Календарь
Сентябрь
Пн   4 11 18 25
Вт   5 12 19 26
Ср   6 13 20 27
Чт   7 14 21 28
Пт 1 8 15 22 29
Сб 2 9 16 23 30
Вс 3 10 17 24  

Питание растений



Скачать: Питание растений

Развитие взглядов на питание растений до Либиха

Историю развития  агрохимии в нашей стране можно подразделить на три периода.  Первый период охватывает конец XVIII и первую половину XIX столетия. Этот период характеризуется накоплением данных по вопросам питания растений, применением удобрений и первыми попытками их обобщения.

Второй период охватывает вторую половину XIX и начало XX столетия до октябрьского переворота 17-го года.  Для этого периода характерно  развитие  опытов  в  лабораториях,  на опытных станциях и в производственных условиях.

Работами этого периода показана необходимость  глубокого изучения питания растений, химических и биологических процессов в почве,  являющихся основой для применения удобрений.

Третьим периодом в развитии агрохимии является советский период. Его можно охарактеризовать, как период реконструкции сельского хозяйства в целом, механизайией и химизацией земледелия.

В XVIII столетии в России господствовала крепостническая система хозяйства. Наряду с этим возникали капиталистические формы хозяйства в виде мелкого товарного производства.

Наиболее высокого для того уровня достигла металлургическая промышленность. Под  влиянием  металлургической,  военной, кораблестроительной промышленности в россии  стали  развиваться естественные  науки.  В 1725 году в Петербурге была  организована академия наук,  а в 1755 г. по инициативе гениального Ломоносова создан Московский университет.  XVIII век ознаменовался в России рядом изобретений и  достижений в области науки (Ползунов и др.).  Это положительно сказалось на творчестве Ломоносова. В 1748 году Ломоносовым была построена  первая в России научно-исследовательская химическая лаборатория,  в которой он проводил работы по химии, физике, минералогии и геологии. К гениальным открытиям Ломоносова, составившим эпоху в развитии передовой науки всех  стран,  относится  открытие и естественно-научное обоснование закона сохранения вещества и движения, ставшего одним  из краеугольных камней материалистического истокования природы.  Этот закон открыт открыт  им  совершенно самостоятельно, и задолго до Лавуазье. На основе этого закона Ломоносов по-новому объясняет многие явления природы, в частности,  им была создана и научно обоснованная теория о природе тепловых явлений. М.В. Ломоносов сыграл огромную роль в  обосновании и дальнейшем развитии основных принципов материалистической философии в  нашей  стране.  Работы Ломоносова оказали  большое  влияние  на  развитие науки в России, в частности, естествознания, на развитие передовой мысли. Можно сказать, что Ломоносов был начальником естесвознания в России.

Особенно сильно влияние Ломоносова сказалось на развитии физики и химии. Он ввел в химию весы и количественные наблюдения. Это сказалось и на исследованиях в агрономии.

И.И.Комов (1750-1792),профессор земледелия и других  наук, в  своей  книге  следующим образом определяет сущность земледелия :" Земледелие же с высокими науками тесной союз имеет, каковы  суть История естественная,  наука лечебная, Химия, Механика и почти вся Физика,  и само оно ничто есть иное, как часть Физики опытной, только всех полезнейшая.

Комов призывает к развитию опытной работы, которая должна дать более глубокие ответы на различные вопросы агрономии, причем рекомендует не  полагаться  на  "  однократный опыт", а для большей уверенности повторять его.

В книге Комова подробно изложено значение  многих  сельскохозяйственных культур,  описываются  обработка  почвы, удобрение, севообороты, земледельческие орудия. Характеризуя почвы,  Комов говорил,  что " о доброте" и глинистой и песчаной и всякой земли по количеству чернозема в них  содержимого судить можно. Для определения в почве количества глины, песка,  извести и "питательного сока" он  предлагал механический анализ,  основанный  на  разделении  глины от песка отмучиванием водой, и химический анализ.

Комов писал, что питательный сок родится от "согнития животных", травяных веществ и корней в  земле,  стеблей  и ветвей растений  на воздухе.  Песчаная земля от него плотнее, а глинистая делается рыхлее.  Узнав  свойства  земли, главное дело земледельца состоит,  по Комову, в том, чтобы "худую " землю удобрить,  и удобрив,  стараться, чтобы она доброе не потеряла.  Первое делается пахотой,  а последнее очередным севом различных культур.

Обработка почвы,  по мнению Комова,  не может заменит внесение навоза.  При этом Комов  подчеркивал,  что  навоз имеет большое значение в улучшении физических свойств почвы, в создании рыхлости почвы и  сохранении  влаги.  Комов отмечает также  важную  роль в улучшении почвы и повышении урожая. По его мнению, известкование глинистой почвы положительно сказывается  в  продолжении  20 лет и более.  При этом известь глинистую почву не только делает рыхлой, но и всякую кислоту  в глинистой по большой части земле находящуюся истребляет. Поэтому Комов рекомендует искать известняки и мергель и вносить по 100-150 четвертей сыромолотого известняка на десятину (1 четверть - около 200 л).

И.И.Комов подробно  описывает приготовление фекальных компостов. Куриный помет он предлагает вносить  под  озимь во время сева вместе с семенами либо весной,  когда сойдет снег, в подкормку.  Навоз он рекомендует вывозить на  поле свежим, а не сгоревшим или сгнившим, так как при этом сила питательная исчезнет.  После вывозки в поле  навоз  должен немедленно  заделываться в почву.

Комов придавал большое значение  в  питании  растений органическому веществу  почвы.  В этом отношении он явился предшественником немецкого ученого Тэера,  развившего  так называемую гумусовую теорию (см.ниже) питания растений.

Болотов А.Т.  (1738-1833) в течение ряда  десятилетий занимался вопросами  сельского  хозяйства и сыграл большую роль в развитии русской  агрономии.  Большое  внимание  им уделено удобрению почв. Им опубликовано более 20 статей по вопросам использования удобрений.  Хранить навоз он  рекомендовал не под животными,  а в специальных навозохранилищах в уплотненных кучах.

В статье О навозных солях А.Т.Болотов пишет об образовании из органических удобрений доступных растениям  питательных веществ.

А.П. Пошман (1792-1852) в своей  книге  Наставление  о приготовлении сухихи и влажных туков, служащих к удобрению пашен (1809) высказал соображение о том,  что в  удобрении действующим началом являются щелочно-соляные вещества, содержащиеся в навозе и в золе,  иначе  говоря,  минеральные вещества, которые и служат пищей для растений. Таким образом, за много лет до опубликования Ю.Либихом теории  минерального питания  Болотов и Пошман писали о значении минеральных солей в питании растений.

М.Г.Павлов (1794-1840),  являвшийся  профессором Московского университета, читал лекции по физике, технологии, лесоводству, сельскому хозяйству и руководил земледельческой школой. Он впервые в России увязал химию с агрономией.

В 1825 г. М.Г.Павловым издан труд  Земледельческая химия. М.Г.Павлов писал, что земледельческая химия есть наука о  веществе тех исключительно предметов,  которые имеют отношение к земледелию и знание веществе коим может  руководствовать с выгоднейшему устройству производств сего искусства. Удобрить почву, по М*Г*Павлову, значит сделать ее более плодоносной.  Землеудобрение может быть осуществлено с целью улучшения физических свойств или  устранения  кислот, или  ускорения разрушения органических веществ почвы, или повышения плодородия.  Целью последнего,  по  Павлову, является умножение  в  почве  питательных  веществ  или по крайней мере вознаграждение того,  что похищается из земли возрастающими на  ней  растениями  с  помощью органических удобрений.

Работы этих ученых относятся к первому, начальному периоду в развитии агрохимии,когда главным образом  накапливались свещения  о питании растений и удобрении и делались попытки обобщения накопленного опыта.

Обобщение сведений о питании и удобрении,  как мы видели, привело Комова в конце 18-го века к выводу о  важной роли гумуса  в  питании  растений,  а в начале 19-го века, обобщая данные по удобрениям,  Пошман пришел к заключению, что в  удобрениях действующим началом является минеральная часть.

Развитие агрохимии в Западной Европе Не входя в изложение исследований в области агрохимии в Западной Европе более раннего периода, отметим работы по агрохимии, начиная  с  Х1Х столетия,  когда в лабораториях развернулась работа по изучению питания растений.

В 1804 г.  получили известность исследования по ассимиляции углерода и дыханию  растений.  Французский  ученый Соссюр провел  детальный анализ золы растений и на основании этих данных пришел к выводу,  что минеральные вещества не случайно проникают с растение. Например, фосфорнокислая известь была найдена им взоле всех растений.

В 1800  г.  Шрадер нашел в проростках в 4 раза больше золы, чем в семенах (причина - нечистота условий опыта), и пришел к выводу, что растения сами производят свои зольные вещества посредством жизненной силы и не нуждаются в  доставлении их  извне.  Для проверки этого утверждения СОссюр выращивал растения на дестиллированной воде и нашел в  них минеральных веществ столько же, сколько их было в семенах.

Таким образом, Соссюром были экспериментально опровергнуты виталистические представления Шрадера о питании растений.

 На основании своих опытов Соссюр пришел к выводу, что главным источником углерода для растений является атмосфера, а почва - источником зольных веществ.  Либих впоследствии использовал анализы и выводы Соссюра в качестве доводов в пользу теории минерального питания растений.

В конце  ХУ111 и в начале Х1Х столетия в Западной Европе была широко распространена так  называемая  гумусовая теория питания растений.  Один из наиболее видныхъ сторонников этой теории немецкий ученый Тэер  говорил  о  гумусе следующим образом. Плодородие почвы зависит собственно целиком от гумуса,  так как,  кроме  воды,  он  представляет единственное вещество почвы,  могущее служить пищей растений.

В то время считалось,  что чем больше питательных веществ содержит растение,  тем больше оно поглощает и гумуса. Сторонниками  гумусовой  теории  минеральным веществам отводилась косвенная роль: они лишь ускоряют, по их представлениям, процессы разложения органических веществ в почве и переводят гумус в удобоусвояемую для растений форму.

Тэер и  другие  сторонники  гумусовой  теории считали важным условием для поддержания плодородия почвы  накопление и  сбережение в ней гумуса.  Необходимость севооборота обосновывалась стремление уравновесить расход органического вещества с его приходом в почву.

В гумусовой теории сочетались верные наблюдения агрономов-практиков о  большом  значении гумуса для плодородия почвы с неверными метафизическими представлениями  о  том, что гумус  является единственным веществом почвы,  могущим служить пищей для растений.

Ряд ученых  того  времени  выступали против гумусовой теории. К ним относятся прежде всего Буссенго, Шпренгель  и Либих.

Буссенго (Франция) известен своими работами  (опубликованными в 1836-1841гг.) по физиологии,  биохимии и агрохимии. ОН установил,  что источником углерода для растений служит угленкислота воздуха.  Им было показано также влияние внешних условий на ассимиляцию углерода листьями.

Изучение особенностей  питания  животных  и  растений сыграл большую роль в дальнейшем развитии исследований  по азотному питанию  растений.  Опыты  с растениями в искусственных условиях привели Буссенго к разработке вегетационного метода для изучения питания растений.

Отвергнув гумусовую теорию питания растений, Буссенго развил так  называемую  азотную теорию.  В своем имении он устроил опытную станцию с хорошо оборудованной лабораторией, где  занимался  исследованиями с 1836 г.  В нескольких севооборотах опытного поля он провел учет урожаев и  определил содержание  углерода,  азота  и золы в урожаях.  Это позволило Буссенго произвести учет круговорота  веществ  в хозяйстве. Он обнаружил, что накопление углерода в урожаях не связано с его количеством в навозе. Особенно ценным бы ло установление того факта, что количество азота в урожаях за целый севооборот превосходит то его количество, которое дается растениями  с  навозом.  Излишек азота в урожае был тем выше,  чем большее было участие в севообороте  бобовых растений - клевера и люцерны.

Таким образом,  в полевых условиях было  установлено, что бобовые  культуры  обогащают  почву азотом,  доступным другим растениям,  что и сказывается на повышении их  урожая, например,  урожай  пшеницы  после клевера выше урожая пшеницы после картофеля и корнеплодов.

Буссенго высказал мнение,  что азот, который накапливают бобовыее,  происходит из воздуха.  Позднее он пытался вопроизвести фиксацию  азота бобовыми в вегетационных опытах с предварительной стерилизацией песка и сосудов. Обнаружилось, что  чем более чистые условия создавал он в опытах, тем менее ясные получались результаты. В то время такое явление было неясно. Теперь известно, что при стерилизации среды отсутствовал симбиоз бобовых  с  клубеньковыми бактериями, поэтому фиксации азота воздуха не происходило.

Работы Буссенго привели к установлению важного значения азотных удобрений в повышении урожаев. Своими исследо ваниями Буссенго решил ряд важных вопросов физиологии растений, биохимии и агрохимии.

Немецкий ученый Шпренгель, опубликовавший свои взгляды на питание растений в 1837-1839 гг.,  был одним из ближайших предшественников Либиха. Шпренгель, писал, что растения - из неорганических веществ, получаемых ими из почвы и воздуха,  образуют тела органические  с  помощью  света, тепла, электричества  и влаги.  Объяснение падения урожаев при непрерывной культуре он видел в том,  что  минеральные вещества необходимы  для  жизни  растений  и потому должны возмещаться в почве.

При этом  Шпренгель не отрицал одновременного использования растениями, кроме главного источника углерода, углекислоты воздуха, также и перегноя почвы корнями.

Недостаток фактических данных не позволил  ему  более четко поставить  вопрос о значении гумуса в питании растений, однако развитые Шпренгелем  представления  и  питании растений имеют серьезное значение в развитии агрохимии.

Из истории вопроса об азоте Ряд противоположностей связан со словом азот: с одной стороны -  это  нежизненный газ,  а с другой стороны - нет жизни без азота,  ибо он  является  непременной  составной частью белков:  азот  дает  соединения  то окисленные,  то восстановленные, то кислотного ,  то щелочного  характера, причем, в отличие от других элементов, играет роль в жизни растения способность использовать в процессах синтеза разные степени окисления и восстановления,  как азотная, азотистая и азотноватая кислоты,  аммиак и гидроксиламин, а у низших организмов -и свободный азот.  С экономической стороны также азот является то самым дорогим элементом,  если речь идет о минеральных удобрениях, то самым дешевым, если иметь в виду использование азота бобовых.

Историю вопроса об азоте нужно начинать,  конечно, не с Шульца,  а с Буссенго,  но и это будет правильно лишь  в том случае, если говорить о периоде настоящей химии, начало которой положил Лавуазье.

Но на  деле  вопрос  этот возник еще задолго до Лавуазье, во времена алхимии и иатрохимии, хотя терминология в то время была совершенно иная5 речь шла обычно о воздушном начале селитры.  Предполагалось,  что  зародыши  селитры (germes,oeufs) носятся в воздухе, но только в почве происходит инкубация и развитие зародышей и рождается драгоценная соль (соль земли).

Уже Альберт Великий (Х111 столетие) в  своем  трактате De mirabilibus mundi (О чудесах света) говорит о селитре.

У авторов Х1У века встречаются  рецепты  для  очищения селитры как компонента пороха ( ), а затем ею начинают интересоваться как солью плодородия.  В 1540 г.  во  Франции был запрещен вывоз селитры за границу,  ее нужно было сдавать государству,  а в 1544 г.  был издан эдикт о создании 300 пунктов по добыванию селитры. Для того же времени имеется указание,  что голландские корабли привозили  селитру из Индии. Путешественники сообщали, что селитра образуется в природных условиях не только в Индии,  но в  Америке6  в Китае и даже в Испании. В 1563 г. появился трактат Бернара Палисси о значении солей в земледелии Les sels vegetatifs способствующие росту соли -, где он ставит плодородие почвы в зависимость от содержания в ней известных солей и говорит, что  навоз  был бы бесполезен,  если бы не содержал соли, которая остается после разложения соломы и  сена,  а затем один  из  слушателей его лекций в Париже говорит еще более определенно, что навоз содержаит соль мочи и что повышение плодородия почвы зависит от образования в ней sucs nitreux или la salure de nitre -  соки  селитры  или  соль (суть) селитры.  Он не раз повторял тезис Палисси, что для почвы соль есть отец плодородия,  но у него яснее,  чем  у Палисси6 видно, какой именно соли придается главное значение. Но наиболее замечательными являются в ХУ11 веке мысли о значении  азота в жизни растений и о круговороте азота в природе, высказанные Иоганном Рудольфом Глаубером.

Правда, пока он не употребляет название азот,  он говорит:nitrum. Трудно сказать,  как следует  перевести  это слово, но это не селитра:  он редко говорит отдельно о селитре и отдельно о nitrum. Я бы сказал, пользуясь терминологием Синей  птицы ,  что nitrum - это душа селитры,  это предчувствие существования азота.  При переводе на  современный язык  можно было бы сказать,  что nitrum у Глаубера иногда означает  азот, а иногда ион NOз.

В своем  труде Teutschlands Wohlfaht - Благо Германии (1656) он говорит:  Sal et  nitrum  est  unica  vegetatio, generatio omnium vegetabilium animalium,  mineralium,  что буквально перевести трудно, но в модернизированном изложении это близко к утверждению,  что зольные вещества (соли) и азот (или душа селитры) представляют единственную причину роста растений, если говорить только о почве. Характерно следующее место у Глаубера:  Вероятно, вся селитра (или начало селитры), которой мы пользуемся, происходит из растений. Указывая, что сенлитра образуется на стенах конюшен и скотных дворов,  он ставит вопрос:  как она  образуется?

Очевидно, за  счет  мочи  и экскрементов животных.  Но они происходят из пищи животных, из травы или сена, словом, из растительных материалов.  Следовательно, эти последние содержат начало селитры,  а органы пищеварения только подготовляют его отщепление.  Глаубер отмечает, что селитра образуется и без участия экскрементов, если смешивать с землей листья  и другие материалы растительного или животного происхождения, и указывает, что это может быть использовано для промышленного добывания селитры. Дальше он говорит, что селитру (nitrum) можно посеять,  как полевые культуры, и малым количеством фермента заразить громадное количество земли, которая не замедлит покрыться селитрой, подобно тому, как  небольшое количество пивных дрожжей может вызвать брожение громадного количества теста. Таким образом, у него есть уже понятие о каком-то сходстве процесса образования селитры с брожением.

У Глаубера были некоторые представления о круговороте связанного азота.  Он говорил, что начало селитры (nitrum) поднимается из  глубин  земли  в  царство воздуха,  откуда возвращается насыщенным астральными влияниями и растворенными в  воде  дождя,  снега и росы,  чтобы дать плодородие почве.

Дальше Глаубер так говорит о начале селитры:  Это как бы птичка без крыльев,  которая летает день и ночь без отдыха, она проникает между всеми элементами и несет с собой дух жизни.  От nitrum происходят минералы, растения и  животные. Это начало никогда не погибает,  оно меняет только форму: когда входит в тело животных под  видом  пищи,  оно выходит оттуда в экскрементах и таким образом возвращается в землю, чтобы оттуда подняться частично в воздух с парами и выделениями,  и  вот оно снова среди элементов.  Оно существует в корнях растений,  и вот оно снова в пищевых веществах. Таким образом, круговорот идет от элементов в пищевые вещества,  из пищи - в экскременты и оттуда снова  в элементы.

Глаубер советует давать селитру корням винограда, советует смачивыать посевное зерно раствором селитры,  чтобы увеличить урожаи.  Свой гимн началу селитры Глаубер заканчивает тем,  что  наряду с другими эпитетами и сравнениями он ставит вопрос:  может быть,  это и есть азот, о котором пишут философы?  Но как могло быть известно Глауберу слово азот ? Обычно считают, что это слово ведет начало от Лавуазье и образовано из греческого слова (живу) и отрицание & (alpha privatiwum).  На деле же это слово гораздо старше он встречается у алхимиков, хотя и в другом смысле.

Откуда же взялось это слово, которым пользовались алхимики? Оно  искусственно  построено  так:  альфа - первая буква всех тогдашних алфавитов,  на которых писались научные произведения  (греческого,  латинского  и еврейского), зет - последняя буква латинского алфавита, омега - греческого и тов - последняя буква еврейского алфавита. Из сочетания этих букв и получается слово Azot.  Это  вариант  на мотив из Апокалипсиса: Аз есмь альфа и омега, начало и конец: словом азот обозначали то неизвестное начало всех начал, то философский камень,  этот чудодейственный фермент, способный превратить металлы в золото,  то вообще какой-то таинственный ключ красоты, здоровья и богатства.

Поэтому когда Глаубер говорил,  что  душа  селитры  и есть азот философов, то это, конечно, нельзя понимать так, что Глаубер имел в виду азот в понимании Лавуазье: это было только  фигуральное сравнение,  употребленное для того, чтобы подчеркнуть все значение начала селитры: однако можно думать,  что и Лавуазье знал об азоте философов и только вложил в это слово конкретный смысл.

Нужно заметить, что в ХУ11 веке Глаубер не был единственным автором,  говорившим о значении селитры. В 1621 г. вышло сочинение врача при Людовике Х111 Ги де Бросс О природе, свойствах и пользе растений (Gui de  Brosse.  De  la nature, de  la vertu et de l`utilite des plantes).  В этой книге наряду с неопределенными утверждениями,  что пищей растений являются соль,  масло и spiritus ,  местами говорится о нитрозных соках почвы (les sucs nitreux),  и выражение соль  земли  у него включает представление о селитре (навоз содержит соль мочи).

В другом месте: Земля без соли бесполезна для плодоношения, или, вернее, соль - это отец плодородия.

Некий доктор  Стубс  сообщил  в Лондонском королевском обществе в 1668 г.  о своих наблюдениях на острове Ямайке, что на землях,  содержащих селитру (les terres nitreuses во французском переводе), сахарный тростник растет пышнее, чем на других,  что табак,  выросший на таких землях,  при курении издает треск:  попутно  он  отмечает,  что  растения,насыщенные селитрой, плохо хранятся и легко загнивают.

Очень давно еще у алхимиков существовала идея  о  воздушном начале  селитры le niyre aerien).

В 1660-1669  гг.  различные  авторы  (Digby, Hengshaw,Beal) говорили о присутствии начала селитры в росе и  рекомендовали  намачивать семена в растворе селитры.

Фрэнсис Бэкон уделял немало внимания селитре,  и  в  своем трактате Silva  silvarum  (1626) он также называет селитру солью плодородия:  и у него было понимание,  что некоторая субтильная часть селитры становится существенной составной частью растения.  К той же эпохе относятся весьма интересные высказывания  Мэйоу,  автора  Tractatus  guingue medico-physici, guarum primus agit de sal-nitro et spiritu  nitro-aereo (1671)  (Пять  трактатов медико-физических,  в первом из которых говорится о соли селитры и воздушной селитре). Мэйоу  первый  высказал  определенное утверждение, что селитра состоит из кислоты и щелочи, что воздух участвует в  ее образовании,  давая летучую ее часть,  но земля тоже тут участвует,  давая нелетучую щелочь (le  sel  fixe alcali - соль связывает щелось),  Мэйоу изучал образование селитры в почве и показал, что ее содержится больше весной, при начале  вегетации,  а затем количество ее уменьшается, так как растения ее поглощают.

Роберт Бойль (1626-1691), известный химик и физик, основатель Лондонского королевского общества,  посвящает селитре специальные  мемуары:  A fundamental experiment made witf nitre - (Основательный опыт, проведенный с селитрой), в которых говорит, что селитра состоит из двух начал: кислотного, которое летуче и  представляет  род  минерального уксуса, и другого - нелетучего,  щелочной природы. В те же годы в Германии члены Академии любителей природы (Academia Naturae Curisorum) немало занимались с селитрой, и Балдвинус (Baldwinus) писал,  между прочим:  Навоз полон началом селитры. Барбье  (Barbier)  в 1681 г.  написал мемуары под заглавием Spiritus nitro-aereo operationes  in  microcosmo -(Деятельность воздушной селитры в микрокосме).  Джиованни (Giovanni) в 1685 г.  представил диссертацию  О  брожении, воздухе и  о селитре:  Регис в своей Физике (Regis,  1691) говорит о распространенности селитры в  почве,и,  наконец, Шталь (Stahl)  в  1698  г.  уделил распространению селитры большое внимание в  своем  небольшом  сообщении  Opusculum chimicum: он также говорит, что неправильно считать селитру происходящей только из земли или только из воздуха,  но нужно допустить участие того и другого.

Итак, задолго до Лавуазье сложилось представление  не только о значении начала селитры в жизни растений, но и об отмосферном происходении этого начала.

Когда Пристлей открыл, что воздух состоит из кислорода и какого-то остатка,  не поддерживающего горение, то он сначала назвал  этот  остаток флогистонированным воздухом.

Однако Лавуазье показал, что этот газ содержится как таковой в атмосфере, а не образуется при горении, причем главное внимание привлекла неспособность этого газа  поддерживать дыхание  и  горение:  отсюда первоначальное выражение Лавуазье mofette,  atmospherigue, т.е. миазмы, или удушливые газы,  воздуха.  Никакой связи с воздушным началом селитры тогда не было установлено, на первое меесто выступало противоположение  этого газа кислороду в отношении процессов дыхания и горения:  но в 1783 г.  Кавендиш показал, что при  пропускании электрической искры через воздух этот газ соединяется с кислородом и дает окислы азота, что привело к  названию  nitrogene (так,  в сущности,  найден был мостик от нежизненного азота к дающей жизнь растениям  селитре). С другой стороны, Бертоле вскоре нашел, что тот же элемент входит в состав alcali volatil,  т.е.  аммиака  (а следовательно, и в состав ряда веществ животного происхождения), поэтому Фуркруа предложил термин alcaligene.  Но в 1787 г. комиссия по химической терминологии, состоявшая из Лавуазье, Бертоле,  Фуркруа и де Морво,  предпочлда вместо положительной характеристики нового газа отмептить отрицательные его свойства и назвала его нежизненным  газом  или азотом (Azote),  производя  это  слово от греческого слова  zoo - живу и объясняя приставку & как отрицание (в греческом языке, действительно, применяется так называемое alpha privativum). Но нужно заметить, что законность такого словообразования вызывает сомнения, так как буквы t совсем нет в конце слова zoo,от него происходит слово zoe - жизнь, кото рое образовано без участия буквы t: то же относится к комбинированным терминам, как зоология, зоотехния и пр.

Слово азот взято было, конечно, от алхимиков, но была сделана попытка вложить в него иной смысл.

Своеобразно, что азот, получивший от Лавуазье название нежизненного газа, не сразу занял место души селитры Глаубера, которая из элементов переходит в растения, из них - в тела животных и через экскременты возвращается снова в мир элементов (т.е. неорганическую природу). О роли души селитры в жизни растений и животных как будто иногда совсем забывали.

По крайней мере в биографии Буссенго, написанной Дегереном, приводится рассказ о том, как один путешественник наблюдал, что когда поток лавы достиг луга, покрытого пышной травой, то почувствовал ясный запас аммиака, распространившегося в воздухе, и причина этого явления ему была неизвестна. Когда путешественник обратился к Бунзену за объяснением этого факта, Бунзен ответил, что этот аммиак должен был получиться при действии расплавленной лавы на траву, так как Буссенго недавно показалч,что растения содержат азот.

Этот рассказ звучит несколько странно, так как известный химик Дэви,  знаменитый в истории химии  прежде  всего благодаря открытию  металлического калия,  в своих лекциях по агрономической химии (1812) с ясностью говорит об азоте как важнейшей составной частью растения: ему было известно особенное богатство азотом бобовых,  и он даже  высказывал предположение, что бобовые заимствуют азот из воздуха.  Но немногие физиологические опыты Дэви были грубо примитивны.

Поэтому если оставить в стороне эпоху алхимии и период  Глаубера, то историю  строго  экспериментального  изучения вопроса об  азоте растений приходится все-таки начинать не с Дэви, а с Буссенго, который даже в большей мере, чем Либих, имеет право считаться основателем современной агрохимии: он раньше Либиха отверг господствовавшее тогда учение Тэера и, зная, что источником углерода в растениях является углекислота атмосферы,  поступающая через листья, в области взаимоотношения между растениями и почвой вместо гумусовой теории выставил теорию азотного питания растений и поставил азотистые  удобрения  на первое место по воздействию на урожай растений Les  engrais  les  plus  puissants sont ceux qui contiennent le plus d azote, 1837) (Наиболее сильно действуют те удобрения,  которые  содержат  в  себе больше всего азота.



  © Реферат плюс


Поиск

  © REFERATPLUS.RU  

Яндекс.Метрика