Полезное

Календарь
Май
Пн 1 8 15 22 29
Вт 2 9 16 23 30
Ср 3 10 17 24 31
Чт 4 11 18 25  
Пт 5 12 19 26  
Сб 6 13 20 27  
Вс 7 14 21 28  

Средние слои в современной России



Скачать: Средние слои в современной России

Повышенный интерес к проблеме формирования средних слоев в социальной структуре современного российского общества объясняется многими причинами. Прежде всего и в главном, объективным состоянием социальной структуры российского общества, масштабом тех преобразований, которые произошли за годы реформ и которые привели к качественной трансформации всей социально-экономической системы. Изменились критерии социальной дифференциации, возникла многомерность социального структурирования общества, в процессе становления находятся экономические классы - класс собственников и класс наемных работников. Заметим также стремление многих исследователей перенести модель социального структурирования западного общества на российскую действительность.

Известно, что средний класс в структуре развитых капиталистических стран представляет собой совокупность социальных слоев, занимающих промежуточное положение между основными классами (высшим и низшим) в системе социальной стратификации, характеризуется неоднородностью, противоречивостью интересов, сознания и политического поведения [1]. Это дает основание многим авторам говорить о нем во множественном числе: "средние классы", "средние слои". Различают также старый средний класс (средние и мелкие собственники) и новый средний класс, включающий управляющих, профессиональных работников умственного труда - "белые воротнички" или менеджеры.

Практически во всех развитых странах доля среднего класса составляет примерно 55-60%. Старые средние слои - мелкие предприниматели, торговцы, ремесленники, представители свободных профессий, мелкое и среднее крестьянство, мелкие собственники товарного производства - подвержены изменению. Стремительный рост технологии и науки, всплеск сферы услуг, а также всеохватывающая деятельность современного государства способствовали появлению на современной арене армии служащих, техников, интеллигенции, не владеющих собственными средствами производства, но живущих за счет продажи собственной рабочей силы и знаний. Если раньше в капиталистических обществах независимые мелкие собственники и мелкая -буржуазия составляли около 80% населения, то сегодня в наиболее развитых в экономическом отношении странах на долю наемных работников приходится около 75% активного населения. Их положение по сравнению с работниками физического труда более благоприятно: лучшие условия труда, более высокие доходы и пенсии, продолжительнее отпуск. Особенность этого процесса состоит и в том, что с ростом численности нового слоя не обеспечиваются привилегии, которые раньше давало образование. Теперь знания (технические и гуманитарные) довольно быстро устаревают, а дипломированные специалисты оказываются в полной зависимости либо от государства, либо от крупных корпораций. Как раньше промышленная революция разрушила ценность высококвалифицированных ремесленников, превратив их в наемных рабочих, так сегодня научно-техническая революция ставит в сходное положение многочисленных служащих и специалистов. В современных индустриальных и постиндустриальных обществах нет непосредственных отношений между собственниками и рабочими. Появился новый слой, который управляет технологией и организацией труда (менеджеры), но он также неоднороден: часть его расположена ближе к рабочему классу, другая часть ближе к буржуазии. Данный социальный слой соединяет в себе и новые производительные, и новые управленческие функции. Таким образом, большинство средних слоев в высокоразвитых странах уже не составляют частные собственники, мелкая буржуазия, но преобладают социальные категории, экономической базой которых является личный труд (знания) и определенные функции управления, а не частная собственность.

Слой менеджеров в западных странах уже в 30-е годы своей деятельностью, включающей планирование, организацию, координацию и контроль, превратился в профессиональных управляющих. Будучи наемными профессиональными работниками, они стремятся с помощью разработанных методов, принципов и норм повысить эффективность предпринимательской деятельности. Этим и вызвано появление менеджеров и менеджмента как специфического вида деятельности управления вначале на промышленных предприятиях, а позже в общественных учреждениях, и, наконец, в органах государственного управления. Область менеджерского управления распространяется и на менеджерский маркетинг. Менеджерское управление маркетингом отличается от классического обращения, то есть от продажи товара. Оно связано с системой коммуникаций и информации, с компьютеризацией этих процессов, банком данных, с ежедневной информацией о движении товаров и капитала на рынке. Такой подход к менеджменту и менеджерам как особой профессии управляющих свидетельствует об одном существенном социальном феномене современного мира, проявляющемся в отделении капитала-собственника от капитала-функции, и о появлении новой социальной группы в социальной структуре общества.

В современном российском обществе средние слои формируются как за счет предпринимателей, частных собственников [2], так и за счет слоя менеджеров, численность которых будет расти в условиях оживления производственной деятельности. К сожалению, ни статистика, ни социологические исследования сегодня не дают четкой картины по этому вопросу. Попытаемся на основе наших данных, которые пока ограничены, приблизиться к рассмотрению данной ситуации.

В социологической литературе понятия "средний класс", "средний слой" используются достаточно часто. Предметом анализа становятся содержание, структура, качественный состав, критерии выделения этого социального образования в связи с трансформацией социальной структуры российского общества [3]. Причем очень часто делается попытка расширительного толкования его границ, отождествления с какими-либо уже существующими группами. Так, на основании экспертного анализа, Р.В. Рывкина делает вывод о том, что "средний класс формируется из всех слоев общества - от рабочих и колхозников до крупных бизнесменов, от учителей до академиков, от рядовых инженеров до директоров предприятий, от уличных торговцев до сотрудников банка" [4]. Подобный подход достаточно спорен, ибо указанный набор групп не может по своей природе обладать качествами, образующими единую социальную общность. Здесь все - и собственники (крупные), к которым, кстати, могут быть отнесены и представители правящего класса - директора предприятий, и банкиры, и наемные работники всех уровней.

В научный оборот вводится понятие "срединная часть". Впервые его использовала применительно к анализу статусных и социально-демографических портретов групп, формирующих социальную структуру, Т.И. Заславская. Исследуя эту основную срединную часть российского общества, куда не входят представители политической и экономической элиты, а также "социальное дно", она делит ее на следующие четыре слоя: верхний средний слой - средние и крупные предприниматели, средний слой - мелкие предприниматели, менеджеры производственной сферы, управляющие непроизводственной сферы (госаппарат), высшая интеллигенция, рабочая элита, кадровые военные, базовый слой - массовая интеллигенция, полуинтеллигенция, работники торговли и сервиса, индустриальные рабочие, крестьяне. нижний слой - неквалифицированные работники [5].

Другие исследователи более сдержанны в оценках сегодняшнего состояния и перспектив развития среднего класса в России. Речь идет лишь о его потенциальных ресурсах, к которым можно отнести специалистов высшей и средней квалификации промышленности и науки, руководителей высшего и среднего звена управления, преподавателей вузов и школ, медицинских работников и некоторых других категорий "служилого" населения [6].

Более того, говоря о потенциале среднего класса, обращают внимание на такой существенный момент, как его фактическое размывание, то есть, на деструктуризацию, дезинтеграцию, а не на интегрирующие, консолидирующие начала. Драматизмом развития российского общества социологи называют процесс маргинализации, что привело к резкой поляризации общества, делению на "очень богатых" и "очень бедных", в подобной структуре просто нет места среднему классу [7]. Об этой тенденции свидетельствуют как  данные государственной статистики, так и конкретных социологических исследований. Стратегия экономической политики, осуществляемой в 1992-1996 годах, привела к резчайшему разрыву в уровне благосостояния населения. По данным Госкомстата России соотношение доходов 10% наиболее и наименее обеспеченного населения составило 12,8 раза в январе 1997 года. С 1992 года наблюдается сокращение доли оплаты труда в структуре денежных доходов населения. В 1996 году эта доля сократилась на 27,4 процентных пункта и составила 42,5%. Но для большей части занятого населения она остается основным источником дохода. Социальные трансферы, доля которых невелика в денежных доходах населения, сократилась за этот период с 14 до 13%. В январе 1997 года численность населения с денежными доходами ниже прожиточного минимума составила 21,6% [8]. В то же время, как считает ряд экономистов, официальный порог бедности является заниженным, он вдвое выше официального прожиточного минимума и за его пределами находится более 40% населения [9].

По данным исследований, проведенных авторами в Иркутске и Нижнем Новгороде в 1993-1995 годах, среди городского занятого населения доля неимущих (обладают минимальными средствами только для поддержания жизни) составляет более 50%. малообеспеченных (имеют средства только на повседневные нужды и в случае крайней необходимости располагают минимумом для лечения и укрепления здоровья) - 30%.

Как видим, произошло абсолютное и относительное снижение жизненного уровня, социального статуса, условий труда, престижности и численности многих социально-профессиональных групп (ученых, инженеров, офицерства, преподавателей и др.) и одновременно рост престижности и численности других групп (банковских работников, служащих госаппарата и т.д.). Итак, разброс мнений относительно определения среднего класса в России даже на основании приведенных данных достаточно широк.

Современные сложные социальные процессы требуют разнообразных методологических подходов и конкретных процедур исследования. Обнаружение на эмпирическом уровне результатов развития стратификационных процессов дает объективную картину состояния социальной структуры общества.

Прежде чем приступить к изучению названного предмета исследования, мы попытались ответить на вопрос - корректно ли употребление применительно к сегодняшнему состоянию российского общества такого понятия, как класс? С нашей точки зрения, не совсем правомерно. Социальная структура сегодня характеризуется дезинтегрированностью - старые классы, детерминированные единой государственной формой собственности и жесткой вертикалью властных отношений, фактически разрушены, новые (экономические) только нарождаются. Поэтому более приемлемы для определения социально-структурных общностей такие категории, как группа, слой, страта. Тем более когда речь идет о средних слоях, занимающих срединное место в социальной иерархии. То. что такие слои формально существуют - очевидно. Главное определить их долю, состав и другие параметры социального функционирования. И здесь мы подходим к довольно сложному (и методологически, и  эмпирически) решению вопроса о критериях выделения средних (срединных) слоев.

На наш взгляд, к средним (срединным) слоям общества, которое не приобрело еще четких контуров социально-слоевой структуры, можно отнести тех, кто по своим социальным позициям, безотносительно того, какую отдельную социальную группу он представляет, занимает срединное положение в социальной вертикали. При всей относительности указанный подход характеризуется определенной масштабностью, ибо дает возможность, используя избранный критерий, охватить различные социальные группы конструктивностью, ибо на основании его применения можно вычленить новый социальный феномен, динамизмом, ибо отражает изменяющийся характер общественного развития, новые моменты в развитии социальной иерархии. При таком подходе используются нестандартные методы исследования этого сложного социального явления.

Информационной базой послужили данные социологического исследования, проведенного Институтом социологии в 1996 году в Республике Калмыкия (руководитель З.Т. Голенкова). В исследовании использовалась многоступенчатая комбинированная выборка с применением квотного метода. Единицей отбора (первая ступень) выступил г. Элиста. Предварительно заданная качественная структура объекта исследований (население города), диктуемая его целями (предприятия разной формой собственности и группы по социальному положению), использовалась в дальнейшем при расчете долей отбора на последующих ступенях. На второй ступени произведен отбор предприятий, учреждений, представляющих основные виды собственности: акционерные, арендные, частные предприятия; основные отрасли хозяйства республики: промышленность, строительство и транспорт, наука и просвещение, здравоохранение, культура. На третьей ступени производился случайный отбор респондентов по карточкам предприятий. Расчет выборочной совокупности составил 500 единиц. Таким образом, в выборку попали директора предприятий и их заместители, а также руководители среднего и низового звеньев управления, наемные работники различных секторов занятости (государственного и частного) и отраслей хозяйства. Это - рабочие, служащие, интеллигенция.

Для определения срединного положения группы в социальной иерархии нами был построен сводный индекс (показатель) "средний слой". Основными его слагаемыми явились следующие индикаторы. Первый - определение качества семейного бюджета в среднем в течение года. Отбирались альтернативы среднего состояния. Второй - общая удовлетворенность материальным положением. Отбиралась позиция 3 по пятибалльной оценочной шкале. Третий - соотнесение со стратификационной структурой общества (самоидентификация). Отбиралась позиция "средний слой". Таким образом, сводный показатель имел одно фиксированное значение. Балл 1 получили респонденты, отметившие указанные позиции трех вопросов анкеты (группа 1). Балл 2 - все остальные опрошенные (группа 2). В результате выделена специфическая группа, составившая 6,5% общей выборочной совокупности. Именно эта группа обладает, по нашему мнению, достаточными основаниями для того, чтобы быть условно включенной в средний (срединный) слой изучаемой нами выборочной совокупности. Сразу должны отметить, что доля ее невелика. Это определяется как особенностями региона, так и общим социальным развитием страны. Расчет по другим регионам - г.г. Иркутск, Нижний Новгород - показал, что величина этой группы не превышав! 9% общей выборочной совокупности.

Рассмотрим далее основные социальные характеристики полученной общности и прежде всего социальную среду формирования, иначе говоря, ее социальный состав. Можно отметить следующие социальные группы, образующие основной костяк (ядро). По убыванию удельного веса следуют: руководители среднего и низового уровней: заведующие лабораториями, отделами, секторами, бригадиры, мастера (около 45%), затем финансовые работники (25%), работники науки и образования (12%). Незначительными долями представлены инженерно-технические работники, рабочие различной квалификации. Как мы видим, сюда не вошли представители "директорского корпуса". Они формируют слой богатых, а основной контингент группы 2 -это работники, доходы которых, и самооценка не позволили включить их в медианную группу. Таким образом, утверждать, что средние слои формируются на широкой социальной основе, по нашему мнению, пока преждевременно. Это может произойти только при определенных условиях, прежде всего при изменении социальной ситуации в стране, то есть при изменении материального положения ее граждан, главным образом при увеличении доли среднедоходной части общества.

Другими словами, этому должны способствовать политика доходов (выравнивание и усиление роли заработной платы в доходах, либерализация налоговой системы, адресность социальных выплат), улучшение условий деятельности малого и среднего бизнеса, формирование высокопрофессионального и эффективного корпуса государственных чиновников, интегрирование в систему рыночных отношений интеллигенции. По некоторым данным, только 10% интеллигенции адаптировались к современным российским условиям. Большинство же ее находится в состоянии глубокого кризиса (низкие заработки, падение социального статуса, невозможность порой работать по специальности и т.д.).

Но все это в первую очередь зависит от активизации производства, от развития наукоемких и высокотехнологических отраслей народного хозяйства и, соответственно, от роста численности и престижа высококвалифицированных специалистов.

Говоря о социальном составе, важно проследить уровень профессионализма данного слоя. Это достаточно сложная категория, индивиды, входящие в него, имеют определенный тип профессионального образования, удовлетворены своей профессией и возможностями, предоставляемыми им для повышения образования, квалификации. Судя по социальному составу, можно сказать, что представители данного слоя - профессионалы в общем понимании этого слова, ибо получили в большинстве своем высшее образование (техническое или гуманитарное). Более того, 63,3% из них отметили, что полученные ими профессия и квалификация соответствуют требованиям выполняемой в настоящее время работы. Они также весьма положительно оценивают возможности для повышения квалификации в той организации, где работают (47% отметили даже значительные возможности). Общая удовлетворенность профессией и должностью велика. Омрачает их положение как работников отсутствие возможностей повышения оклада. В случае смены работы основным фактором становится стремление повысить зарплату. Но даже если есть угроза безработицы, 60% опрошенных отметили, что будут искать работу по той же специальности.

Какими видами собственности владеют средние слои? Существуют ли различия между ними и опрошенными всех других слоев в этом отношении? Анализ показывает, что существенных различий не существует. Приватизированная квартира, дача с небольшим участком земли, акции и некоторые другие ценные бумаги - владение этими символами благополучия распределяется примерно одинаково. Исключение составляет лишь владение автомобилем, здесь доля владельцев среди первых в 3 раза больше, чем среди всех остальных. Что касается таких атрибутов буржуазного предпринимательского бытия, как владение магазином, предприятием, техническими средствами и механизмами, то здесь наблюдается их явное отсутствие среди опрошенных всех социальных групп. Таким образом, говорить о каком-либо ином качестве потребления материальных благ у средних слоев пока не приходится. На фоне всеобщего обеднения формирование этой социальной группы имеет не качественные, а количественные различия. Средние слои сегодня по своему достатку почти так же бедны, как и другие (бедные) слои. Они так же, как и прежде, отчуждены от собственности. Так что класс собственников, который должен был родиться из недр политики экономического реформирования, прежде всего приватизации, стал еще одним социальным мифом нашей действительности.

Процесс отчуждения касается не только собственности, но и власти. За годы реформ гражданами утрачена всякая возможность влиять на политические решения, общество стало бессубъектным. Если раньше, в эпоху социализма, существовали представительные органы общественного самоуправления, прежде всего в виде Советов различных уровней, то теперь в период широко декларируемого постулата о строительстве, гражданского общества социальные позиции представителей различных социальных групп отличаются особенно низким уровнем участия в принятии решений - производственных, политических, других. При ответе на вопрос: "Оказываете ли Вы влияние на деятельность администрации предприятия, где работаете?", только 20% представителей средних слоев ответили положительно (среди остальных - 7%). Достаточно существенные различия объясняются тем, что в средние слои (как мы отметили выше) входит и определенная часть управленческого аппарата. А вот среди влияющих на политику местных властей, тем более на политику правительства страны, доля ответивших утвердительно колеблется от 2,3 до 0,5% в первом случае и полным отсутствием таковых во втором. В результате наблюдаем процесс исключения или самоисключения индивидов и целых социальных групп из социальных и политических структур. Средним слоям традиционно отводят роль стабилизатора социальных отношений, они должны способствовать поддержанию порядка в стране, быть "гарантом общественной безопасности", способствовать разрешению конфликтов и т.д. Одним словом, если развитие страны идет по демократическому пути, то средний класс (срединные слои) являются рычагом, ослабляющим поляризацию общества. Теперь попытаемся проанализировать данные нашего исследования, характеризующие указанный аспект.

Существует тесная взаимосвязь между реформированием экономики, экономической эффективностью и социальной справедливостью. Именно сочетание этих параметров социально-экономической политики определяет уровень конфликтное™ в стране.

Осевой вопрос, который детерминирует позиции россиян к сложившейся ситуации - это отношение к бедности и богатству, к справедливости-несправедливости. Если исходить из априорного утверждения, что средние слои сами являются в определенной степени зажиточной категорией населения и стремятся к материальному достатку, то важно выяснить их позицию по этому вопросу. Между тем на вопрос "Справедливы ли различия в нашем обществе между бедными и богатыми?" 33,3% ответили, что они несправедливы, а 30%, что справедливы. Разница, как мы видим, невелика, хотя все же большая доля полагает, что происшедшее расслоение носит оттенок несправедливости. Почему? Каково все же отношение средних к формированию группы богатых? Что помогло людям разбогатеть? Из десяти предложенных альтернатив первые три места заняли следующие характеристики: ранее занимаемая высокая должность (70%), разграбление и присвоение государственной собственности и коррупция, подкуп государственных чиновников (по 60%). Два последних - энергичность и предприимчивость, везение и счастливый случай. Примечательна иерархия факторов: с точки зрения людей со средним достатком (не бедных!) "честность и законность" происхождения богатых является нонсенсом. Возможно, при этом сказывается и инерционность действия уравнительного принципа в распределении, который существовал в течение многих десятилетий, и тем не менее факт есть факт, и это не может не сказываться на создании атмосферы социально-психологической напряженности со стороны слоя, который призван быть социальным стабилизатором. А бедные? В чем здесь причина и какова иерархия предложенных позиций. Разорение людей вызвано политикой властей (63,3%) - эта позиция самая существенная. Из остальных весомы - "боязнь риска", "отсутствие стремления к успеху, продвижению" (40 и 30% соответственно). И как бы подытоживает круг вопросов следующий: "В чьих интересах действует правительство в настоящее время?" "В интересах отдельных групп населения" - ответило 70% населения. Безусловно можно говорить лишь о настороженности и подозрительности к политике властей со стороны анализируемого слоя. В реализации каких программ видят средние слои проведение этой политики? Предложенные альтернативы можно разделить на две группы. К первой (например: "обеспечить нуждающихся только гарантированным минимумом", "предоставить частным компаниям самим устанавливать объемы зарплаты, цен, прибыли") относятся те, которые  полагают, что необходимо утверждение рыночных отношений. Ко второй (например, "обеспечить каждому достойный уровень жизни", "ввести контроль за ростом цен") те, которые придерживаются необходимости возврата к распределительным отношениям. Особый интерес анализ данных приобретает при сопоставлении ответов средних слоев с ответами других групп, попавших в выборку. Следует ответить, что при ответе на вопросы первой группы средние слои обнаружили большую степень активности. Иначе говоря, там, где речь идет о возврате к прежним советским ценностям и нормам бытия, бедные слои более ортодоксальны. И хотя доля ориентированных на рыночные отношения внутри среднего слоя в целом невелика, тем не менее мы можем констатировать наличие разных социальных типов в социально-стратификационной структуре общества.

Для современного состояния российского общества характерно динамичное развитие структурных процессов. Поэтому актуальным становится рассмотрение новой системы социальных ценностей: социально-политических, социо-культурных. Респондентам был предложен ряд тестов, с которыми они должны были согласиться или не согласиться. Это касалось свободы и несвободы людей, приобретенных или утраченных прав (на труд, образование, медицинское обслуживание и т.д.). Вообще тема "средние слои и социальная свобода" требует специального рассмотрения. Здесь отметим лишь некоторые позиции. Итак, согласны со следующими суждениями (суммирование баллов 4 и 5 по пятибалльной шкале):

- я свободен, так как теперь есть реальная свобода слова, печати, собраний, демонстраций - 10,8%;

- я свободен, так как сейчас есть реальная свобода совести, вероисповедания - 26,7%;

- я свободен, так как теперь могу устраивать свою жизнь сам - 23,3%;

- я не свободен, так как теперь лишен права на труд - 33,3%;

- я не свободен, так как оплата моего труда не обеспечивает мне прожиточного минимума - 38,0%;

- я не свободен, так как нет уверенности в завтрашнем дне - 50,0%.

Когда мы говорим об усилении социальной дифференциации и о социальном неравенстве в обществе, часто не принимаем во внимание тот факт, что неравенство в доходах, имущественном положении - скорее внешнее проявление глубинных социальных процессов. Существуют сложнейшие проблемы равенства социальных возможностей различных слоев населения, социальных гарантий, на реализацию которых должна быть направлена политика государства, объявившего себя социальным и демократическим.

Последний сюжет, на котором мы хотим остановиться - это особенности структуры потребления средних слоев и их динамика. Можем ли мы на основе данных, которые получили, говорить о падении или росте уровня жизни среднедоходных слоев? Итак, за последний год остались без изменения питание, покупка одежды. Ухудшились возможности отдыха, путешествий, экскурсий, посещение театров, а также покупка предметов культурного назначения. Одним словом, все, что связано с воспроизводством социокуль-турного потенциала личности, постепенно деградирует, человеку, даже принадлежащему к среднему слою, хватает средств лишь для того, чтобы накормить себя и своих ближних, купить одежду.

Мы рассмотрели лишь некоторые аспекты формирования средних слоев, которые в любом цивилизованном обществе составляют его костяк, являются наиболее массовой и активной социальной силой. Наш анализ показал, что эта медианная группа по доходу включает занятых в общественном производстве людей, имеющих высокий образовательный и профессиональный уровень, идентифицирующих себя со средним слоем. Имея в виду эти критерии, мы можем считать их определенной социальной общностью. С другой стороны, учитывая явное падение уровня потребления, отсутствие качеств, свидетельствующих об их стабилизирующем значении в обществе, а также незначительную долю в общей выборочной совокупности, говорить об устойчивости этого слоя не приходится. Перспективы становления собственно среднего класса в России сейчас крайне ненадежны. Прежде всего это связано с тем, что экономическое состояние страны и налоговая политика приведут к еще большему обнищанию тех массовых групп, которые призваны историей стать средним классом. К сожалению, их бедственное положение можно расценить не как временное, а как постоянное явление. Формирование средних классов может произойти только с учетом новых реалий, главным образом, в сфере социально-экономических отношений, структурной перестройки экономики, трансформации социальной политики.

Список литературы

1. См. Income МоЫШе and Middle class. Washington, PC, AEI Press. Danziger. Sand P. Gottschalk, 1995.

2. Алексич М. Социология и менеджмент. М., 1994; Заславская Т И. Бизнес-слой российского общества: понятие, структура, идентификация // Социальные и экономические перемены: мониторинг общественного мнения. Информационный бюллетень, 1994, Ж 5; Городские средние слои современного капиталистического общества. М., 1963; Надель С.Н. Современный капитализм и средние слои. М., 1978.

3. Трансформация социальной структуры и стратификация российского общества. М.. 1996.

4. Рывкина Р В Эксперты о среднем классе // Экономические и социальные перемены: мониторинг общественного мнения. Информационный бюллетень, 1993. № 10.

5. Заславская Т,И. Стратификация современного российского общества // Экономические и социальные перемены: мониторинг общественного мнения. Информационный бюллетень. 1996, № 1.

6. Умов ВЦ. Российский средний класс: социальная реальность и политический фантом // Полис. 1993, №4. 1.Голенкова З.Т..  Игитханян  Е.Д.,  Казаринова  И.В.  Маргинальный слой:  феномен  социальной самоидентификации // Социс, 1996. № 8.

8. Социально-экономическое положение России. М.: Госкомстат России, 1997, № 1. С. 53 (расчет); Россия в цифрах. М.: Госкомстат России, 1997. С. 51.

9. Медведев М. Проблемы экономической безопасности России // Вопросы экономики, 1997, № 9.



  © Реферат плюс


Поиск
Реклама

  © REFERATPLUS.RU  

Яндекс.Метрика