185—1189 гг.). К этому же периоду относится возведение одного из древнейших загородных жилых комплексов — дворца в Боголюбове, включавшего двухэтажный жилой дом (дворец), храм, каменные лестницы и переходы, соединявшие между собой отдельные здания.

Город Владимир в правление Андрея Боголюбского (1157—1174 гг.) и Всеволода III (1175—1212 гг.) фактически стал столицей русских земель, и поэтому здесь велось особенно широкое строительство.- Возникла необходимость создать величественный архитектурный ансамбль, способный затмить старую столицу – Киев. Расположенный на восточном берегу р. Клязьмы, город имел три, обнесенные валами и стенами части с каменными и рублеными выездными башнями, среди которых главными были сохранившиеся до наших дней Золотые ворота (1164г.) и несохранившиеся Серебряные ворота. на фоне стен и возвышающихся башен в пространственной композиции доминировали храмы и прежде всего пятикупольный Успенский собор. В обширном комплексе свободно сочетались различные по характеру здания и сооружения в органической связи с природным ландшафтом, создавая в целом типичный для древнерусских городов архитектурный ансамбль.

Храмы Кремля

Перестройка Кремля началась с сооружения нового кафедрального митрополичьего Успенского собора. Старый собор, построенный митрополитом Петром, к этому времени пришел в полную ветхость; стены угрожали падением, и своды поддерживались толстыми бревнами. Один из приделов совсем разрушился после пожара.

Новый собор должен был строиться по образцу Успенского собора во Владимире, но значительно превосходить его по размерам (на полторы сажени в длину, ширину и высоту). Для измерительных работ во Владимир был послан один из мастеров-каменосечцев. Строителями собора были московские мастера Иван Кривцов и Мышкин.

Постройка собора началась в 1472 г. С весны стали заготовлять камень, а в апреле копать рвы для фундамента. Основанием его служили забитые в землю деревянные сваи, над которыми выкладывались стены. 30 апреля состоялась торжественная закладка храма, В мае наружные стены были доведены до высоты человеческого роста, и стены старого собора внутри новой постройки были разобраны.

Строительство уже подходило к концу, когда 20 мая 1474 г. стены не выдержали тяжелого перекрытия и рухнули. Внутренняя часть стен заполнялась мелким камнем на жидком растворе извести, смешанной с песком. По заключению псковских мастеров, призванных великим князем, скрепляющая известковая масса оказалась недостаточно прочной1. Основной причиной катастрофы явилось землетрясение. Летописец сообщает, что был «трус в граде Москве, п церкви свя-тыя Богородица, яже заложи Филипп митрополит, сделана бысть уже до верхних комар, и падеся в 1 час нощи»3.

При возобновлении постройки Успенского собора, как и при перестройке всех основных сооружений Кремля, в Москву была вызвана группа итальянских инженеров во главе с Аристотелем Фиоравенти.

Успенский собор в твоей художественно-декоративной части воспроизводит ряд характерных особенностей владимпро-суздальской и новгородской архитектуры. В плане собор представляет собой прямоугольник. Наружный фасад с южной и северной сторон расчленен по вертикали пилястрами на четыре равные части. Восточный (алтарный) и западный фасады имеют по три части такого же размера. Абспды (алтарные выступы) заканчиваются плоскими полукружиями. Наружные стены охвачены несколько ниже средней линии арочным поясом суздалъ-сковладимирского типа, имеющим чисто декоративное значение. Подобно владимирскому, московский собор имеет пять глав, но последние поставлены ближе друг к другу. Такое расположение главных частей наружного фасада, наряду со строгой геометрической правильностью направляющих линий, создает впечатление легкости. Мнение, что Фиоравенти совершенно не использовал старую постройку для нового сооружения, следует признать- ошибочным. Так, он сохранил не только Похвальский придел 1459 г., но и главную абсиду собора 1326 г. Это стало возможным благодаря тому, что алтарная (восточная) часть храма была оставлена на старом месте.

Высокое качество постройки в немалой степени было обеспечено участием русских мастеров. По словам летописи, Аристотель заложил церковь по своему плану, «а делаша наши же мастеры по его указу».

В технику постройки Фиоравенти внес ряд нововведений. В Калитникове за Андрониевым монастырем была устроена печь для обжига кирпича. Кирпич изготовлялся уже и длиннее московского (6,5 х 2,5 х 1,5 вершка) и превосходил его по твердости: «егда его ломать, тогда в воде размачивають». Значительно было улучшено качество извести — «яко на утрие засохнеть, то нижем не мощи разколупати». Для прочности стены связывались железными тягами, и вместо дубовых брусьев, для предотвращения распора, вводились железные связи со «штырями» (веретена). Строительный материал наверх подавался «векшею» (лебедкой). Работа производилась с небывалой для того времени быстротой. Собор был закончен к августу 1479 г. Освящение собора совпало с выдающимся политическим событием — окончательным присоединением Новгорода — и поэтому было отпраздновано особенно торжественно.

Значительно позже был построен собор Михаила Архангела, усыпальница московских князей. К концу XV в. старая церковь Михаила Архангела, построенная при Иване Калите, уже не соответствовала своему Назначению ни по размерам, ни по внешнему виду. В мае 1505 г., за несколько месяцев до смерти, Иван III приказал разобрать ее «ветхости ради» и на ее месте заложить новый храм. Постройка Архангельского собора была поручена зодчему Алевпзу Новому и была закончена в 1508 г.

В плане храм представляет собой прямоугольник, вытянутый с запада на восток. Наружные стены охвачены на середине высоты поясом, создающим впечатление двухэтажной постройки. Северный и южный фасады разделены пилястрами на пять частей, восточный и западный — на три части. Между пилястрами, выше и ниже горизонтального пояса, находится двойной ряд узких окон романской формы. Пилястры заканчиваются капителями, на которых покоится верхний карниз. Выше последнего расположены закомары (полукружия) в виде глубоко сидящих раковин. В декоративной части Алевпз широко использовал мотивы орнаментовки итальянского Возрождения. Архангельский собор первоначально имел пять глав, сдвинутых в восточную часть. Внутреннее пространство подразделено шестью массивными столбами прямоугольного сечения, отделяющими центральную часть собора от места расположения великокняжеских гробниц.

Третий кремлевский собор — Благовещенский, стоявший «на великого князя дворе, на сенех», непосредственно примыкал к жилому дворцу и издавна служил великокняжеской придворной церковью. В мае 1484 г. Иван III «заложил церковь камену Благовещение пресвятыя богородица, на своем дворе», а за церковью «полату заложил». Постройка собора была закончена в 1489 г. Благовещенский собор был построен псковскими зодчими, которые внесли в него особенности псковско-новгородского зодчества, но в то же время применили некоторые элементы владимиро-суздальской и раннемосковской архитектуры. Как большинство псковских церквей, Благовещенский собор построен на подклети. Вытянутое вверх главное здание заканчивается ярусами кокошников, которые, повышаясь, выдвигаются друг над другом по направлению к центральной луковичной главе; по углам были расположены сначала две, а позднее четыре главы.

Кроме главных кремлевских соборов, при Иване III и Василии III был построен или перестроен в Кремле ряд других каменных церквей.

Церковное строительство в Кремле в конце XV в. приняло чрезвычайно широкий размах. Оно велось с определенной целью создать на старом основании совершенно новый архитектурный ансамбль. При этом значительное число каменных и деревянных церквей, уничтоженных пожарами и не имевших за собой исторической пли религиозной традиции, не было возобновлено.

Новые великолепные соборы  должны были соответствовать значению Москвы как центра могущественного Русского государства. Эту же цель преследовала перестройка и великокняжеского дворца.

Старый деревянный великокняжеский дворец, состоявший из пристроенных друг к другу жилых помещений (горниц, пзб, повалуш, сенников, светлиц), ко времени Ивана III совершенно не соответствовал высокому положению, которое занимал «государь всея Руси» в отношении своих подданных и представителей иностранных держав. Властитель огромной страны вынужден был принимать иностранных послов в весьма скромной обстановке. Как почти все жилые московские дома того времени, дворец был построен на подклети. Со стороны соборной площади на второй этаж вела каменная лестшща, в начале которой посла встречали высылаемые великим князем окольничий и дьяк. Внутренние жилые помещения были расположены фасадом к Москве-реке и поэтому назывались «набережными». Когда посол императора Николай Поппель попросил великого князя говорить с ним наедине, Иван III «ему велел у себя быти и поговорил с ним в набережной горнице, поотсту-пив от бояр». В этой части дворца были расположены и комнаты великой княгини Софьи; после приема у великого князя послы отправились поклониться великой княгине, которая принимала их в «средней новалуше». В другом случае упоминается, кроме того, «набережный сенник», где одному послу передали поклон от Софьи, не пожелавшей по какой-то причине лично принять посла.

Началом постройки нового каменного дворца следует признать сооружение Благовещенского придворного собора. В каменной подклети этой церкви было устроено хранилище для казны великого князя. Между Благовещенским и Архангельским соборами в 1485 г. был заложен большой каменный погреб на Казенном дворе.

Постройка каменных парадных и жилых помещений дворца началась в 1487 г. В этом году Марк Руффо (Марко Фрязин) начал строить «палату велику» на том месте, где с набережной стороны находился терем. Впоследствии эта большая ' палата называлась «набережной». В 1491 г. приступили к постройке большой Грановитой палаты, предназначенной для парадных приемов.

Грановитая палата, квадратная в плане, делится внутри массивным столбом на четыре равные части. Вверху она заканчивается сводчатым потолком. Здание увенчивалось карнизом с крышей на четыре ската. В трех стенах прорезаны были окна, которые 'в некоторых местах расположены в два ряда. Снаружи здание обработано гранеными камнями, от которых оно и получило название «грановитой».

Перестройка жилой части дворца началась с 1492 г. 5 апреля этого года великий князь со всей семьей переселился на новый двор князя Ивана Юрьевича Патрикеева, а «старый свой двор велел разобрати». В качестве временного жилища для великого князя был поставлен «двор деревян за Архангелом». Во время страшного пожара 16 июля 1493 г., уничтожившего почти все деревянные строения Кремля и значительную часть посада, сгорел и временный великокняжеский деревянный двор. Иван III принужден был перебраться из Кремля в «крестиянские» (посадские) дворы, стоявшие вблизи церкви Николы Подкопаева у Яузы. В ноябре он возвратился в Кремль, в выстроенные для него новые деревянные хоромы.

Каменный дворец, построенный ца подклети, производил на современников: большое впечатление. Главный фасад его был обращен к дворцовой площади, с которой в верхний парадный и жилой этажи вели три лестницы: одна из них, южная, начиналась от паперти Благовещенского собора, другая, «красная» (парадная), непосредственно примыкала к Грановитой палате; между ними находилась средняя лестница. Все три лестницы заканчивались передними переходами, носившими название верхнего «Красного» крыльца. Отсюда одна дверь вела в. сени Грановитой палаты,а другая—в «каменные сени». Последние сообщались с группой комнат, также служивших для парадных приемов: Средняя, или Золотая палата, Столовая изба, Брусяная изба, Средняя брусяная изба, Брусяная изба выходная, Набережная малая палата, Набережная большая палата. В северной. стороне дворца находились: Наугольная палата', Постельная изба с сенями, Проходная палата к хоромам великой княгини, хоромы великой княгини и ее-приемная (Западная палата). Южный фасад дворца, заканчивавшийся вблизи церкви Рождества Предтечи, занимали Набережные терема, к которым с внутренней стороны прилегал «сенник» с различными покоями.

Постройка кремлевских стен началась с южного участка, обращенного к Москве-реке. 19 июля 1485 г, Антон Фрязин заложил на месте старых Чишковых (или Шешковых) ворот «стрельницу» (башню), а под нею вывел «тайник», т. е. скрытый под землей ход к реке, позволявший беспрепятственно снабжать защитников Кремля водой в случае неприятельской осады. От этого тайника произошло название башни «Тайнипкая».

В 1487 г. была построена угловая Беклемшпевская стрельнипа, а в 1488 г. заложена выше по течению реки другая стрельнипа с тайником, на месте старой Свиб-ловой башни.В 1490 г. поставили две стрельницы: одну—у Боровицких, а другую — у Константино-Еленинских ворот; одновременно была построена стена от Свибло-вой стрельницы до Боровицких ворот. Этими работами была закончена постройка кремлевских стен, обращенных к Москве-реке. В следующем году приступили к постройке укреплений восточного фасада, составлявшего вторую сторону треугольника кремлевских стен. В 1491 г. заложили две стрельницы: Фроловскую (Спасст;ая башня) и Никольскую, в 1492 г.— крайнюю угловую стрельницу с тайником, который вел к реке Неглинной, а также стену, соединявшую Фроловскую стрельницу с Никольской.

Наибольшие трудности представляла постройка стен западной части Кремля, расположенной по высокому берегу Неглинной, где необходимо было предварительно произвести сложные работы по укреплению береговой возвышенности. Кроме того, правый берег Неглинной был густо застроен деревянными церквами и жилыми дворами, что при небольшой ширине речки было опасно в пожарном отношении и давало врагу хорошее укрытие во время осады крепости. В 1493 г. повелением великого князя «церкви сносиша и дворы за Неглимною; и постави меру от стеньг до дворов сто сажень да девять». Расстояние в 109 саженей примерно равнялось дальности- полета стрелы. В 1495 г. стена на участке, обращенном к Неглинной, была заложена «не по старой основе,—града прибавиша». С постройкой стены по Неглинной сомкнулся треугольник укреплений Кремля.

В 1508 г. после возведения последних стен и башен производились работы по устройству водяного рва, шедшего вдоль восточной стены Кремля и соединявшего Неглинную с Москвой-рекой. Ров, по данным 1701 г., имел ширину в подошве от l^js до 16 саженей, вверху —17 саженей и глубину — от 4/^ до 6 саженей. Вода поступала из Неглинной и удерживалась во рву посредством шлюзов.

Длина всего обвода Кремля составляла 2270 м. В плане линия стен, если исключить небольшую кривизну, представляла фигуру, почти равнобедренного треугольника. Но в то же время каждая сторона имела ряд небольших исходящих и входящих углов, чем достигалось хорошее фланкирование подступов. Всего таких углов (кроме вершины треугольника) насчитывалось около 25. На основании обследования и раскопок есть данные предполагать, что не только фундамент,, но и вся нижняя часть стены были сложены из белого камня (постепенно, при ремонте выкрошившихся наружных частей она была облицована кирпичом).

В соответствии с рельефом местности высота стен колебалась в пределах от 8 до 17 метров. Наиболее высокие стены были построены с восточной стороны, не имевшей естественной водной преграды. Наоборот, с северо-западной стороны, где подход затруднялся руслом болотистой Неглинной, стены заметно понижались. Толщина стен была почти одинаковой (4—5 метров). Наверху стен была устроена довольно широкая площадка, защищенная зубцами, которая "служила для обхода стен поверху. С внешней стороны защитники крепости могли быть прикрыты парапетом с зубцами, часть которых имела прорези для стрельбы.

На каждой стороне треугольника стен было воздвигнуто по 7 башен (считая угловые для каждой стороны). Таким образом, всего было построено 18 башен, некоторые "были проездными. В настоящее время проездными являются башни:

Боровицкая и Троицкая— на северо-западной, Фроловская (Спасская) и' Никольская — на восточной стороне.

Каждая башня с точки зрения условий обороны представляла собой как бы самостоятельную крепость. Она могла бы защищаться и в том -случае, если бы соседние участки крепостной стены были заняты противником. В толще стены на всем ее протяжении были устроены внутренние ходы, которые соединяли между собой все башни.

Впереди проходных башен были построены для прикрытия ворот «отводные стрельницы» в виде невысоких квадратных башенок. Через водяной ров, проходивший с восточной стороны, были переброшены у Фроловских и Никольских ворот подъемные деревянные мосты. Для цепей подъемных мостов были сделаны особые щели в башнях. Троицкая башня соединялась с противоположным берегом Неглинной каменным мостом, опиравшимся на арочное основание; по бокам моста были устроены парапеты с зубцами.

Позднейшие перестройки несколько изменили первоначальный вид Кремля, хотя основная часть его сохранилась от XV в. Башни сначала не имели высоких перекрытий, сооружение которых относится к XVII в., и заканчивались площадкой с зубчатыми прямоугольными выступами и низкой конусообразной кровлей, дававшей прикрытие защитникам и предохранявшей верхнюю часть башен от разрушения; Деревянная кровля шла также вдоль всей стены.

Система обороны Кремля была связана с сетью подземных сооружений — тайников, часть которых предназначалась для укрытия людей и, может 'быть, ценностей, а часть — для обеспечения защитников водой (тайники к Москве-реке, и внутренние колодцы).

С точки зрения военно-инженерного искусства ростовский Кремль представлял собой выдающееся сооружение соответствующее всем требованиям оборонительной техники XV века.



  © Реферат плюс


Поиск

  © REFERATPLUS.RU  

Яндекс.Метрика