Полезное

Календарь
Май
Пн 1 8 15 22 29
Вт 2 9 16 23 30
Ср 3 10 17 24 31
Чт 4 11 18 25  
Пт 5 12 19 26  
Сб 6 13 20 27  
Вс 7 14 21 28  

1. Сущность и методология социально-культурного проектирования



Скачать: 1. Сущность и методология социально-культурного проектирования

Основные дидактические единицы:Понятие социокультурного проектирования (сущность, объект, цели, задачи, приоритетные области). Программа и проект как результаты проектной деятельности (особенности, условия и формы осуществления). Мировоззренческие основы проектной деятельности, целевая установка и варианты проектных стратегий. Технологические и содержательные элементы проектирования (проблематизация, целеполагание, инструментализация, развертывающаяся система действий). Специфика целевого обоснования проекта и формирования его содержательных разделов. Социально-культурная деятельность как объект проектирования (содержание и специфика проблемного поля культуры и социума в контексте проектирования). Содержание процессуальных аспектов культуры и задачи проектной деятельности. Предметно-результативный уровень культуры: содержание, приоритеты и проблемы проектирования. Ценностно-нормативный срез культуры как мировоззренческая основа проектной деятельности. Направления проектной деятельности в области развития культурной инфраструктуры. Понятие “регион” в контексте проектирования. Специфика отраслевого и территориального подхода к культуре как объекту проектирования. Принципы социокультурного проектирования. Проблемно-целевая ориентация как ведущий технологический принцип проектной деятельности.

1.1. Теоретические основания социокультурного проектирования

Преимущества технологии проектирования по сравнению с другими методами целенаправленных социокультурных изменений заключается в том, что она сочетает в себе нормативный и диагностический подходы, характерные для программирования и планирования. При разработке программы акцентируется нормативная сторона изменений, т.е. образ “должного” доминирует над диагнозом ситуации и реальной оценкой имеющихся ресурсов, поэтому общая стратегия программы оказывается слишком абстрактной. Планирование же, наоборот, слишком детально предписывает цели, результаты и способы деятельности. В отличие от них проектное решение не имеет ярко выраженного директивного или отчетного характера, т.е. не является нормативным документом в строгом смысле, который включает перечень намечаемых на перспективу мероприятий и ожидаемых от них результатов. Создавая образцы решения конкретных социально значимых проблем, проектирование обеспечивает научно-обоснованные управленческие мероприятия, способствующие разрешение конкретной ситуации. Органично сочетая нормативный и диагностический аспекты, проектирование, во-первых, разрабатывает модель “должного” в соответствии с наличными ресурсами; во-вторых, соотносит проблему с общим образом ее решения, допуская альтернативные пути и средства достижения цели; в-третьих, задает более обоснованные временные рамки решения проблемы, обусловленные характеристиками проблемной ситуации.

Таким образом, социокультурное проектирование — это специфическая технология, представляющая собой конструктивную, творческую деятельность, сущность которой заключается в анализе проблем и выявлении причин их возникновения, выработке целей и задач, характеризующих желаемое состояние объекта (или сферы проектной деятельности), разработке путей и средств достижения поставленных целей.

В качестве объекта социокультурного проектирования выступает сложное образование, включающее в себя накладывающиеся друг на друга две подсистемы: социум и культуру. Расхождение, противоречие между реальной картиной и идеальными представлениями проектировщика о норме (задаваемой, в свою очередь, конкретной  культурой и социумом) составляет проблемное поле формирования и реализации социокультурных проектов. Проект в таком случае является средством сохранения или воссоздания социальных явлений и культурных феноменов, соответствующих (как количественно, так и качественно, содержательно) сложившимся нормам. При этом следует отметить потенциальное многообразие проектных решений одной и той же проблемной ситуации, что обусловлено как различными представлениями об идеальном состоянии культуры и социума (или их отдельных проявлений), зависящими от ценностной позиции проектировщика, его понимания сущности данных феноменов, так и вариативностью способов воссоздания (возрождения, реконструкции, сохранения) социальной и культурной целостности.

В этой связи ведущими целевыми ориентациями проблемно-целевого проектирования являются:

— создание условий для развития социокультурного субъекта (личности, общности, общества в целом), самореализации человека в основных сферах его жизнедеятельности путем оптимизации его связей с социокультурной средой, разрешения или минимизации проблем, характеризующих неблагоприятные обстоятельства его жизнедеятельности, активизации совместной деятельности людей по поддержанию культурной среды в пригодном для жизни состоянии, ее конструктивному изменению собственными усилиями;

— обеспечения благоприятных условий для саморазвития культурной жизни посредством стимулирования механизмов самоорганизации, осмысленного сочетания и поддержки исторически сформировавшихся и новых социокультурных технологий, элементов, явлений.

Задачи проектной деятельности:

— анализ ситуации, т.е. всесторонняя диагностика проблем и четкое определением их источника и характера;

— поиск и разработка вариантов решений рассматриваемой проблемы (на индивидуальном и социальном уровнях) с учетом имеющихся ресурсов и оценка возможных последствий реализации каждого из вариантов;

— выбор наиболее оптимального решения (т.е. социально приемлемых и культурно обоснованных рекомендаций, способных произвести желаемые изменения в объектной области проектирования) и его проектное оформление;

— разработка организационных форм внедрения проекта в социальную практику и условий, обеспечивающих реализацию проекта в материально-техническом, финансовом, правовом отношении.

Основными результатами технологии социокультурного проектирования являются программа и проект.

Программа — это развернутый документ, прорабатывающий в масштабах конкретной территории (района, города, региона, федерации) всю совокупность условий, необходимых для оптимизации культурной жизни (т.е. процессов создания, сохранения, трансляции и развития культурных ценностей, норм, традиций, технологий) и включающий в себя, помимо анализа социокультурной ситуации и обоснования приоритетов культурного развития, функционально-содержательные модели учреждений и организационно-управленческих структур, а также материально-техническое, организационное, кадровое и информационное обеспечение реализации намеченных в рамках программы мероприятий, акций, идей, инициатив.

Проект может существовать в двух формах:

а) как составная часть программы, представляющая собой форму конкретизации и содержательного наполнения приоритетных направлений развития социокультурной жизни территории;

б) как самостоятельный вариант решения локальной проблемы, адресованный конкретной аудитории.

И в первом и во втором случае проект — это как бы локальная программа, ориентированная на преодоление или профилактику различного рода проблем путем содержательных и структурных изменений в социокультурной среде и в основных сферах жизнедеятельности личности, создания условий успешной самореализации человека за счет оптимизации его образа жизни, форм и способов его взаимодействия со средой.

По содержанию проблем, определяющих актуальность проекта и новизне способов их разрешения, проекты могут быть типовыми и уникальными. Если типовые воспроизводимы в других ситуациях с небольшой корректировкой в соответствии с местными условиями (например, проекты стандартных учреждений культуры), то уникальные не могут тиражироваться в силу неповторимости ситуации и объектной области проектирования (например, проекты, связанные с реставрацией и использованием неповторимых архитектурных сооружений, природных ландшафтов и пр.).

Важнейшим структурным элементом технологии проектирования является исследовательская деятельность, поскольку именно проектировщик должен, во-первых, знать, видеть реальные проблемы функционирования той или иной объектной области (например, культуры региона, среды и условий жизнедеятельности личности, социальной группы и т.д.); во-вторых, иметь представление о идеальном состоянии целого и способах его поддержки.

Причем, исследовательская процедура выражается здесь не только в сборе эмпирических показателей с помощью социологического исследования или контент-анализа прессы. Проектирование есть прежде всего идеально-мыслимое представление о конечном продукте (параметрах того или иного явления, новом качестве объекта), которое проходит путь от проблематизации исходного состояния объектной области проектирования через формулировку целевых установок к определению конкретных методов изменения ситуации. Объектные области проектирования — и социум, и культура — рассматриваются как некие теоретические (а значит, в определенной степени — искусственные) модели, подлежащие переконструированию и усовершенствованию в рамках проекта. В процессе проблематизации они как бы подлежат искусственному расчленению и последующей “сборке” в целевой и содержательной части проекта.

Таким образом, проблематизации, целеполагание и инструментализация (т.е. содержательное оснащение проектного решения) в совокупности и составляют общую структура и алгоритм проектной деятельности.

Нижний раздел таблицы, обозначенный как развертывающаяся система действий, отражает общую логику реализации проектного решения. Мы видим, что технология проектирования и практическая реализация проекта представляют собой как бы два встречных вектора мыследеятельности. Однако в процессе окончательного оформления проектного решения субъекту проектирования необходимо мысленно воспроизвести не только “прямой” алгоритм проектной деятельности, но и логику его реализации, т.е. “обратную” последовательность развертывающейся системы действий, которая позволит смоделировать конечный результат проекта, просчитать возможности и эффективность решения проблем с помощью планируемых методов и с учетом имеющихся (или предполагаемых) ресурсов.

Следует отметить, что не только конструктивная фаза разработки проекта (этап инструментализации), но и целеполагание носит созидательный, творческий характер. Цель проекта, понимаемая как образ желаемого, всегда выходит за рамки наличного состояния объектной области проектирования. Исходя их реальных проблем, противоречий и ресурсов (т.е. данного, существующего), она включает (исходит) также и потенциальные возможности осуществления тех или иных изменений.

Процесс целеполагания начинается с анализа ситуации и выявления наиболее актуальных проблем, на разрешение или оптимизацию которых и должен быть ориентирован проект. В качестве единицы анализа могут выступать:

1. Ситуация, характеризующая совокупность обстоятельств и условий функционирования общества в целом;

2. Локальная ситуация, радиус которой совпадает с той или иной территориально-административной единицей (регион, город, район, поселение);

3. Ситуация, обусловленная вполне конкретными обстоятельствами и условиями жизнедеятельности определенной социальной категории или группы населения. Специфика этого уровня функционирования социокультурного субъекта фиксируется понятием “жизненная ситуация”, которая рассматривается как своеобразная теоретическая конструкция, позволяющая высветить взаимосвязь социальных и индивидуальных факторов, детерминирующих деятельность и поведение людей в проблемной ситуации.

Масштаб анализируемой ситуации определяет радиус действия проекта или программы. Социально-культурные проблемы, типичные для большинства регионов России, решаются в рамках Федеральных программ. Специфические региональные проблемы актуализируют программы соответствующего радиуса действия. Разрешение проблем конкретной социальной группы является целевой установкой локальных проектов.

Однако независимо от радиуса разрабатываемого проекта, необходим учет проблем всех уровней, ибо все они взаимосвязаны между собой: проблемы общенационального масштаба существенно влияют на содержание и характер жизнедеятельности человека, независимо от места его проживания, региональные проблемы могут быть общими для большинства территорий России, а проблемы социальной группы, выявленные в конкретных жизненных обстоятельствах, могут рассматриваться в качестве типичных для данной категории населения проблем в масштабах всей страны.

Выделение общесоциальных, локальных и индивидуальных ситуаций дает возможность осуществить взаимосвязь и последовательный переход разрабатываемых в рамках проектирования решений с одного уровня на другой. Так, характеристика проблем личностей и социальных групп и определение способов их разрешения составляют ядро целевого и содержательного обоснования локальных проектов, которые могут входить в региональные программы в качестве их составляющей. В свою очередь, региональные программы, ориентированные на решение общетерриториальных проблем, совпадающих с общесоциальной проблематикой, можно рассматривать как конкретизацию федеральных проектов.

Локальные проекты

Региональные программы

Федеральные программы

Целевое обоснование проекта или программы (федеральной, региональной, локальной) предполагает всесторонний анализ ситуации и определение на этой основе:

а) приоритетных сфер (или областей) проектирования;

б) категорий населения и социальных групп, которым будет адресован проект.

В процессе разработки программы очень важно найти оптимальное соотношение двух целевых установок, определяемых двумя подходами к культуре. С одной стороны, культуру необходимо рассматривать как самоценную сущность, т.е. материальную и духовную среду обитания человека, условие его развития и самореализации. Проектное мышление в данном случае предполагает понимание культуры как целостного объекта, подлежащего сохранению и воспроизводству и ориентируется на заполнение недостающих мест внутри культурного целого посредством создания систем поддержки и реставрации (например, программы музеефикации и консервации культурных норм и способов их трансляции). Ведущей целевой установкой проектов и программ в таком случае будет создание оптимальных условий, способствующих естественному развитию культуры как самоценного явления.

С другой стороны, культура (культурная деятельность) является условием и средством решения проблем и задач, находящихся в других плоскостях социального и индивидуального бытия. Проекты такого типа в качестве своей конечной цели предполагают оптимизацию процессов жизнедеятельности (человека, социальной группы, региона и т.д.), а культура выступает в качестве средства, условия такой оптимизации. Например, создание условий для возрождения и развития народных ремесел и промыслов может частично решить проблему занятости. Художественное объединение может стать средством решения социально-психологических проблем личности, способствуя социальной адаптации, признанию, самоутверждению человека, испытывающего дефицит положительных социальных связей в других сферах бытия. Проекты, формирующие соответствующие условия для развития культуры национальных меньшинств, будут объективно способствовать снижению социальной напряженности в регионе, повышать чувство удовлетворенности человека условиями своей жизнедеятельности.

Приоритетные области проектирования — это наиболее значимые в социальном и личностном плане сферы социально-культурной жизни (и соответствующие им виды деятельности), характеризующиеся максимальной концентрацией проблем и обладающие возможностями и ресурсами оптимизации человеческой жизнедеятельности. Выявление приоритетных направлений проектирования осуществляется, преимущественно, путем анализа ситуации, характеризующей совокупность обстоятельств и условий функционирования общества в целом и локальной ситуации, фиксирующей социальные, социально-демографические и социально-культурные проблемы конкретной территориально-административной единицы.

Аудитория проекта — носитель социально-культурных и личностных проблем, т.е. социальная категория или группа населения, характеризующаяся специфическими социальными и культурными особенностями и отличающаяся от других групп “композицией условий и процессов жизнедеятельности” (последние включают как те элементы, которые общность воспроизводит и стремится сохранить, так и те, которые людям хотелось бы изменить).

Проблемная ситуация в данном случае имеет четко выраженного социально-культурного субъекта — носителя определенного рода проблем, которому и адресуется проект. Ее границы фиксируют территориальную, социально-демографическую, этническую, профессиональную или возрастную общность, которая переживает определенное неблагополучие в экономической, политической, образовательной или социально-культурной сфере жизнедеятельности.

В процессе проектирования необходимо учесть основные параметры, характеризующие специфику рассматриваемой общности:

— проблемы, носителем которых является данная общность;

— социально-культурные особенности (ценности, нравы, обычаи, традиции), регулирующие поведение и социальное взаимодействие в общности;

— знания, умения и навыки, которыми владеют члены общности и которые могут быть использованы в качестве средства разрешения проблемной ситуации;

— ресурсы, потенциально доступные членам общности и которые можно задействовать в ходе реализации проекта.

Инструментальная, содержательная часть проектирования, которая представляет собой развертывающуюся навстречу целевому блоку предполагаемую систему действий, состоит в выявлении необходимых для решения задач ресурсов (средств), определении методов достижения целей (которые конкретизируются в виде мероприятий и содержания деятельности), а также форм организации усилий субъектов, задействованных в процессе реализации проекта.

Методы — это пути и способы достижения целей и решения задач, средства — совокупность приемов и операций достижения цели. В рамках проекта методы и средства конкретизируются совокупностью планируемых мероприятий.

Форма — это определенным образом упорядоченная деятельность, способ организации содержания, методов, средств, исполнителей и аудитории проекта.

Практические мероприятия служат основным инструментов реализации целевой установки проекта. Они фиксируют начало и этапы реализации проекта; определяют направления, виды, формы и содержание деятельности; привлекают дополнительные ресурсы, необходимые для реализации целей и задач каждого этапа.

Практические мероприятия могут быть направлены непосредственно на решение проблемы, а могут обеспечивать дополнительные средства осуществления проекта. Например, в содержании проекта предусматриваются виды деятельности, напрямую не связанные с целями и задачами проекта, но необходимые для его финансового обеспечения (благотворительные вечера, аукционы, платные услуги и т.д.), формирования благоприятного общественного мнения населения и средств массовой информации по отношению к проекту (презентации, пресс конференции и др.). Для корректировки содержания проекта по ходу его реализации, активизации участия населения могут планироваться опросы общественного мнения.

В рамках конкретного проекта содержание мероприятий определяется и конкретизируется совместно со специалистами (например, работниками учреждений культуры, досуга, образования, на базе которых он реализуется), профессионально владеющими теми видами социально-культурной деятельности, которые в рамках проекта используются в качестве средства достижения целей и решения задач.

Кроме специалистов, владеющих технологией проектирования и занимающихся проектной деятельностью на профессиональной основе, участниками разработки и реализации содержательной части проектов (особенно на этапе его внедрения) могут и должны быть:

1. Органы принятия решений в сфере культуры, чьи функции связаны с обеспечением разработки программ, проектов, их утверждением, контролем над их реализацией.

2. Государственные и негосударственные учреждения и организации, научные и экспертные советы, способные взять на себя ответственность за разработку, научное обоснование, квалифицированную экспертизу программ, проектов, оценку общественных инициатив с точки зрения целесообразности их поддержки. Творческие объединения, благотворительные организации могут проводить специальные мероприятия, направленные на привлечение внимания населения, средств массовой информации к программам, проектам (пресс-конференции, выставки, концерты, аукционы, массовые акции и т.п.).

3. Общественность, группирующаяся вокруг конкретных программ, проектов, для которой участие в их реализации является способом культурного наполнения жизни, служит объединяющим и социализирующим фактором. Включение общественности в процесс разработки, обсуждения и реализации проектов важно еще и с другой точки зрения — оно стимулирует самоорганизацию и самодеятельность населения, способствует формированию по месту жительства стабильных инициативных групп и социальных общностей. Для привлечения и эффективного участия общественности необходимы консультации специалистов, а также соответствующая материальная и организационная поддержка инициатив.

Проекты и программы концентрируются, как правило, вокруг двух стратегических целей культурной политики, которые представляют собой определенный баланс усилий (средств, ресурсов), направленных на сохранение культуры и внедрение инновационных элементов.

Целевая установка проектов и программ на сохранение и воспроизводство культуры обеспечивается созданием условий, необходимых:

— для сохранения жизнеспособных ценностей и явлений культуры прошлого, характерных для всех составляющих социокультурной среды (в предметно-пространственном мире сохранение, реставрация и реконструкция памятников истории и культуры, архитектурной среды; в отношениях между людьми поддержка адекватных современности традиционных образцов поведения и общения; в познавательно-оценочной сфере — хранение и введение в культурный оборот текстов гуманитарной культуры прошлого).

— освоения и активного использования в актуальном пространстве жизнедеятельности культурного наследия (элементов предметной среды прошлого, жизнеспособных традиционных нравов, обычаев, ритуалов и т.д.).

Целенаправленная поддержка культурных инноваций в рамках проекта предполагает:

— выявление, поощрение и тиражирование лучших идей и технологий оптимального существования в сегодняшней социокультурной ситуации (например, экологически безопасных способов существования человека в среде, форм оптимальной организации пространств в поселениях, образцов архитектурных сооружений, монументального, прикладного искусства, дизайна);

— освоение эффективных с позиции социальной и личностной значимости новых форм ролевых и неформальных связей между людьми, способов эффективного межличностного взаимодействия;

— оснащение находящегося в проблемной ситуации человека современными знаниями из различных областей науки, позволяющими ему эффективно разрешать возникающие в процессе его жизнедеятельности проблемы.

Технология социокультурного проектирования предполагает определенную мировоззренческую установку проектировщика, его позиционное самоопределение по отношению к объекту проектной деятельности, которое может осуществляться в пространстве двух альтернатив: изменение (развитие) или сохранение. Постановка и характер проектных целей, зависящих от ценностной позиции проектировщика, имеет важные последствия — как с точки зрения успешности реализации проекта, так и с точки зрения оптимальности, органичности, полезности осуществленных преобразований.

В зависимости от позиции проектировщика выделяются два типа проектных стратегий:

Первый тип ориентирован на максимальное понимание и учет специфики той культуры, которая становится объектом проектной деятельности. В этом случае цель проекта состоит в создании условий, обеспечивающих сохранение (консервацию) культурного ареала региона — объекта внедрения проекта, а уже потом — саморазвитие субъекта культуры. Процессы развития сами запускаются как бы “поверх” целей на сохранение и стабилизацию ситуации.

Во втором типе проектов доминирующей задачей является экспорт собственных культурных образцов (ценностей, норм, технологий) в “чужой” культурный контекст, который благодаря этому модифицируется, “искусственно” преобразуется. Примером такого рода проектной практики могут служить современные процессы модернизации в развивающихся странах. Они протекают при наличии сложившихся модернизационных культурных моделей, которые экспортируются и воспроизводятся в иных регионах и социокультурных контекстах. Культурный образец рассматривается субъектом модернизации (проектировщиком) в качестве идеального состояния “чужой” культуры, при этом последняя или противостоит модернизации, или поддерживает ее. Поэтому проект такого типа должен включать в себя не только условия внедрения культурного образца, но и механизмы блокирования возможного противодействия.

Идея развития, лежащая в основе данного типа проектов, определяется в какой-то мере осознанием и пониманием невозможности решить проблемы за счет ресурсов той культуры, которая (или фрагменты которой) является объектом проектной деятельности. Когда в результате рефлексии ситуации обнаруживается ограниченность наличного состояния относительно новых задач и проблем, программное мышление становится средством формирования модели развития. Выход видится в радикальной смене культурной реальности путем внедрения новых культурных норм, ценностей, технологий, активизации механизмов внедрения инноваций.

1.2. Социально-культурная деятельность как объект проектирования

В культурологической и социально-педагогической литературе все многообразие индивидуальной и социальной активности в сфере культуры характеризуется категорией "социально-культурная деятельность", которая обозначает как различные феномены социальной и культурной жизни, так и специальные технологии. В этой связи необходимо более четко представить себе ту реальность, которая должна стать предметом практической деятельности (и прежде всего — проектирования) для широкого спектра профессий социально-культурной и социально-педагогической направленности.

Для начала попробуем развести содержание исходных понятий "социум" и "культура", рассмотреть их как относительно автономные друг от друга реальности, закрепив за ними тот смысл, который является для них традиционным и отражает результативные и процессуальные стороны этих явлений.

Социум как явление, предмет анализа и объект проектирования можно представить в виде базисных социальных субъектов (социальных групп, организаций, институтов), которые являются универсальными, типичными и устойчивыми общественными образованиями, а также процессов "социальной механики", т.е. социальных взаимодействий, отношений. Исходными характеристиками при анализе социологической проблематики являются статус и социальная роль.

Культуракак результат представляет собой совокупность традиций, норм, ценностей, смыслов, идей, знаковых систем, характерных для социальной общности (в широком смысле этого слова — включая этнос, нацию, общество) и выполняющих функции социальной ориентации, обеспечивающих принадлежность, консолидацию человеческих сообществ, индивидуальное самоопределение личности. В процессуальном плане культура есть деятельность (личностей, социальных групп, институтов, общества) в различных сферах бытия и сознания, представляющая собой специфически человеческий способ преобразования природных задатков и возможностей, она есть единство опредмечивания (производства) и распредмечивания (потребления) — создания традиций, норм, ценностей, идей и их освоения, хранения, трансляции, превращения их во внутренние качества личности.

“Социальное" и "культурное" растворены друг в друге, ибо в любом социальном явлении всегда присутствует человек как носитель социальных ролей и культурных ценностей. Именно человек является первичным "атомом" социальных структур, отношений и культурных процессов.

Представляя собой единство, труднопреодолимое даже на уровне теоретического анализа, категории "социум" и "культура" в то же время обозначают в рамках одной системы два полюса с оппозиционными функциями и смыслами:

Социум — это отчуждение в рамках социальной роли от собственной природы и природы своего "национального мира". Культура — это врастание в национальный мир, образуемый языком, преданиями, национальной психологией.

Сущность социума — делать человека общественным, обеспечив его набором необходимых ролей и технологиями их исполнения. Сущность культуры — способствовать формированию духовно целостной личности, преодолению социально-ролевой ограниченности человека.

Социальная деятельность — это целеориентированная активность, содержание которой задано ролью. Культурная деятельность — это активность смысло— и ценностно-ориентированная.

Учитывая условность обозначенных выше оппозиций, их преимущественно теоретико-познавательный характер, попробуем, с одной стороны, найти то общее, что связывает эти понятия-явления, с другой — в их сочетании обнаружить несамодостаточность каждой из них, которая и объяснит функционально-смысловую взаимосвязь этих категорий.

Точкой отсчета в данном случае будет культура, а еще точнее — ее процессуальный уровень. Именно взгляд на культуру как на процесс создания, хранения, освоения, трансляции ценностей, норм, образов жизни, а также материализованных результатов культурной деятельности, во-первых, делает необходимым использование категории "деятельность"; во-вторых, актуализирует и проясняет категорию "социального", ибо культура как процесс "живет" в деятельности различных социальных субъектов. В отрыве от них культура "застывает" в различных предметных формах, которые лишь фиксируют ценности, традиции, обряды, предания предшествующих исторических эпох, не делая их фактом сегодняшних культурных процессов.

Итак, взаимосвязь социального и культурного, опосредуемая деятельностью различных субъектов, рождает особую реальность, фиксируемую понятием "социально-культурная деятельность".

Схематично это можно представить следующим образом:

СОЦИУМ  СКД  КУЛЬТУРА

Отношение понятий, составляющих категорию "социально-культурная деятельность", носит характер взаимодополняемости, что позволяет отнести ее к разряду таких терминологических конструкций как, например, "либерально-демократическое общество", где первая часть характеризует специфику ценностей, а вторая обозначает форму государственного устройства. В нашем случае "социальное" указывает на субъект деятельности, а "культурное" — на качество и сферу его активности.

В качестве субъектов культурной деятельности можно рассматривать личность, социальную группу или общность, регион, общество, человечество в целом. Каждый из этих уровней можно характеризовать преимущественно в контексте социологической или культурологической проблематики:

На каждом уровне развитие и функционирование субъекта подчиняется своим закономерностям. Однако их автономность относительна — закономерности различных уровней взаимодействуют, взаимодополняют друг друга. Субъект более сложной организации "снимает" специфику предыдущего уровня, который становится элементом нового системного образования. Так, например, личностные различия пренебрегаются при анализе социально-культурных и этнокультурных групп и общностей, региона как целостного культурного образования. Типичность и специфичность этнических и социальных общностей, а также территориальная индивидуальность "снимается" в национальной культуре, которая складывается из этих элементов, но является по сути надиндивидуальным (и надэтническим) образованием, живущим по своим законам, не сводимым к закономерностям функционирования составляющих ее личностей, этносов, регионов. С другой стороны, качественное изменение элементов любого из уровней воздействует на состояние всей системы "культура — социум".

Итак, полюс социального в контексте анализируемого понятия есть обозначение субъекта, который выступает носителем определенных ценностей и осуществляет активность в различных сферах культурной жизни по их реализации. В точке пересечения социального и культурного рождается новый смысл и новое качество, которое не содержится в каждом из этих понятий-явлений, рассматриваемых изолированно друг от друга. Культура в контексте социума понимается не только как объективность "исторически застывшего", но и субъективность актуально воспринимаемого, переживаемого и практически осуществляемого, т.е. как персоналистическая реальность.

Целостность и единство субъектов как носителей культуры (т.е. субъектов социально-культурной деятельности) обеспечивается не столько их институциональностью, сколько наличием базовых ценностей (объектов идентификации), сохраняющих устойчивость общности как системного образования, а также напряженностью энергетического поля, рождающегося в противопоставлении данного субъекта (социально-культурной или этнической группы, нации, общества) другим ценностям, нормам, идеалам в зависимости от степени их референтности (т.е. меры их значимости, субъективно воспринимаемой ценности) и позволяющего осознать различие, непохожесть и самотождественность "моей" общности в ее культурном измерении. В процессе консолидации индивидов, составляющих социально-культурную общность любого уровня, негативное отношение к "другим" так же естественно и закономерно, как и позитивное — к "своим". Полюсность "свое-чужое" всегда рождает особую энергетическую напряженность, которая сплачивает общность "мы" и одновременно формирует социально-психологическую оппозицию, противопоставление чужим — идеям, ценностям, образу жизни.

Анализ категории социально-культурная деятельность с точки зрения содержательной взаимодополняемости ее составляющих обнаруживает новые теоретико-познавательные и прикладные возможности этого понятия и позволяет более четко определить границы его компетенции. С одной стороны, культурные нормы и ценности, которые воспроизводит, хранит и видоизменяет субъект культуры, определяют смысл существования социума. С другой — социальность не просто фиксирует носителя — субъекта культурной деятельности, но придает феномену культурного содержательную определенность. Социальный субъект как носитель культуры, во-первых, всегда имеет ограниченность во времени (в отличие от культуры, "тело" которой простирается в бесконечность прошлого и включает в себя многовариантность будущего); во-вторых, социальность придает культуре неповторимость в пространстве здесь и теперь. Культура в актуальности настоящего всегда предполагает существование вполне конкретного субъекта, который хранит предания, традиции, нормы, развивает их и в них только и развивается.

Таким образом, в категории социально-культурная деятельность первая составляющая обозначает носителя культурных свойств и субъекта активности, а вторая характеризует сферу и качество его активности. Следовательно, социально-культурную деятельность можно определить как деятельность социального субъекта (личности, общности, социального института, этноса, нации), сущность и содержание которой составляют процессы создания, сохранения, трансляции, освоения и развития традиций, ценностей и норм культуры — художественной, исторической, духовно-нравственной, экологической, политической и т.д.

Осуществленное выше ограничение социально-культурной деятельности позволяет точнее определить объектную область социокультурного проектирования, которая во многом является общей как для профессий культурологической, так и социально-педагогической ориентации (а еще точнее — тех направлений и видов профессиональной деятельности, которые складываются внутри культурологии и досуговедения и суть которых лучше всего отражает термин социально-культурная педагогика).

Дело в том, что традиционно (в рамках культурно-просветительной работы) в качестве такого объекта рассматривалась, преимущественно, отдельная личность, а сама теория (или те разработки, которые претендовали на такой статус) и методические рекомендации укладывались в рамки индивидуально-психологической концепции, согласно которой процесс развития личности определяется, в основном, ее внутренней логикой и соответствующими методами воздействия субъекта педагогического процесса.

В рамках культурологической парадигмы подобный подход резко ограничивает возможности и пространство социально-педагогической регуляции. Системно выстраивая объект социокультурного проектирования (общий, как уже было отмечено, для прикладной культурологии и социальной педагогики), мы включаем в него те уровни, которые ранее не рассматривались в качестве предмета изучения и регуляции, а именно: регион как совокупность социально-культурных сил, групп, движений и общенациональную культуру как явление, характеризующееся признаками субъектности, целостности, системности и механизмами саморазвития.

Представление о социально-культурной деятельности как сложном и многоуровневом образовании позволяет четче определить проблемное поле, которое задает функции специалиста, работающего в социально-культурной сфере, а, следовательно, и содержание его проектной деятельности. Предметная область, подлежащая изучению и регулированию в рамках культурологического подхода, включает закономерности, механизмы и условия оптимизации культурных процессов на обозначенных выше уровнях — общенациональном (в рамках государственной культурной политики); региональном (в деятельности территориальных органов управления культурой и учреждений культуры и досуга); на уровне социально-культурной общности (в форме непосредственного руководства процессами становления и развития самодеятельных групп, объединений, клубов, ассоциаций, движений). Именно на этих уровнях возможна и наиболее эффективна регуляция культурных процессов — в силу социально-правовой определенности как объекта, так и субъекта регулирования.

Здесь мы выходим на второй аспект содержания социально-культурной деятельности — как способа осуществления определенных профессиональных функций, т.е. как профессиональной деятельности, преследующей достижение конкретных целей и предполагающей решение определенных (в частности, культурологических, социально-педагогических) задач. Эта деятельность может быть как объектом анализа (с позиции ее ценностей, целей, функций), так и предметом практического овладения — в форме освоения различных социально-культурных технологий (например, режиссура массовых зрелищ и представлений, сценарное мастерство, технология разработки и реализации социально-культурных программ и социально-педагогических игр, техника ведения переговоров и посредническая деятельность, маркетинг и менеджмент в социокультурной сфере и др.).

Для профессий культурологической направленности регулированию и социально-культурному проектированию подлежат процессы и явления, характерные для культуры общества в целом; а также культурная жизнь конкретного региона — здесь предметом регуляции (и программирования) являются различные социально-культурные субъекты (объединения, организации, учреждения), а целью — создание условий для саморазвития культурной жизни, поддержка приоритетных направлений и видов культурной деятельности, имеющих общественную и личностную значимость, способствующих оптимизации художественной, духовно-нравственной, политической жизни социума, развитию исторической, экологической культуры человека.

Объект проектной деятельности профессионала социально-педагогической направленности также представляет собой многоуровневое явление, включающее в качестве своих составляющих не только личность, но и общность, регион. Это, в свою очередь, требует иных методологических акцентов при разработке технологических приемов и методов практической деятельности. Мировоззренческой основой данной группы профессий должна стать культурно-историческая концепция, в рамках которой развитие личности определяется и осуществляется ее социально-культурным контекстом, влиянием исторически развивающейся культуры. В рамках этой концепции объектом регулирования является не личность, но социально-культурная среда, а предметом — оптимизация социально-культурной жизни, пространства обитания человека.

Следует отметить, что культурологическая и социально-педагогическая проблематика имеет зону пересечения, т.е. общее предметное пространство. Даже на региональном уровне утвердивший себя принцип проблемно-целевой ориентации, выражающийся в направленности социально-культурных программ на решение проблем конкретных социальных групп, придает технологии проектирования выраженный социально-педагогический характер. Причем, и в рамках профессий культурологической направленности, и в рамках социально-педагогических технологий различные виды социально-культурной деятельности рассматриваются в качестве средства решения этих проблем.

Этот же принцип является основополагающим и в зарубежных концепциях социальной педагогики, которая уже на этапе подготовки специалистов ориентирует их на понимание проблем личностей и социальных групп, причин социального дисфункционирования человека, на овладение различными техниками решения этих проблем, в том числе и средствами социокультурной деятельности, методами формирования оптимальной для личности среды обитания (артпедагогика, библиопедагогика, игропедагогика и др.).

Таким образом, категория социально-культурная деятельность является базовой, обозначающей круг явлений и область технологий, общих для профессий прикладной культурологии и социальной педагогики. Различие существует лишь в акцентах: в одном случае усиливается социальная (и социально-психологическая проблематика), в другом — культурологическая. Это обнаруживается в специфике объекта, задач и функций специалистов как социально-педагогического, так и культурологического профиля, которую мы рассмотрим в последующих разделах пособия.

1.3. Культура как область проектной деятельности (содержание понятия)

Технология разработки социально-культурных проектов и программ предполагает предварительное определение границ проектирования — так же как и при строительстве канала его границы одновременно являются и условиями его существования — если их нет, теряется и смысл канала.

В своих феноменологических проявлениях культура не имеет четко очерченных в пространстве и во времени границ. Поэтому начнем с общего определенияпонятия культура, чтобы затем вычленить ту ее часть, которую можно и нужно рассматривать в качестве объекта проектирования.

В литературе существует огромное количество определений культуры — как претендующих на научную строгость, так и многозначных, образных (например, культура управления, производства, земледелия, культура стыда, вины, совести, культура успеха и комфорта, женская культура и др.). Если обратиться к изначальному смыслу этого слова, то оно определяет собой способ, процесс «возделывания», «развития», «образования» человеческой природы и одновременно результат этого процесса, овеществленный в продуктах материального и духовного производства, в системе норм, ценностей, отношений человека к себе, другому человеку, природе, обществу, человечеству, в уровне личностного совершенства, развития творческих сил и способностей человека. Иными словами, культура есть сотворенная человеком материальная и духовная среда его обитания, способ преобразования его природных задатков и возможностей, условие развития творческих способностей личности и гуманизации общества. Такое определение культуры фиксирует прежде всего процессуальную и результативную составляющие внеприродного бытия человека.

Суть культуры проясняет ее понимание как специфической формы концентрации идеально-духовной энергии человека и человечества, особого качественного «измерения» всех сфер человеческой жизни, как совокупности “проектных” способов и результатов освоения и преобразования природы, общества и самого человека. Проектность как основополагающая характеристика культуры прослеживается на различных уровнях и “срезах” ее функционирования: процессуальном (как институциональном, так и неинституциональном), предметно-результативном, ценностно-нормативном. Рассмотрим эти грани и срезы культуры в контексте задач проектирования.

1. Культура как процесс (и качество) человеческой деятельности. На этом уровне культура предстает в формах индивидуальной и общественной активности — в деятельности личностей, социальных групп, институтов, общества в целом в различных сферах бытия и сознания. Эта деятельность включает в себя производство (или создание) ценностей, традиций, норм, идей, их освоение (или потребление), хранение, защиту, трансляцию. Она осуществляется как в институциональных, так и неинституциональных формах.

Сущность культурной деятельности заключается в ее “улучшающем” характере всех составляющих человеческого бытия. В процессе культурной деятельности человек стремится к совершенному качеству всего того, что становится предметом его созерцания, переживания, мышления, общения или поведения. В этом смысле можно говорить о культуре производства, культуре управления, землепользования, культуре межличностных отношений и т.д.

Высшей формой культурной деятельности является искусство (в т.ч. и традиционное народное творчество), которое задает образец и “планку” культурной деятельности в целом. Вот почему эта категория используется и для обозначения особой сферы духовного производства (высшей, совершенной и этом смысле наиболее “культурной”), и для указания на качество культурной деятельности, на “технику” приближения к идеалу: искусство риторики, общения, любви, искусство демократии, свободы и т.д.

Особенностью культуры как процесса человеческой деятельности заключается в том, что культура здесь ответственна не столько за что, сколько за как. В этой связи следует отметить, что процесс культурной деятельности, характеризуемый, в основном, его технологическими качествами, может быть безразличным в ее результатам. Можно довести до высочайшей культуры технологию обмана (искусство мошенника), уничтожения человека (например, восточные техники в руках преступника). Даже само искусство, обеспокоенное проблемой как, превращает форму в самоцель и становится безразличным к своему содержанию (искусство для искусства). Эта тенденция отчетливо обнаруживается в ХХ веке, который демонстрирует нам переакцентировку всей продуктивной практики общества с вопроса что на вопрос как. Результатом и свидетельством такой переакцентировки можно считать появление авангардизма, формалистических направлений искусства (кубизма, футуризма, абстракционизма, экспрессионизма и др.).  Поэтому смысловую, содержательную сторону культурной деятельности задают другие уровни (или срезы) культуры, и прежде всего ее духовно-нравственные основания.

Как саморазвивающаяся система культура – это целостное единство, взаимосвязанное, взаимозависимое существование ее официальных и неофициальных пластов (течений), их смысловое взаимодействие и взаимодополнение. Поэтому рассматривая культуру как процесс, необходимо выделять в этом феномене два относительно самостоятельных пласта, выполняющих специфические функции в общей динамике культурной системы: институциональный и неинституциональный. Первый представлен культурными ценностями и нормами, охраняемыми системой социальных институтов и государственной идеологией. Неинституциональная культура функционирует в различных вида и формах общественной самодеятельности (объединения, клубы, ассоциации, движения и т.д.).

Естественное и свободное развитие неинституциональных пластов культуры (прежде всего, самодеятельного движения во всех его разновидностях и модификациях, свобода культурного самоопределения личности, социальных групп) – это ведущий условие саморегуляции и саморазвития культуры в целом. Исторический опыт показывает, что авторитарные монологические модели культуры непреложно обнаруживали тенденцию к стагнации, регрессу, превращению культуры в один из придатков тоталитарного государства.

Многообразие неинституционального пласта социально-культурной жизни выражается в виде множества организационных и содержательных форм самодеятельности граждан, которое обеспечивается юридически гарантированным правом свободно создавать «снизу» любые организационные структуры (клубы по интересам, объединения, фронты, партии, движения, фонды и т.п.) независимо от их идеологической направленности. Это право чрезвычайно важно не только для личностного самоопределения и развития, но и для судеб культуры в целом, которая потенциально бесконечна и в каждом исходном состоянии содержит в себе различные варианты своего будущего (множественность позиций, мнений, укладов, образов жизни и т.п.), представленные в наименее институализированных образованиях – в формах самодеятельного движения. Следовательно, для полноценного развития культуры все «субкультурные» образования, независимо от степени их соответствия системе ценностей официальной идеологии и культуры, должны иметь равные условия для свободного развития — в противном случае культура распадается (как по вертикали, так и по горизонтали) на ряд независимых и несоприкасающихся или даже конфликтующих друг с другом субкультур. Сдерживающие механизмы и санкции официальной, государственной культуры, стандартизация и регламентация, подавление и блокирование социальных инициатив рождает экстремизм, протестные формы поведения, переориентирует социальную активность на антикультурные, антиобщественные, порой и противозаконные формы поведения (алкоголизм, наркомания, нетрадиционные образы жизни, преступность и т.п.), что в конечном счете ведет к кризису культуры как целостной системы.

Таким образом, диалогичность институциональных и неинституциональных культурных процессов выступает одним из основных условий саморазвития культуры и ее наиболее сущностной характеристикой. Диалог здесь можно рассматривать как содержательное и взаиморазвивающее сопряжение различных ценностей, мировоззрений, укладов, образов жизни, которое возможно при условии их «культурной» равноценности. По утверждению М.М.Бахтина, один смысл, одна система ценностей «раскрывает свои глубины», встретившись и соприкоснувшись с другим смыслом, другими ценностями. Диалог преодолевает замкнутость и односторонность этих позиций каждой в отдельности. Лишь в том случае, если культура органично включает в себя различные позиции как равноценные, она становится самодеятельностью человека, пространством поиска смысла жизни и самореализации личности, способом выращивания человеческого в человеке. Именно на границе двух миров: официальной (институциональной) и неофициальной (неинституциональной или «альтернативной», «параллельной», «второй», «другой») культуры обнаруживаются новые возможности и перспективы развития культурной жизни. А это значит, что основным условием саморазвития культуры является содержательный диалог ее институциональных и неинституциональных пластов, их функциональная и смысловая взаимодополняемость, которая «снимает» ограниченность и несамодостаточность каждого из них, поддерживает баланс изменчивости и устойчивости культуры как целостной системы. Существуя в изоляции или вступая в конфликт друг с другом, каждая из этих культур обречена на застой и регресс – одна в силу консервативности ценностей и институтов, преобладания вектора сохранения, другая – по причине игнорирования традиционных, базисных культурных ценностей, норм, технологий. Функциональная и смысловая взаимодополняемость различных уровней и компонентов культуры становится возможной при равных социально-правовых условиях и доступности ресурсов культурной инфраструктуры всем субъектам социокультурной жизни. Это положение должно находить свою реализацию в виде конкурсного отбора и финансирования программ, предлагаемых как государственными учреждениями,так и другими структурами (общественными объединениями, ассоциациями и т.п.), юридическим и физическими лицами.

В контексте проблем социокультурного проектирования культура на процессуальном уровне будет рассматриваться как определенная система ценностей и качество человеческой деятельности в различных сферах социальной практики и общественного сознания: в искусстве (или в сфере художественной культуры), в политике (в сфере политической культуры), экологии (экологической культуры) и т.д. Анализ данного среза культуры позволяет выйти на решение двух основополагающих проблем:

а) определить приоритетные области проектной деятельности (и соответствующие им виды социально-культурной активности личностей, групп, социальных институтов в сфере художественной, экологической, политической, духовно-нравственной культуры);

б) выявить социальную базу проектных решений, т.е. приоритетные категории и социальные группы населения, которые могут рассматриваться в качестве реальной или потенциальной аудитории проектов.

Проектные решения на этом уровне анализа феномена культуры предполагают: поиск оптимальных механизмов регулирования социально-культурных процессов на уровне личности, социальной группы, этнокультурной общности, региона, общества в целом; создание условий оптимизации становления и развития различных субъектов культуры (самодеятельных групп, объединений, клубов, ассоциаций, движений); выработку методологических оснований государственной культурной политики;  поддержку приоритетных направлений и видов культурной деятельности, имеющих общественную и личностную значимость, способствующих развитию художественной, духовно-нравственной, исторической, экологической культуры личности, созданию духовно насыщенного "культурного пространства" как естественной среды становления и развития человека.

2. Материальный уровень культуры позволяет увидеть ее как совокупность предметов (продуктов) культурной деятельности — материальных носителей и выразителей духовной сущности — ценностей, идей, символов и т.д. Продукты культурной деятельности — это опредмеченное воплощение (видение) идеала, овеществленный процесс человеческого стремления к совершенству, его “застывший” результат.

Укорененность в предметном многообразии мира является важнейшим условием личностного развития, развертывания и совершенствования деятельностной природы человека. Дело в том, что предмет культуры не только фиксирует представление человека об идеальной форме, но и несет в себе “следы” технологии ее достижения. Культурная значимость предметного мира заключается в том, что человек духовно-практически, деятельно распредмечивает предмет культуры, присваивая представление об идеальной форме и овладевая способами ее достижения. Это присвоение не всегда сопровождается соответствующей теоретической рефлексией, но позитивно сказывается на развитии деятельностной сущности человека, совершенствовании созидательно-практической природы человека.

Особое место в предметном мире культуры занимают результаты художественного творчества, в которых выражается и опредмечивается идеальная сущность человеческой деятельности как деятельности культурной. Этот мир оказывает огромное воздействие на человеческую природу. Оптимальное формирование и развитие личности становится возможным лишь в том случае, если человек имеет необходимый минимум “культурной предметности”, особенно на ранних стадиях онтогенеза[13]. И процесс человеческого общения (коммуникация) тоже становится культурным лишь в том случае, когда он опосредуется идеальными продуктами культуры (этическими нормами и ценностями, представлениями об идеальной любви, дружбе и т.д.).

Если процесс культурной деятельности, как было отмечено, акцентирует вопрос как, то предметный мир культуры помогает человеку ответить на вопрос что, т.е. ориентирует в определенной степени процесс культурной деятельности в его содержательном и целевом аспекте. Но для этого в процессе восприятия необходимо представить предмет культуры как результат человеческого стремления к совершенству, увидеть его многофункциональную природу, понять функции вещи в живой культуре, ее смысловые оболочки: собственные функции предмета культуры (например, стул — сидеть, перо — писать и др.), его факультативные и социальные функции (вещь как символ достатка, принадлежности и т.д.), а также культурно-символическое назначение вещи, ставшей экспонатом[14].

В контексте социально-культурного проектирования предметный уровень культуры оказывается решающим в процессе разработки и реализации программ, связанных:

— с организацией музейного дела (реставрация, строительство, музеефикация объектов историко-культурного значения);

с развитием краеведческой деятельности, включая фиксацию источников, которым грозит утрата (в том числе и личные документы, воспоминания, микротопонимика), обеспечение сохранности культурно-исторического ландшафта, передачу всего комплекса знаний поколениям, вступающим в жизнь;

сохранением памятников истории и культуры (поиск, комплектование, документирование, изучение, реставрация и хранение продуктов культурного творчества).

Однако в этой плоскости проектирования существуют проблемы методологического и технологического характера, которые пока не имеют однозначного решения.

Первая проблема связана с музеефикацией объектов культуры и возникает как противоречие между предметной и идеальной сущностью культурных явлений (ее частное проявление — выбор приоритетов реставрации культурных объектов или их консервации с максимальным сохранением подлинности). Как известно, каждой ценностной доминанте соответствуют свои учреждения: храм — учреждение духовной культуры и духовного служения; дворец — жилое помещение определенной персоны (хотя и парадное); театр — учреждение светской культуры и общественное здание; музей — историческая память социального коллектива и т.д. Если функции учреждения модифицируются (естественным образом или в результате реализации соответствующего проекта), то оно выпадает из живой ткани культурной жизни.

Вторая проблема рождается противоречием в системе “предмет культуры — экспонат”. Экспонат — это всего лишь “знак” предмета культуры, который раньше существовал в культуре непосредственно и прямо, это вещь, извлекаемая из потока времени, сферы духа и помещаемая в вечное настоящее, — вещь, превращенная в информацию, лишенная своих функций, которые она выполняла внутри человеческой жизнедеятельности.

Одним из способов преодоления этого противоречия может стать персонифицированность — экспоната, события, среды, которая концентрирует смысл события, придает большую осмысленность и полноту его переживания, превращает среду в место и время контакта с ценностью культуры. Это особенно важно учитывать при разработке программ развития туризма, музеефикации объектов и памятников истории и культуры.

Однако предметный мир культуры не обеспечивает необходимый и достаточный минимум культурного контекста человеческому развитию. Более того, пространство этого мира во многом заполнено формами псевдокультуры (т.е. заниженным, адаптированными, растиражированными образцами подлинной, “высокой” культуры, которые играют роль материала для первичного окультуривания) и даже антикультуры. Несомненно, в общей культурной динамике эти формы могут играть и позитивное значение, обеспечивая саморазвитие культурных процессов, однако в контексте культурного становления отдельного человека “ограниченность” его бытия лишь предметным миром становится пределом его личностного развития.

Для нормального развития и самоосуществления человек нуждается в двух мирах, составляющих среду его культурного обитания, его духовный дом:

а) предметном мире культуры, объективирующем человеческое стремление к идеалу, совершенству;

б) идеальном мире духовных сущностей и образов культуры, освобожденном и “очищенном” от предметности.

3. Следовательно, культуру можно представить и каксовокупностьхарактерных для социальной общности ценностей, норм, смыслов, идеалов, зафиксированных в текстах культуры — преданиях, обычаях, мифах, легендах, традициях.

Этот пласт культуры составляет ее вершину, духовно-нравственную вертикаль. Ценностно-ориентационный, духовный уровень культуры определяет жизненные ценности и идеалы (как личностные, так и общественные), социальные ориентации и стандарты поведения, индивидуальное самоопределение личности (ее понимание смысла жизни, представление о чести и достоинстве и т.д.). Он обеспечивает консолидацию человеческих сообществ, социальный контроль (как внешними запретами, осуществляемыми с помощью социальных институтов, так и внутренними “контролерами”, функцию которых выполняет нравственное переживание ответственности и долга, совести и вины). На этом уровне культура содержит не только "генную" информацию, обеспечивающую самотождественность и целостность социума, но и своеобразную иммунную матрицу, которая позволяет субъекту идентифицировать себя с определенной системой ценностей и одновременно распознать образ и элементы других культур. Ценностное разоформление культуры вызывает кризис идентичности и духовно дезориентирует человека.

При анализе культурных систем ценностно-ориентационный срез культурного бытия фиксируется таким понятием как национально-культурная ментальность. Ключевой категорией анализа и понимания специфики культуры здесь является идеал как универсальная, всеопределяющая и всеохватывающая единица культурной системы, проявляющаяся в различных формах и на различных уровнях бытия человека и общества. Аксиологический пласт идеала связан с религией, философией, моралью (они создают идеал, вербализируют его в форме ценностей, норм, придают ему интенциональность). Онтологический срез бытования идеала — система базовых ценностей, детерминированная идеалом и “живущая” в языке, искусстве, в общественной нравственности, культурных нормах, традициях, преданиях. Праксеологический уровень обеспечивает идеология, политика, образование, которые институционализируют идеал, создают условия для его практического воплощения.

Характер идеала определяется и определяет духовную уникальность культуры. Так, культуры с доминированием теоцентристской модели создают “потусторонний” идеал “блаженства в загробном мире”, который, в свою очередь, детерминирует смысл и проявления человеческого бытия. Социоцентристские культурные системы генерирует идеал нравственного устройства общественного бытия, совершенного общества, в котором человек только и сможет достичь своего предельного совершенства. Антропоцентристские модели культуры тяготеют к идеалам универсально-морального характера (например, православный идеал целостного человека, объединяющего в себе индивидуальное начало и соборность, телесное совершенство и высшее духовное развитие). Моральный общественный идеал наиболее полное выражение находит в персонифицированных образах культуры и истории.

В каждой культуре идеал включает в себя в различной степени выраженности эти составляющие при доминировании одной. И противоречивость идеала (его кризис) возникает как внутреннее несоответствие этих составляющих. Противоречие самого идеала (ценностная несовместимость его составляющих) является фактором, провоцирующим социальные конфликты и определяющем общий кризис культуры.

Идеальный мир культуры — это ее духовное основание, которое имеет надличностную природу, возвышающуюся над человеком, он есть фокус всеобщности бытия, поле смыслов, позволяющее каждому человеку сделать выбор в условиях принципиальной ограниченности индивидуального сознания. Категории-ценности фиксируют некое идеальное состояние человека и общества, вынесенное за пределы реального бытия и задающего мировоззренческую и онтологическую перспективу жизни, они охраняют культуру в целом как надличностное явление, заставляя человека самоопределиться путем отказа от индивидуальных стремлений, понять и пере-понять себя, свой смысл жизни, занять свое место в мире культуры. Этот мир не дается человеку практически, в форме явной предметности, он требует духовных усилий понимания и переинтерпретации смыслов, идей, символов. Эмпирическая проекция этого мира на индивидуальное сознание осуществляется в переживании долга, совести, вины, стыда, в формах обретенного смысла жизни, веры и надежды. Актуальность этого мира резко возрастает в критические периоды жизни человека, когда теряется смысл жизни, трагически переживаются несоответствие сущего и должного, конечного и бесконечного.

Специфика идеала определяет не только духовную уникальность культуры, но и ее общую направленность, доминирующую ориентацию на сохранение или изменение. По этому критерию все культуры можно разделить на два типа: традиционные культуры, для которых характерно преобладание механизмов сохранения (или канонические, “примитивные”); инновационные культуры — с преобладанием механизмов изменения.

Культуры первого типа ориентированы на прошлое: их идеал состоит в сохранении и нейтрализации перемен, поддержании того идеального состояния, которое зафиксировано в преданиях. Это культуры статичны, самодостаточны, недиалогичны, в них доминирует целое, а роль личности сведена до минимума.

Культуры второго типа ориентированы на сегодня и завтра. Они вносят в общественную жизнь напряженность, нестабильность. Самоопределение личностей и социальных групп осуществляется путем отрицания, противопоставления себя предкам. Личность здесь лишена зашиты, испытывает одиночество, “отлучена” от целого, общего.

Это крайние типы культурных систем. В реальности же в любой культуре процессы сохранения и изменения присутствуют, но в различной степени выраженности. Причем, процессы сохранения почти всегда преобладают над изменением. Оптимальный вариант развития культуры предполагает гармоничное сочетание этих тенденций, их взаимодополняемость в соответствии со спецификой национальной культуры.

Процессуальный, предметный и идеальный “миры культуры” в совокупности и определяют уровень развития человека и одновременно новый виток культурного развития общества, человечества, ибо человек есть не только творение, но и творец культуры. Это уровень зависит от культурной среды обитания человека, от содержания и качества его предметного и духовного окружения, которое человек осваивает в процессе культурной деятельности.

Охарактеризованные выше уровни и срезы культуры являются, на наш взгляд, необходимыми и достаточными для решения исследовательских задач общеметодологического и теоретического характера. Однако технологические проблемы социально-культурного проектирования (да и культурной политики тоже) требуют анализа культуры еще в двух измерениях: отраслевом (инфраструктурном) и региональном (или территориальном).

1.4. Социально-культурная сфера как область проектирования

Отраслевой и территориальный срезы культурного бытия составляют социально-культурную сферу, которая выступает важнейшей и непосредственной областью проектной деятельности.

Инфраструктурный уровень понимания культуры предполагает ее видение с точки зрения комплекса организаций, учреждений и институтов, обеспечивающих производство, сохранение и распространение культурных ценностей, т.е. комплекса, представляющего материализованную возможность культурной деятельности, средства и условия создания традиций, норм, ценностей, идей, их освоения, хранения, трансляции.

Традиционно этот уровень рассматривался чуть ли не единственным, особенно в методологии и технологии региональной культурной политики. Сегодня его ресурсы во многом исчерпаны — как в силу значительного ухудшения материальной базы культуры (и отсутствия перспектив ее улучшения в обозримом будущем), так и в связи с новым видением возможностей, функций, и задач инфраструктуры в контексте целевой ориентации как федеральных, так и региональных культурных программ.

Культурная инфраструктура представлена конкретной номенклатурой предприятий, учреждений и организаций. Поэтому здесь возможны нормативы, подлежащие планированию и соответствующему проектному обеспечению. Проектные решения в сфере развития инфраструктуры могут включать:

— совершенствование и переориентацию деятельности традиционных отраслевых учреждений в соответствии с сегодняшними задачами культурной политики;

— создание новых типов учреждений и институтов, способствующих решению задач культурного развития территории (например, проекты центров традиционной народной культуры, домов народного творчества, клубов-музеев, национально-культурных центров и т.п.).

Учитывая, что культурная инфраструктура – это важнейший элемент социально-культурной среды обитания человека, в качестве критериев определения нормативов ее развития необходимо рассматривать соответствие культурной инфраструктуры социально-демографической, социально-культурной и этнокультурной структуре населения; а также меру доступности объектов инфраструктуры основным социальным группам и категориям населения.

Проектные решения в сфере развития инфраструктуры (как самостоятельные, так и в рамках культурной программы) могут включать:

— Создание социально-педагогических и культурных центров, сочетающих досуговые, воспитательные и трудовые функции;

— Инициирование и поддержка учреждений, способствующих снятию социальной напряженности (политклубов, культурно-просветительных обществ, национально-культурных центров и т.п.).

— Создание специализированных центров местной культуры – народных музеев, музеев частных коллекций, домашних библиотек, выставок и др.

— Реставрация нежилого фонда, пригодного для организации культурно-досуговых учреждений или их филиалов (в том числе и путем привлечения населения к достройке и дооборудованию помещений и территорий, пригодных для создания различного рода культурно-досуговых центров).

Стратегическая цель этих проектных мероприятий – обеспечить реальный доступ к культурным ценностям всем социальным группам и категориям населения, стимулировать многообразие субъектов культурной жизни, сделать реальностью альтернативность социально-культурных программ.

В качестве самостоятельного направления проектной деятельности по отношению к инфраструктуре можно рассматривать развитие индустрии досуга, что требует другого рода проектных решений и соответствующих мероприятий (в частности, насыщение рынка товарами спортивно-культурного назначения, оптимизирующими индивидуальный и семейный досуг; строительство аттракционов, детских площадок, игротек, спортивных и культурных центров; создание условий для качественной организации культурного досуга на различных уровнях: квартира – жилой дом – двор – микрорайон – район – город, что в итоге даст каждому жителю возможность широкого выбора форм, видов и содержания проведения свободного времени в зависимости от интересов, физического состояния, материальных возможностей и т.д.).

На всех уровнях проектирования развития культурной инфраструктуры основной целью здесь является создание условий, стимулирующих культурную деятельность индивидов, социальных категорий и групп населения, приведение культурной инфраструктуры в нормативное и функционально-содержательное соответствие тем новым задачам, которые возникают сегодня в связи с наиболее острыми социальными и личностными проблемами. От способности учреждений культуры и досуга хотя бы частично решить эти проблемы зависит социальное самочувствие человека, его «оседлость». Развитие инфраструктуры в данном случае выступает в качестве условия и средства совершенствования социально-культурной жизни.

Для решения сугубо прикладных задач социально-культурного проектирования мы вводим еще один уровень — территориальный, при котором конкретный регион (территория) рассматривается как многоуровневая среда существования и развития культуры и одновременно как объект культурной политики и проектирования.

Понятие регион в данном случае употребляется в нескольких значениях. Прежде всего — как административная единица (и это естественно, ибо социально-культурная программа должна иметь субъекта ответственности — вполне определенную государственную структуру, несущую ответственность за ее реализацию). Но для реализации средового подхода в проектировании (подробно его суть будет раскрыта в главе, посвященной технологии анализа ситуации) нужны другие характеристики региональности, ибо административное деление не всегда соответствует реальной регионализации. Дополнительными (а в содержательном плане — основными) составляющими региональности являются:

Ландшафтно-экологическая локализованность жизнедеятельности человека, имеющая пространственно-временную, материальную и энергетическую выраженность. Здесь понятие регион отражает специфику и степень приспособления и освоения человеком природной среды обитания (в частности, организация производств, максимально учитывающих и сохраняющих природу, использующих природные материалы без ущерба для экологии региона, природосообразные народные ремесла, промыслы), которая выражается в соответствующей природосберегающей системе ценностей.

Архитектурно-планировочная (или пространственно-предметная) среда проживания человека — рукотворная часть человеческого окружения. Выражается в типе поселений и воспринимается как мера целостности наглядно воспринимаемого предметного пространства.

Социально-инфраструктурную составляющую региональности следует понимать как совокупность структурно и функционально взаимосвязанных сфер и форм жизнедеятельности: место проживания и труда, системы обслуживания, досуга, массовой информации (это так называемая первичная социокультурная среда обитания человека).

Этнокультурная составляющая региональности выражается в многообразии населяющих конкретную территорию этнических групп.

— Существенной характеристикой региона является его историко-культурный потенциал.

— В контексте проектирования культурных процессов регион необходимо видеть еще и как определенную духовно-культурную общность, которая во многом определяется этнокультурым составом территории и ее историко-культурным потенциалом, но не исчерпывается ими (скорее, это специфический тип культурного самосознания, характерный для относительно больших групп людей и обусловленный культурно-историческими традициями, образом жизни). По этому критерию можно достаточно отчетливо увидеть специфику больших региональных сообществ, отличающихся друг от друга не только традициями, но и “образами мира”.

Последний признак региональности необходимо выделять в качестве самостоятельного критерия при анализе ситуации и определения стратегических направлений развития культурной жизни. При этом следует иметь в виду, что как этнические, так и национально-культурные факторы, способствуя интеграции общностей, одновременно дифференцируют их, замыкая культурное развитие границами этноса или определенной территории. Духовно-культурная интеграция имеет, преимущественно, надэтнический характер и может служить в этой связи соединительным компонентом культуры. Она снижает уровень социокультурной и политической напряженности, обеспечивает устойчивость и относительную гармонию духовного единства и дифференциации, обособления и взаимодействия. Поэтому на уровне территории необходимо каждый раз находить оптимальный вариант национально-этнических и духовно-культурных ориентаций, тенденций и способов самоопределения и самореализации основных социальных групп и категорий населения.

Все составляющие региона взаимозависимы, взаимосвязаны — человек, его культура, характер жизнедеятельности неразрывно связаны со средой обитания, ее природным и историко-культурным содержанием.

Реализация средового подхода в проектной практике предполагает видение региона как сложного и многоуровневого социокультурного образования, особенность которого определяется действием целого ряда социальных, историко-культурных, инфраструктурных факторов и условий. В процессе определения приоритетных областей проектирования и на этапе выработки проектных решения социально-культурную ситуацию в регионе необходимо анализировать с различных сторон:

Во-первых, социокультурную сферу можно представить как совокупность субъектов культурной деятельности, являющихся:

а) носителями идей, инициатив, технологий, традиций;

б) носителями определенных проблем (в этом качестве можно рассматривать отдельную личность, социальную группу, учреждение, орган власти, коммерческую структуру и т.д.). Именно переживание проблемной ситуации делает человека потенциальным или реальным участником культурных проектов и программ (что важно учитывать при разработке коммерческих проектов и особенно в процессе поиска внебюджетных источников финансирования).

Во-вторых, сфера культуры конкретной территория всегда является своеобразным субъектом историко-культурной самобытности, уникальности. В процессе проектирования здесь важно знать и учитывать те факторы, которые составляют историко-культурную самобытность конкретного региона. Это могут быть традиции, предания, обычаи, обряды, праздники, игры, музыкальное и поэтическое творчество, народная педагогика, естествознание, медицина; памятники истории и культуры, уникальные природно-ландшафтные зоны; этнокультурная специфика; человеческий потенциал и т.д.

В-третьих, конкретную территорию (регион) как поле проектной деятельности необходимо рассматривать в качестве субъекта различного рода проблем — социальных, социально-демографических, социально-культурных. Такой аспект анализа ситуации особенно важен при разработке региональных социокультурных программ, ориентирующихся прежде всего на сужение пространства социокультурной проблематики территории, оптимизацию условий жизнедеятельности человека.

В-четвертых, объект регионального проектирования (город, район) представляет для проживающего там человека культурно-эстетическую среду обитания (включая парки, ландшафтные и прогулочные зоны, открытые места отдыха и досуга и т.д.). В ситуации неблагоприятных условий культурно-эстетической среды обитания задачи программы будут заключаться в ее обустройстве, насыщении ее культурно-историческими символами, значениями и смыслами (например, посредством оптимизации топонимической структуры — названий улиц, ландшафтных зон и др.).

В-пятых, сферу культуры территории можно представить как многоуровневую систему социально-культурной деятельности, не обязательно связанную с функционированием культурно-досуговых учреждений, “площадками” которой могут быть квартира, двор, микрорайон, район, город.

В-шестых, инфраструктурный потенциал сферы культуры представляет собой совокупность организаций и учреждений различных ведомств, реально участвующих в организации социально-культурной жизни (спорт, здравоохранение, образование, досуг).

Территориально-средовый подход к объекту проектной деятельности дает целый ряд преимуществ: расширяется радиус действия культурной политики и соответствующая область проектной деятельности; активизируются человеческие ресурсы (за счет ориентации на участие различных субъектов, являющихся носителями как культурного потенциала, так и специфических проблем); задействуется и востребуется историко-культурный потенциал территории; обнаруживаются финансовые ресурсы, как бюджетные, так и внебюджетные: программа, ориентированная на решение проблем территории (или проблем конкретной организации, коммерческой структуры), имеет больше шансов получить средства, необходимые для ее реализации. Проектная реализация подобного подхода позволяет преодолеть ведомственную разобщенность учреждений культуры, досуга, спорта, образования и максимально эффективно использовать в рамках единой программы ресурсы их инфраструктуры.

Таким образом, культура как объект программирования представляет собой сложное и многоуровневое явление. В технологическом плане объектом проектирования является не отрасль с соответствующими учреждениями, а культура — как универсальный и пронизывающий все элементы и уровни жизни компонент. Следовательно, стратегическая задача проектирования на региональном уровне заключается в поддержке самоорганизующейся социально-культурной среды обитания человека, создании системы условий, способствующих саморазвитию и самоорганизации культурной жизни территории.

1.5. Принципы социально-культурного проектирования

Социокультурное проектирование — это технология решения проблем в условиях максимальной неопределенности задач и вариативности их возможных решений. Поэтому чрезвычайно важны некие исходные положения, которые определяют общие ориентиры и мировоззренческие рамки проектной деятельности.

Социально-культурный проект представляет собой целевой блок, который реализуется через систему практических мероприятий. В основе генерирования идеи проекта и разработки условий и способов его воплощения лежит система принципов, т.е. основных исходных положений, теоретико-мировоззренческих оснований и наиболее общих нормативов проектной деятельности.

К числу ведущих принципов социокультурного проектирования относятся:

1. Принцип «критического порога модификации», предполагающий учет границ и возможностей управляемости объекта проектирования (который одновременно является субъектом самоорганизации и саморазвития), степени корректируемости социокультурных процессов и оценку социально значимых последствий такой модификации.

В основе этого мировоззренческого принципа лежит синергетическая идея, определяющая возможности и пределы вмешательства в функционирование социально-культурных систем: всякая сложноорганизованная система потенциально содержит в себе некое множество путей развития, отвечающих ее природе. Следовательно, вмешательство в систему ограничивается возможным спектром ее развития — сложноорганизованным системам нельзя навязать пути развития, не вытекающие из внутренней логики самой системы. Главное — понять собственные тенденции и механизмы саморазвития системы и способствовать их раскрытию. Хаос выступает механизмом самоорганизации и самодостраивания структуры системы, обеспечивая баланс ее сохранения и изменения. Выход из хаоса можно ускорить путем резонансного возбуждения желаемых и реализуемых в данной системе структур.

Данный принцип в сегодняшней ситуации представляется наиболее существенным, ибо его реализация позволит в максимальной степени использовать энергию саморазвития культуры, ограничить возможности административного и некомпетентного вмешательства в культурную жизнь. Практически он означает предоставление субъектам социально-культурной жизни максимальной организационно-правовой самостоятельности, отказ от идеи насильственного преобразования, ведущей к разрушению — человека, природы, мира, но главное — создание условий для саморазвития и самоорганизации субъекта социокультурной жизни.

Следовательно, смысл проектирования заключается не в жестком управлении культурными процессами или развитии культуры в смысле отрасли, инфраструктуры, но в поддержке самоорганизующейся социально-культурной среды, для которой культура есть имманентный, универсальный и пронизывающий ее компонент.

Данный принцип можно рассматривать как стратегическую задачу региональных культурных программ, смысл которых заключается в создании системы условий, оптимизирующих процессы саморазвития и самоорганизации всех субъектов социально-культурной жизни территории.

2. Принцип оптимизации “зоны ближайшего развития” личности — социокультурной среды ее обитания.

Как уже отмечалось, ведущая целевая ориентация проектирования заключается в разработке условий, способствующих саморазвитию социально-культурного субъекта (личности, общности, общества в целом) посредством решения или предупреждения проблем, характеризующих неблагоприятные обстоятельства его жизнедеятельности. В этой связи существенным аспектом содержательной части проекта является оптимизация непосредственной среды обитания человека, создание избыточных социальных условий, стимулирующих личностное развитие. Известно, что богатство индивидуальности определяется наличием множества своеобразных социокультурных ниш, которые служат формой востребования личностного потенциала. И это вполне закономерно, ибо лишь творческая самобытность, индивидуальность, востребованная обществом, гарантирует “приращение” и накопление культурных ценностей, их сохранение и развитие.

Теоретической основой данного принципа служит культурно-историческая концепция развития личности как опосредованного общением процесса освоения и присвоения индивидом ценностей культуры. Интериоризируя и оперируя знаками, языком как “орудиями” культуры, человек в процессе взаимодействия с другими людьми преобразует “натуральные” психические функции в образования высшего уровня развития, формирует собственный мир культуры, который составляют значения, ценности и смыслы. Рождаясь в системе социального общения, взаимодействия, “высшие функции” вращиваются в сознание личности, переходят в интрапсихическую плоскость. Ядром этой концепции является идея Л.С.Выготского о развитии личности как культурно-историческом процессе, его мысли о значимости искусства в развитии личности, о “культурном восхождении” и расширении личности посредством овладения собой через знак и текст культуры, путем преодоления противоречия между индивидуально-психологическим и культурно-историческим, его трактовка развития как параллельного и взаимодополняемого процесса культурогенеза (филогенеза) и антропогенеза (онтогенеза).

В рамках культурно-исторической концепции развития личности, богатство индивидуальности определяется и обеспечивается влиянием исторически развивающейся культуры; успешность социализации и индивидуализации личности задается ее социально-культурным контекстом, а в качестве объекта оптимизации данных процессов рассматривается зона ближайшего развития — социально-культурная среда как ведущее пространство обитания человека, условие формирования и реализации его потенциалов.

В этой связи чрезвычайно актуальной задачей проектирования является оптимизация зоны ближайшего развития, которую следует рассматривать как жизненно важное для полноценного развития личности культурное пространство — “вместилище” специфического культурного содержания: сложившихся формы общения, духовных ценностей, семиотики и семантики архитектуры, значимых событий, символов. Культурная среда — это “дом” повседневного обитания человека. Она многомерна и динамична, пульсирует и дышит, как живой организм. В этом пространстве сильны восходящие и нисходящие токи и энергетические импульсы. Оно может выполнять как собирательную функцию, так и рассеивающую, уменьшая степень притяжения между субъектами, его составляющими. Содержание и качество культурного пространства неизбежно переходит в другое измерение — духовный мир личности, образ жизни человека. Смысловые и символические составляющие культурного пространства неизбежно играют роль ориентира в ценностных предпочтениях, формируют чувство семейной близости, родственности составляющих его людей, мотивируют поведение людей в широком спектре — “от преданной любви до безразличия, от искреннего почитания до надругательства, от благолепия до варварства”.

Таким образом, под социально-культурной средой понимается вся совокупность социальных и духовных факторов и условий, непосредственно окружающих человека в процессе его жизнедеятельности. Акцент на оптимизацию социокультурной среды обитания обусловлен тем обстоятельством, что она является основополагающим фактором, определяющим человеческие ценности, нормы, идеалы и т.д. (наряду с семейно-бытовой и общеидеологической атмосферой общества).

Реализацию принципа оптимизации зоны ближайшего развития личности можно считать практическим воплощение средового подхода к социокультурному проектированию.

3. Принцип персонифицированности процесса и результатов социокультурного проектирования. Онозначает, во-первых, альтернативность идей и проектов, создающая условия для свободного самоосуществления, самореализации человека средствами культурной деятельности. Основой поведения человека в рамках проекта должна стать его внутренне детерминированная самодеятельность и творческая активность. Самореализация личности, перевод общественных ценностей в личные невозможен без самодеятельности человека, его встречной активности по усвоению общественных норм и идеалов. Мало знать, что есть добро, справедливость, милосердие – каждому человеку надо как бы заново открыть эти ценности для себя в процессе духовного самостроительства, надо осуществлять эти ценности в условиях повседневности.

Во-вторых, характеризуемый принцип предполагает восстановление связи культурных процессов с личностью творца, актуализацию скрытых в отечественной и мировой истории нравственных референтов. Данная проблема становится ныне одной из наиболее острых, поскольку в культуре образовались “пустоты”, не заполненные нравственными ценностями и усилиями духовного самостроительства. Именно в этих “пустых местах” культурного пространства рождается идеология нигилизма и разрушения. Устранить эту причину – значит воссоздать (отыскать в истории и современности) персонифицированные идеи и ценности, которые могли бы стать духовным стержнем и опорой человека (объектом поклонения, восхищения, подражания), цементирующим и смыслообразующим основанием культуры. Последняя как целостность возможна лишь при условии наличия некой системы (или совокупности) ценностей, разделяемых всеми. Персонифицированная истории местной (региональной) культуры и очеловеченные историко-культурные символы наполнят живым содержанием сегодняшнюю ткань культуры, станут источником «встречной» активности человека, нравственными «референтами» на пути личностного самостроительства.

В-третьих, принцип персонифицированности процесса и результатов социокультурного проектирования строится на восприятии культуры как особого духовного мира, наполненного значимыми для человека образами, смыслами, идеями, ценностями, на понимании проблем развития культуры как определенного противоречия между наличной и желаемой системами ценностей (которые утрачены и которые необходимо воссоздать). При этом культурную норму необходимо рассматривать в органичной связи с ее носителем — образом конкретной личности (исторического деятеля, современника), которая становится по отношению к аудитории проекта (т.е. носителю данной проблемы) референтом, задающим норму и планку личностного развития, способы разрешения проблемной ситуации. Опыт регионального проектирования показывает, что успешность реализации любого проекта определяется, как минимум, двумя факторами: наличием идеи, значимой для определенной части населения и ее персонифицированным выражением — лидером, являющимся ее носителем.

В-четвертых, персонифицированность — это ценностная причастность автора программы (и субъекта культурной политики) к анализируемым и проектируемым процессам — восприятие себя как органичной части целого культурного мира, идентификация с ним — с его радостями, болями, проблемами.

На уровне регионального проектирования данный принцип может быть реализован посредством разработки и реализации проектов и программ, пропагандирующих деятелей культуры, живших в прошлом в данной местности, популяризирующих ныне живущих людей, внесших вклад и определяющих самобытность территории.

4. Принцип оптимальной ориентации на сохранение и изменение (т.е. соразмерности традиционных и инновационных механизмов и процессов культурной динамики).

Оптимальное соотношение между процессами воспроизводства культурного наследия (т.е. актуализации, востребованности уже существующих в культуре или существовавших ранее явлений, ценностей, норм, традиций и т.д.) и процессами культурной инновации предполагает безусловное доминирование первой тенденции. К феномену культурное категория развитие мало применима или применима в очень узком диапазоне ситуаций. Культура как система принятых норм есть нечто противостоящее развитию, поскольку консервирует и удерживает стабильность онтологической картины мира, является производной от нее и создает нормативные институты ее закрепления. Признание проектной возможности изменения культурной системы допускает, в свою очередь, существование субъекта, способного “искусственно” осуществить конструирование и воплощение новой модели культуры, что весьма проблематично.

Следовательно,в рамках программ культурного развития преобладающей должна стать ориентация на сохранение (ценностей, традиций, форм жизнедеятельности и т.д.), т.е. на воспроизводство культуры как целостной и органичной системы, включающей на равных прошлое, настоящее и будущее.

Как известно, изменение — это функция цивилизации, информационно-технической культуры, но не культуры духовной, гуманитарной. Это означает, что в контексте социокультурного проектирования наиболее продуктивное мировоззрение — консервативное, традиционно ориентированное. Задача проектировщика (особенно на уровне разработки федеральных и региональных программ) — посредством проекта достичь органичности культурной среды обитания человека — путем сохранения, спасения и воссоздания элементов культуры как целостной системы (материальных, духовных, технологических и др.).

Поэтому ключевым понятием при разработке программ поддержки и развития культуры является не развитие или возрождение, а сохранение. Возрождение в точном смысле данного понятия — это восстановление форм социальной жизни, способных к полноценному творчеству и напряженной деятельности в пространстве “здесь и теперь”. Сегодня это довольно сложно, а в полном объеме невозможно — никому еще не удавалось “возродить” социальный институт (и соответствующую ему систему ценностей), разрушенный в ходе исторических метаморфоз. Восстановить можно лишь те структурные формы социальной жизни, которые в какой-то мере соответствуют сегодняшней системе ценностей и способны решать актуальнейшие социальные проблемы — в этом случае восстанавливающиеся структуры могут оказаться вполне жизнеспособными. Ориентация на сохранение снимает проблему выбора — что возрождать, консервировать, сохранять. И это вполне естественно, ибо культура — это не столько настоящее, сколько прошлое, в котором она обретает свою подлинность. Следовательно, все исторические предания, голоса и тексты культуры должны получить равный шанс зазвучать сегодня, стать явлением живой культуры, в пространстве которой они сами будут бороться за наше сознание и поддержку.

Актуальность практической реализации принципа соразмерности традиционных и инновационных механизмов и процессов культурной динамики обусловлена целям рядом обстоятельств:

Во-первых, процессы сохранения и изменения являются базовыми механизмами развития любых культурных систем. Сохранение — это процесс социализации, воспроизводства каждым новым поколением норм, ценностей, правил поведения, т.е. всей институциональной культуры. Изменение — зарождение новых норм и ценностей, меняющих мировоззрение и образ жизни, вносящих в культуру и социум элементы неопределенности. Средством изменения является, как правило, неинституциональная часть культуры (например, большинство новых идей и ценностей официальной культуры 80-х годов было рождено в сфере самодеятельного движения: приоритет интересов личности над интересами государства, многоукладность экономики, введение частной собственности, многопартийная система, деполитизация КГБ, армии и т.д.).

Во-вторых, актуальность практической реализации принципа соразмерности традиционных и инновационных процессов культурной динамики (который выражается, как уже было отмечено, в преобладании механизмов сохранения) обусловлена тем обстоятельством, что ориентация на сохранение вытекает из специфики российской культуры, в которой сохранение всегда преобладало над изменением.

В-третьих, актуальность практической реализации характеризуемого принципа определяется динамичностью сегодняшней социокультурной ситуации, а также компенсаторными возможностями сохранения в условиях активных модернизационных процессов.

Причины усиления ориентаций отечественной культуры на сохранение (в форме повышенного интереса к прошлому, истории) вполне закономерны и объясняются целым рядом обстоятельств: во-первых, ориентация на прошлое, как было отмечено, доминирует в любой культуре, ибо она отвечает фундаментальным потребностям человека в самосохранении, стабильности, уверенности; во-вторых, она связана со спецификой российской культуры, ее ориентацией на “вчера” или “завтра” и почти полным исключением из актуальности временного модуса “сегодня”; в-третьих, она вызвана компенсаторными возможностями механизма сохранения, его способностью восполнить утрату культурной преемственности (особенно в те периоды, когда общество в силу ряда причин выпадает из собственной истории и культуры), противостоять экспансии ценностей западной массовой культуры. Сегодняшнее сверхценное отношение к прошлому выражается в повышенном интересе к отечественной истории и культуре, в массовых движениях историко-культурной и патриотической направленности, которые стремятся преодолеть кризис национально-культурной идентичности путем врастания в прошлое, обретения там своих духовных корней.

Вместе с тем существуют определенные сложности реализации принципа сохранения (и в рамках проектирования, и в сфере культурной политики в целом). Парадокс заключается в том, что культура России всегда тяготела к сохранению, а государственная политика очень часто была ориентирована на изменение. Это особенно ярко проявилось в первые годы Советской власти, когда насильственное изменение было центральной идеей культурной политики. Даже в формулировках задач культурной революции преобладала разрушительная лексика (например, строительство новой культуры мыслилось как это уничтожение старой, т.е. культуры крестьянства, дворянства, духовенства. Задача повышения уровня грамотности населения формулировалась также негативно — как “ликбез”, т.е. “ликвидация” неграмотности).

Сегодня мы понимаем, что искусственное и во многом насильственное стимулирование процессов изменения в ущерб естественно-историческим темпам и объективным закономерностям саморазвития культуры в реальности оказалось ее разрушением. На первый взгляд, достижения в сфере культуры за годы советской власти выглядели весьма внушительно: преодоление неграмотности, развитие национальных культур, научных школ, сети культурно-досуговых учреждений и т.д.Однако нынешний кризис заставляет иначе посмотреть на результаты культурного строительства предыдущих десятилетий — именно в них была заложена “мина”, обусловившая сегодняшнее духовно-нравственное разложение общества и утрату значительной частью населения гуманистических ориентиров. Существенная роль здесь принадлежит идее изменения, реализованной методами насильственного отрицания вековых устоев жизни культурного организма. Уничтожению подлежали не только ценности культуры, но и их носители: интеллигенция (борьба с которой не прекращалась практически никогда, лишь модифицируясь в своих формах), крестьянство, огосударствление и люмпенизация которого сопровождались вытеснением специфической крестьянской культуры быта, труда и т.д. Кампания “раскрестьянивания” стала одним из способов “раскультуривания” основной части населения России. Основанная на любви к труду на земле крестьянская культура в результате “социалистического преобразования деревни” и “культурного строительства на селе” была заменена “культпросветом”, “культурным обслуживанием”, “шефской помощью”, “культурой безделья” (или досугом). Игнорирование сущностной природы культуры – ее ориентации на сохранение – привело к утрате основ общечеловеческой морали, забвению веками накапливаемых базовых, классических ценностей и норм.  Это, в свою очередь, обусловило духовную опустошенность и нравственную деградацию общества, усиление агрессивности и социальной напряженности.

К сожалению, не только государство, но и значительная часть российской интеллигенции всегда исповедовала идеологию изменения. Вероятно, в ее основе лежит типично российская утопическая идея совершенствования земного бытия путем насильственного преобразования мира, а политическая, юридическая и идеологическая надстройки — это всего лишь аппарат, призванный ее осуществить практически.

Массовое распространение в годы советской власти идеи построения “царства земного” породила специфический тип личности — “человека борющегося”, который и сегодня рассматривает себя в качестве основного двигателя прогресса и преобразователя общественной жизни. Его основная черта — постоянная устремленность в будущее, утопическая мечта “сказку сделать былью” (коммунистической или капиталистической — не очень важно).

В предыдущие исторические эпохи социальную базу такой идеологии (и психологии) составлял определенный психологический тип личности, объединяющий маргиналов (лиц без определенного ремесла и социального положения), а также людей с повышенной тревожностью, чувством собственной неполноценности. Агрессия такого человека по отношению к настоящему — это компенсация собственной социальной, профессиональной и личностной несостоятельности. Подобное мировоззрение и соответствующий психологический тип личности сопровождается, как отмечают психологи, гипертрофированным символизмом — театральностью и показушным надрывом, граничащим с истерией. Вот почему этому типу максимально соответствуют театрализованные формы всех сторон и сфер общественной жизни (об этом свидетельствует, например, массовое распространение театрализованных форм социокультурной жизни в первые годы советской власти).

Подводя некоторые итоги размышлениям о целесообразности и трудностях практического воплощения принципа оптимальной ориентации на сохранение и изменение в процессе разработки и реализации социокультурных проектов и программ, отметим следующее:

Безусловно, инновационная направленность культурных программ сегодня необходима — одним из ведущих противоречий, характеризующих современную социокультурную ситуацию, является разрыв между инновационным потенциалом культуры и массовой способностью его освоения и использования в повседневной социокультурной практике[38]. Об этом свидетельствует низкий уровень культуры производства, культуры труда, длительный период адаптации молодых специалистов на рабочем месте, растущее недовольство членов общества содержанием образа жизни и качеством жизни, плохое состояние жизненной среды (экологические разрушения, запущенные города, неудобные квартиры, неблагоустроенные рабочие места и пр.). Следовательно, ранее сложившиеся способы освоения форм культурной жизни, относящиеся к ее менее динамичному состоянию, устарели, необходим их критический пересмотр и выход на осмысление, формирование и распространение новых социально значимых культурных образцов (деятельности, поведения, отношения к природе, обществу, другим людям), соответствующих сегодняшней ситуации.

В настоящее время в различных сферах культуры (и особенно правовой, экономической, политической, информационной, производственной) накоплен значительный модернизационный потенциал, который является, как правило, результатом некритичного заимствования опыта и результатов развития других культурных систем и потому зачастую воплощается в жизнь в уродливых формах. Этот потенциал может быть использован во благо развития культуры, личности, общества (особенно в части инноваций, связанных с информационными и производственными технологиями), но только в том случае, если будет соответствовать специфике отечественной культуры, если его внедрению будет предшествовать этап освоения собственного культурного наследия и обретения национально-культурной идентичности.

Естественная соразмерность традиционных и инновационных механизмов и процессов культурной развития обеспечивается созданием (в ходе реализации проекта) условий, как создающих предпосылки для культурных инноваций, так и поддерживающих культурную преемственность.

Оптимизация культурной жизни, и особенно на региональном уровне, предполагает востребованность историко-культурных ценностей, включенность их в контекст современных культурных процессов. Следовательно, в основу культурного развития (по крайней мере, на данном этапе) должна быть положена идея преемственности, сохранения, созидания. Приоритетными задачами социокультурного проектирования в этой связи следует рассматривать поддержку тех ценностей, норм, традиций, культурных практик, которые “отфильтрованы” историческим опытом многих поколений, отвечают критериям нравственности и гуманистичности, отражают специфику территории и могут рассматриваться в качестве социокультурных стабилизаторов жизнедеятельности общества и человека.

5. Принцип проблемно-целевой ориентацииведущий технологический принцип социокультурного проектирования. Его реализация предполагает прежде всего целевую ориентацию программ на решение различного рода проблем, носителями которых является личность, социальная группа, определенная территория или регион, общество в целом; их направленность на самоосуществление личностей и социальных групп, на самореализацию человека в социокультурной сфере. На различных этапах проектирования данный принцип воплощается в виде анализа основных болевых точек и проблем (территории в целом, социальных групп и личностей); поиска нестандартных способов и путей их решения; просчета необходимых ресурсов и изыскания источников финансирования; вовлечения в процесс реализации проекта всех заинтересованных субъектов социокультурной жизни.

Реализация принципа проблемно-целевой ориентации требует более широкого представления о феномене и сфере культуры (ее границах, функциях), существенно увеличивает радиус действия культурной политики и объектной области проектирования, смещает акцент с досуговой проблематики на развитие культуры в широком смысле слова (в этом, может быть, и состоит основное отличие технологии проектирования от традиционного планирования культурно-досуговых мероприятий).

К сожалению, сегодня продолжает доминировать узкоотраслевой подход к культуре, взгляд на нее как на сумму учреждений и организаций, действующих на данной территории. Это существенно ограничивает возможности внедрения технологии социокультурного проектирования и использования ее потенциалов в оптимизации культурной жизни. Реализация проблемно-целевого подхода к проектированию (да и к культурной политики в целом) заставляет увидеть культуру как многоуровневое и многоплановое явление, не совпадающее с отраслевыми границами.

Проблемно-целевая ориентация — это еще и многообразие адресата социально-культурной программы, которая потенциально может быть обращена:

— К местной администрации, поскольку культура занимает исключительное место в развитии социально-культурной жизни, в сохранении и возрождении народных традиций, промыслов, ремесел, придающих территории историко-культурную уникальность, в эстетизации среды обитания. Кроме того, обращение к органам городской или районной администрации необходимо еще и потому, что программа всегда ориентирована на решение проблем, характерных для территории в целом.

— К органам управления и субъектам культурной политики (областному, городскому, районному комитетам по культуре) как к возможным источникам поддержки и финансирования проектов, соответствующих приоритетам культурной политики.

— К Министерству культуры Российской Федерации, для которого территориальные программы развития культуры и целевые проекты являются средством реализации федеральных программ сохранения и развития культуры и искусства.

— К Государственному комитету РФ по национальным отношениям, приоритетным направлением деятельности которого является сохранение и развитие национальных культур малочисленных народов России.

— К руководителям предприятий различных форм собственности, заинтересованных в стабилизации кадрового состава, улучшении морально-психологического климата трудовых коллективов путем совершенствования досуга и отдыха работников, в том числе и на базе клубных учреждений и в рамках культурных программ.

— К рядовым специалистам различных сфер деятельности, для которых программа выступает как система проектных предложений, реализация которых зависит от скоординированности действий, участия всех организаций, ведомств, различных групп населения, общественных объединений и т.д.

— К потенциальным спонсорам, меценатам, инвесторам, для которых сфера культуры является перспективным объектом инвестиций и благотворительной деятельности. Для данных социальных субъектов программа может представляет интерес еще и потому, что в ней могут быть предусмотрены различные мероприятия и акции (в т.ч. межрегионального и международного уровня), финансирование которых может существенно улучшить имидж организации-спонсора, стать дополнительным полем рекламы продукции и услуг, расширить возможности установления взаимовыгодных контактов с другими регионами и странами.

— К различным фондам социальной направленности, для которых сфера и учреждения культуры могут стать площадкой реализации социально-культурных проектов и программ, ориентированных на социально-ослабленные категории и группы населения.

— К зарубежным партнерам, (в т.ч. и туристским фирмам), проявляющим все возрастающий интерес к различным регионам России, ее природе, географии, истории, традициям.

— К политическим партиям, общественным движениям и объединениям, для которых политическая и финансовая поддержка социокультурных проектов и программ может стать существенным фактором расширения их социальной базы, а сами учреждения культуры, досуга и искусства при соответствующем ресурсном обеспечении способны сыграть решающую роль в формировании общественного мнения в период предвыборных кампаний.

— К средствам массовой информации, которые своим вниманием к проблемам могут способствовать практической реализации программы, повысить статус культуры в глазах властных структур, населения, потенциальных спонсоров и меценатов, привлечь внимание различных социальных сил, заинтересованных в поддержке и финансировании культуры.

— К общественности, творческой интеллигенции, лучше других знающей проблемы и перспективы сферы культуры и заинтересованной в осуществлении своих социально-культурных инициатив.

— К населению (города, района), заинтересованному в улучшении социально-культурных условий жизни, развитии творческих способностей и дарований, сохранении и обогащении традиций, обрядов, обычаев, фольклора, народных художественных ремесел, совершенствовании сферы культуры в целом.

В силу этих обстоятельств социально-культурная программа — это в определенном смысле избыточная совокупность социальных проектов и идей, стимулирующих рост числа разработчиков, пользователей и участников. Стимулирующая роль проектирования не ограничивается фактом разработки программы — это начало процесса, активизирующего механизмы саморазвития культурной жизни.

Организационно-управленческая суть проблемно-целевого принципа проектирования заключается в необходимости поиска соответствующих социальных сил, заинтересованных в разрешении тех или иных проблем. И в структуре культурной политики каждая группа проблем должна иметь в своего адресата, вербализирующего, оценивающего и отражающего их в форме позиций и целеориентированных решений (в том числе и в рамках социокультурного проекта). Самая опасная ситуация — это когда проблема возникает в вакууме пассивности, не имеет интенциональной направленности (как, например, своевременно не отраженный в сознании социальных сил путь к экологической катастрофе как опасность оборачивается экологическим кризисом среды обитания человека). Неприспособленность людей к решению тех или иных проблем или неразрешимость последних в силу объективных условий создают опасность усиления социальной напряженности в обществе, возникновения масштабных и разрушающих социальный порядок конфликтных ситуаций.

Актуальность проблемно-целевого принципа проектирования обусловлена: пониманием культуры в широком социальном контексте — как той системы, которая охватывает все сферы человеческой жизнедеятельности; расширением границ культуры как объекта культурной политики, т.е. выхода в за рамки досуга и перехода к проектированию процессов развития культуры в широком смысле этого слова; необходимостью отказа от жестко-нормативной системы управления и перехода к “мягкой” системе регулирования путем обеспечения соответствующих условий.

Достоинства данного принципа заключаются в том, что:

Во-первых, отпадает необходимость в дорогостоящих, длительных и в конечном счете малоэффективных социологических исследованиях, с помощью которых традиционно пытались изучить ранее интересы и запросы населения. В силу указанного принципа на первом месте среди факторов, требующих учета, стоят проблемы, а интересы и потребности выступают как нечто вторичное. Безусловно, они учитываются при разработке и реализации программ, но роль их такова, что вполне достаточно уже имеющейся информации об интересах и потребностях различных категорий населения, полученной ранее в ходе проводившихся практически в каждом регионе социологических исследований. Для квалифицированной проработки содержательного блока проекта необходимо прежде всего знание тех проблем, которые являются типичными для социальной группы, выступающей в качестве аудитории программы;

Во-вторых, ориентация социокультурных программ на решение широкого спектра проблем (в сфере художественной, духовно-нравственной, экологической, политической культуры) расширяет поле социально-культурной деятельности, усиливает общественную значимость и престиж профессий культурологической и социально-педагогической направленности (как в глазах населения, так и у представителей средств массовой информации, общественных организаций, партий, властных структур), гарантирует их социальную востребованность;

В-третьих, проблемная ориентация проектов и программ активизирует участие тех, кому они адресованы — за счет соответствия интересов человека (его стремления разрешить свои проблемы) и целевой установки проекта (создать условия, способствующие разрешению личностных или социально-культурных проблем). Если в традиционном опыте организации социально-культурных мероприятий была значительная рассогласованность целей профессиональных работников (воспитать человека в соответствии с заданным «сверху» идеалом) и субъектов социально-культурной деятельности (для них мотивы включения в культурную деятельность были связаны с удовлетворением личных потребностей и решением вполне конкретных жизненных проблем), то теперь их усилия объединяет и синхронизирует принцип проблемно-целевой ориентации.

В-четвертых, проектная реализация характеризуемого принципа способствует привлечению дополнительных средства (как из бюджетных, так и внебюджетных источников) для финансирования социально-культурных программ, находящихся на пересечении нескольких приоритетов (и соответствующих им социальных институтов, организаций, учреждений).

В-пятых, проблемная обусловленность целей, задач и содержания деятельности в рамках проекта позволяет преодолеть ведомственную разобщенность, объединить усилия различных субъектов и учреждений (культуры, досуга, образования, спорта и т.д.) вокруг единой цели и более эффективно использовать ресурсы каждого из них.

Более частными принципами социокультурного проектирования (в основном, технологического характера) являются: принцип соразмерности проектируемых перемен, т.е. их соответствия физиологической, психической, экологической и социокультурной природе человека, выступающего первичным структурным элементом аудитории проекта; принцип социальной и личностной целесообразности, реализация которого заключается в достижении соответствия ожидаемых результатов нормативным целям и личностным потребностям, выработке организационных форм экспериментальной проверки и внедрения наиболее эффективного в социальном отношении варианта из предлагаемых проектных решений; принцип комплексности, предполагающий учет всех основных направлений и форм взаимосвязи человека с его природным, социальным и культурным окружением; принцип реалистичности, требующий решения культурно значимых проблем с опорой на действительные, поддающиеся учету и использованию ресурсы (экономические, кадровые, информационные); просчета экономической целесообразности и социальной эффективности проекта; максимального использования уже имеющихся в культуре позитивных способов решения аналогичных или тождественных проблем; отношения к инновациям как последовательной модификации существующих культурных образцов; обоснования границ применимости и тиражируемости проекта.

Таким образом, основополагающими принципами проектирования являются: принцип критического порога модификации; принцип оптимизации зоны ближайшего развития; принцип персонифицированности процесса и результатов проектирования; принцип оптимальной ориентации на сохранение и изменение, понимаемый как соразмерность традиционных и инновационных механизмов и процессов культурной динамики; принцип проблемно-целевой ориентации, а также принципы соразмерности проектируемых перемен, социальной и личностной целесообразности, комплексности и реалистичности.

Данные принципы социокультурного проектирования выполняют двоякую функцию: во-первых, они определяют мировоззрение проектировщика, а также стиль и нравственную интонацию разрабатываемых им концепций, проектов, программ, инициатив, т.е. обеспечивают ценностно-ориентационный уровень проектирования (особенно первые четыре принципа). По степени их воплощения (в целевой и содержательной части проекта) можно судить об органичности программы, мере ее созидательности или разрушительности. Во-вторых, эти принципы составляют теоретическую основу технологии социокультурного проектирования, которая будет раскрыта в последующих разделах пособия.



  © Реферат плюс


Поиск
Реклама

  © REFERATPLUS.RU  

Яндекс.Метрика