Полезное

Календарь
Июнь
Пн   5 12 19 26
Вт   6 13 20 27
Ср   7 14 21 28
Чт 1 8 15 22 29
Пт 2 9 16 23 30
Сб 3 10 17 24  
Вс 4 11 18 25  

Кириенко С. В. как государственный и политический деятель



Скачать: Кириенко С. В. как государственный и политический деятель

Введение

Имя Кириенко у большинства россиян ассоциируется с  августовским кризисом 1998 года, связанным с тем, что государство не смогло погасить задолженность по государственным краткосрочным облигациям(ГКО). В результате разорились многие фирмы и банки, наблюдалась сильная инфляция и обнищание населения. На посту Главы правительства  С.В, Кириенко пробыл всего 3 месяца(с 24 апреля 1998 до 23 авг уста 1998). Никто не ожидал назначения на этот пост молодого и практически неизвестного широкой публике политика. И Кириенко не получил широкой поддержки в Думе: он был утвержден в  должности премьер-министра только под угрозой роспуска парламента. Считается, что экономику к кризису привел Черномырдин, а Кириенко оказался не в состоянии исправить ситуацию, хотя прилагал многие усилия к стабилизации финансовой ситуации в  стране. Ситуация, когда внешние и внутренние долги бюджета растут быстрее, чем доходы, всерьез обеспокоила  премьера. Особое внимание уделялось предприятиям - должникам бюджета. Программа премьера в этой области предусматривала наделение налоговых органов правами обращения взыскание у должников, не способных погасить недоимки максимума ликвидных активов, например, имущества, дебиторской задолженности, затем - передачу акций в счет долга и наконец - ускоренную процедуру банкротства. Сообразно доходам рассматривался и вопрос о расходах. Идея "жить по средствам" впервые была озвучена 3 апреля в выступлении на заседании Совета Федерации РФ. Премьер постоянно подчеркивал идеи экономии, адресности помощи - детских пособий, дотирования коммунальных расходов. Он справедливо подчеркнул, что датирование тарифов - помощь богатым. Кириенко призывал разложить бюджет по полочкам и не врать, одновременно изыскивая резервы, за счет экономии и привлечения дополнительных средств. В числе мер, направленных на экономию средств - выведение гарантированных бюджетных лимитов, сокращающих возможности чиновников и лоббистов влиять на раздел средств, уничтожение условий возникновения этого влияния - ситуации, когда обязательств больше чем реальных доходов.Серьезное внимание было уделено сокращению прямых расходов государственного аппарата, устранению практики оседания средств на счетах внебюджетных фондов социальных ведомств. С одной стороны, экономическая ситуация находилась под воздействием продолжающегося мирового кризиса, с другой - антикризисные мероприятия Кириенко натолкнулись на сопротивление левой оппозиции и руководства регионов.

Но и после отставки Кириенко не ушел в тень.В 1999 он организовал движение “Новая сила”, вошедшее в Союз правых сил.А в 2000 выдвинулся на пост мэра Москвы, но потерпел неудачу в борьбе с Лужковым. После выборов президента В. В. Путина Кириенко стал его полномочным представителем в Поволжском округе.

Первоначальный этап деятельности

Сергей Кириенко родился 26 июля 1962 года в городе Сухуми.

В начале 70-х. Сергей с матерью уехал  в Сочи. С четвертого класса Сергей учился в сочинской школе №7. После окончания школы он решил поступать в ВУЗ, выбрав для этого институт, где преподавал его отец.

В 1979 году Кириенко поступил на кораблестроительный факультет Горьковского института инженеров водного транспорта (сейчас - Академия водного транспорта, г.Нижний Новгород). В институте Сергей активно занимался общественной работой: со второго курса возглавлял комитет ВЛКСМ факультета, занимался организацией работы стройотрядов.

В 1984 году Кириенко с отличием окончил институт по специальности "судостроение и судоремонт", и получил квалификацию "инженер-кораблестроитель". Кириенко отказался от предложения поступить в аспирантуру без необходимой трехгодичной работы на производстве и решил пойти на завод.

После окончания института Кириенко поступил на работу на судостроительный завод "Красное Сормово" (г.Нижний Новгород) производящий атомные подводные лодки. С завода он был призван в ряды Советской Армии, проходил службу (1984 - 1986 года) в частях ВВС под Николаевым (Украина), окончил службу в должности заместителя командира взвода. В то время в армии было гораздо легче вступить в ряды КПСС, что Кириенко и сделал в 1984 году.

В октябре 1986 года Кириенко вернулся на "Красное Сормово". Он стал работать мастером судокорпусного цела, где руководил бригадой сварщиков. С начала 1987 года Кириенко - секретарь комитета ВЛКСМ цеха. Занимая этот пост он сумел практически заново организовать работу комсомольской организации, число членов ВЛКСМ выросло вдвое. В это время Кириенко стал организатором команды КВН, агитбригады и иных культурно-массовых мероприятий. Де-факто, он проводил линию на отделение комсомола от политики, акцентируя внимание на молодежном досуге. С лета 1987 года Кириенко был избран секретарем комитета ВЛКСМ завода "Красное Сормово".

С конца 80-х он начал проявлять интерес к деятельности "неформальных" организаций. С 1989 года в Сормове действовал политклуб "Выбор", не последнюю роль в организации которого сыграл Кириенко. В числе активистов клуба было немало людей, ставших впоследствии заметными политическими фигурами на нижегородской сцене - народный депутат РФ в 1990 - 1993 годах Сергей Полозков, вставший затем в ряды оппозиции, заместитель мэра, директор департамента экономики и планирования администрации Нижнего Новгорода Сергей Обозов.

В 1989 году Кириенко приобрел первый опыт публичной политики - он стал доверенным лицом директора завода "Красное Сормово" Николая Жаркова, баллотировавшегося в народные депутаты СССР. По словам последнего, Кириенко по своей инициативе посмотрел и отредактировал программу кандидата, после чего стал незаменимым в ходе кампании - активно выступал, агитировал. Однако Жарков выборы проиграл.

В 1990 году Кириенко был избран вторым секретарем нижегородского обкома ВЛКСМ. В сферу его ответственности входило научно-техническое творчество молодежи, строительство МЖК (молодежных жилых комплексов). Он был избран членом ЦК ВЛКСМ и активно участвовал в работе реформаторской группы в комсомоле (т.н. "сургутская инициатива").

Накануне выборов народных депутатов РФ и местных советов весной 1990 года Кириенко в числе других "неформалов" оказался в рядах блока "Кандидаты за демократию" - местного аналога "Демократической России" и принимал участие в митингах, например 15 февраля 1990 года на пл.Минина в Нижнем Новгороде.

В марте 1990 года Кириенко был избран депутатом Нижегородского областного совета народных депутатов. Одновременно, курируя выборы народных депутатов РФ по линии ВЛКСМ, немало способствовал избранию Б.Немцова народным депутатом РФ.

В конце 80-х группа молодых комсомольских лидеров, поддержанных целым рядом партийных руководителей среднего звена организовала в Нижнем Новгороде многопрофильный концерн АМК ("Акционерный молодежный концерн"). Схема концерна повторяла многочисленные "комсомольские" предприятия, возникшие на рубеже 90-х - концерн занимался практически всем (строительством, проектированием, торговлей), во многом предоставляя легальную "марку" многочисленным структурам, не имеющим возможности зарегистрироваться в официальном порядке. Как правило, в подобных структурах "крутились" деньги КПСС и ВЛКСМ. Однако, говоря об АМК, можно сказать, что концерн достаточно скоро вышел на уровень нормального многопрофильного предприятия.

С 1991 года Кириенко - президент концерна АМК. В 1991 - 1993 годах прослушал двухгодичный курс в Академии народного хозяйства при Правительстве РФ по специальности "финансы и банковское дело" получив квалификацию "менеджер высшей квалификации".

В 1994 году в Нижнем Новгороде был основан социально-коммерческий банк "Гарантия". Учредителями банка выступили областной Пенсионный фонд и структуры Пенсионного фонда РФ, а так же ряд коммерческих банков.

Председателем правления банка "Гарантия" стал Кириенко, заместителем - Вадим Воробьев (первый секретарь Горьковского обкома ВЛКСМ).

Идея создания подобного банка не была оригинальной - во многих регионах РФ комсомольцы, и не только они, брали под свой контроль пенсионные средства. Однако реализация подобной программы в Нижегородской области требовала санкции губернатора Б.Немцова.

Кириенко был к этому моменту уже достаточно близко знаком с Немцовым, однако нельзя сказать, что это знакомство имело деловую подкладку. По словам Вадима Воробьева, Немцова и Кириенко в 1991 году познакомил Алексей Лихачев. Это произошло в тот момент, когда Немцов собирался разогнать обком ВЛКСМ. Тем не менее, за все время работы Кириенко в АМК, он практически не контактировал с Немцовым.

Кириенко пришел с идей банка, работающего с деньгами областного пенсионного фонда к Немцову. По официальной версии, губернатор организовал конкурс, основным условием которого было предложение бюджету области максимальных средств за использование остатков пенсионных счетов. Первоначально конкурс выиграл НБД-банк (Борис Бревнов), затем - "Гарантия".

С этого момента начинается деловое сотрудничество Немцова и Кириенко. Банк "Гарантия", получив доступ к пенсионным средствам, реализует ряд программ. В их числе - возврат денег вкладчикам лопнувшего банка "Нижегородский кредит".

Через банк "Гарантия" проходила нижегородская программа жилищного кредитования увольняемых в запас военных. Согласно ей, часть средств выделялась увольняемому в запас за счет бюджета, а часть - за счет собственных средств или банковского кредита. Подобные мероприятия приносили дополнительные очки не только Кириенко, но и губернатору.

В этот период контакты бизнесмена и губернатора выходят на неформальный уровень. По некоторым данным, отец Кириенко, известный разработками в области "стратегии проведения выборов в переходный период", в это же время возглавлял ряд фирм ("Прагма, "Дело"), занимавшихся вопросам политического консультирования. Эти группы работали с Немцовым (Московские новости, 1998, №12, 29 марта - 5 апреля). В августе 1994 года, во время посещения Б.Ельциным Нижнего Новгорода, Кириенко был представлен Президенту РФ, и выступил с краткой речью о создании российской национальной резервной системы. По данным газеты "Московские новости", выступление понравилось Президенту РФ, и он предложил Кириенко заняться этим в Москве, однако Немцов предпочел все обратить в шутку. Тем не менее, с августа 1994 года Кириенко вошел в Совет по промышленной политике и предпринимательству при Президенте РФ. Работа в банке принесла Кириенко и депутатский мандат - в 1994 году он стал депутатом Законодательного Собрания Нижегородской области.

Совместная работа Немцова и Кириенко делала их все более незаменимыми друг для друга. Лоббистские способности Немцова и менеджерские - Кириенко позволили реализовать один из самых удачных нижегородских проектов - программу "пенсионная нефть".

В 1995 году руководитель Пенсионного фонда Нижегородской области Кузьменко и Кириенко предложили Немцову схему погашения части федерального пенсионного долга за счет прямой поставки нефти из регионов-доноров. 12 сентября 1995 года Председатель правления Пенсионного фонда РФ В.Барчук и губернатор Нижегородской области Б.Немцов подписали соглашение о погашении долгов федерального пенсионного фонда за счет поставок нефти. Так начала реализоваться схема "пенсионная нефть".

На основании соглашение между ПФ РФ и губернатором Нижегородской области Б.Немцовым, соглашения между отделением ПФ должника, ПФ Нижегородской области и КБ “Гарантия Пенсионный фонд и банк “Гарантия” заключили договор, по которому нефтяные компании (а долги взыскивались с крупнейших неплательщиков в Пенсионный фонд РФ - НК “ЛУКойл”, АО “Ноябрьскнефтегаз”, АО “ЮКОС” и др. ) расплачивались с фондом векселями КБ “Гарантия”. А качестве компенсации поставляли нефть на АО “НОРСИ-ойл”, через фирмы, которые по данным “Новых Известий” были созданы теми же лицами, что и банк “Гарантия”. С этого момента им прекращалась начисление штрафов и пени (Новые Известия, 25 марта 1998 г.). Выручка средств от нефтепродуктов поступала в банк “Гарантия”, а Пенсионный фонд взыскивал с банка средства по векселям. Данная схема не содержит ничего незаконного, однако критики Кириенко считают, что таким образом банк получал огромные беспроцентные кредиты (в 1996 году по схеме прошло около 1,98 трлн рублей). "Живые деньги" шли из АОЗТ "НОРСИ" в пенсионный фонд и далее на выплату пенсий, в тоже время, в качестве средств за залог простых векселей и в счет оплаты векселей и процентов за кредит "Гарантия" получала средства должников - всего 209 079 272 142 р. Таким образом, кроме контроля за значительной частью пенсионных денег, банк получил возможность получать с должников дополнительные средства и значительно расширил рынок своих векселей.

Активная позиция Кириенко в решении пенсионной проблемы делала его одним из главных претендентов на пост президента нефтяной компании "НОРСИ-ойл" - крупного плательщика областного бюджета, единственного нефтеперерабатывающего предприятия области, которое, в отличии от аналогичных заводов по всей стране, работало крайне неэффективно.

АО "НОРСИ-ойл" было образовано в сентябре 1995 года. Создание подобной компании - результат лоббистской деятельности Б.Немцова, поскольку "НОРСИ-ойл" стала одной из четырех вертикально интегрированных нефтяных компаний, созданных под контролем региональных властей ("Татнефть", "Башнефть", Оренбургская нефтяная компания и "НОРСИ-ойл"). Ей удалось избежать и включения в "Роснефть". Однако, из-за отсутствия в области нефтедобычи компания оказалась неполноценной - в нее вошло одно нефтеперерабатывающее предприятие (АО "НОРСИ", в уставной капитал "НОРСИ-ойл" внесено 38 % акций) и трех сбытовых: АО "Владимирнефтепродукт" (38 %), АО "Марийнефтепродукт" (38 %), АО "Нижегороднефтепродукт" (38 %), и АО"Нижегородниинефтепроект" (38 %). В качестве платы за самостоятельность "НОРСИ-ойл" была вынужден отказаться от претензий на снабжение нефтью со стороны Минтопэнерго. 

В ноябре 1996 года по рекомендации Правительства РФ и губернатора Нижегородской области Кириенко был избран президентом нефтяной компании "НОРСИ-ойл". Для Кириенко новое назначение стало началом работы в нефтяном бизнесе. До этого, он принимал активное участие в реализации различных социальных программ, так или иначе связанных с нефтяным бизнесом: схема "пенсионная нефть", компенсация (банком "Гарантия" совместно с Инкомбанком) вкладов лопнувшего банка "НОРСИ" в октябре 1996 года, в ходе которой каждый банк компенсировал практически в полном объеме вклады 2600 человек.

Теперь Кириенко предстояло провести санацию предприятия, находившегося в весьма тяжелом финансовом положении. Он активно приступил к реорганизации предприятия. Одним из первых действий нового президента стала передача муниципальным властям объектов социальной сферы, что позволило избавиться от дополнительных расходов. Затем из структуры "НОРСИ-ойл" были выведены непрофильные предприятия.

Решение вопроса собственно с деятельность "НОРСИ" упиралось в сложившуюся вокруг предприятия "товарную пирамиду" и финансовые проблемы. АО работало в основном на давальческом сырье (в начале 1996 года его доля доходила до 60-70%), а осуществлять самообеспечение нефтью могло только за счет кредитов, что вело к значительному росту себестоимости продукции, долгов.

По данным "Новых Известий", одним из первых распоряжение Кириенко на новом посту было не возвращать долги вплоть до особого распоряжения (Новые Известия, 25 марта 1998 г.). Реально подобное решение было принято еще до появления Кириенко - летом 1996 года. Однако он не изменил сложившегося Затем счета завода были фактически "обнулены", а все деньги стали проходить через счета НОРСИ-ойл.

Эти меры привели к тому, что консолидированная балансовая прибыль "НОРСИ-ойл", рассчитанная по методу отгрузки, в 1997 году составила 277.3 млрд рублей, увеличившись с 225,6 млрд рублей за 1996 год (в старом масштабе цен). В то же время, деньги на счетах "НОРСИ" стремительно убывали.

В Правительстве РФ

13 мая 1997 года Кириенко был назначен первым заместителем министра топлива и энергетики РФ. Пост министра топлива и энергетики РФ в этот момент занимал Б.Немцов и фактически, он пригласил в министерство “своего”, надежного первого заместителя.

Заняв пост первого заместителя министра, Кириенко достаточно быстро стал проявлять самостоятельность. Подобные действия не встречали осуждения со стороны Немцова. По мнению большинства экспертов, тот факт, что именно Кириенко реально осуществлял руководство министерством, был удобен для Немцова-политика, поскольку освободил его от “текучки” и позволил заниматься решением глобальных вопросов, в том числе и борьбой за пост наследника Б.Ельцина.

В числе первых реальных дел Кириенко выделяют проведение переговоров с Чечней о транзите каспийской нефти. Вопреки позиции Чечни, настаивавшей на том, что Россия в стоимость транзита должна включить и нанесенный экономике республики ущерб и потому “платить много, Кириенко удалось отстоять совершенно иную модель оценки стоимость транзита: “чеченский тариф” должен исходить из оценок экспертов о стоимости прокачки нефти, а все иные выплаты (если они будут иметь место) проходят через бюджет и не связаны с нефтяным транзитом. При этом Кириенко считал чеченское направление основным.

К концу мая 1997 года Кириенко передал Б.Немцову предложения по реорганизации Министерства топлива и энергетики РФ. По его словам министерство к этому моменту было с одной стороны “лоббистским органом”, а с другой - погрязло в бессмысленной текучке, оставшейся с советских времен, например предписаниях АО об отгрузке нефтепродуктов.

Принципиальным решением стало разделение ведомства не по отраслевому, а по функциональному признаку по двум главным направлениям. Ими должны были стать оперативное управления (сохраняющее отраслевые черты) и направление, отвечающее за реформирование и стратегическое развитие. Соответственно их курировали два первых заместителя министра. Если оперативное направление должен был курировать кадровый нефтяник Виктор Отт, получавший контроль за лицензированием доступа к природным ресурсам и контроль за расходованием ресурсов (включая изъятие подобных функций у структур естественных монополий), то стратегический блок должен был возглавить сам Кириенко. В собственной системе Кириенко образовал департамент аналитического обеспечения и стратегического планирования, предназначенный для формирования среднесрочного стратегического баланса отрасли, и программно-отраслевой блок, предназначенный для разработки программ реформ в отраслях ТЭКа. Тем не менее, Кириенко часто решал именно оперативные вопросы, впрочем пытаясь делать это на стратегическом уровне.

В июне 1997 года Кириенко был направлен на разрешение энергетического кризиса в Приморье. Решение проблемы было осложнено политической обстановкой в крае, противостоянием мэра Владивостока В.Черепкова и губернатора Приморского края Е.Наздратенко. Кириенко изначально избрал схему невмешательства в политический процесс, занялся чисто экономическим аспектом проблемы, созданием эффективной схемы функционирования энергетики региона и ее взаимоотношений с потребителями.

При анализе кризиса, Кириенко выделил четыре основных причины его возникновения. Во-первых - это несбалансированный убыточный тариф, из-за которого в края накопилось более 500 млрд рублей долга. Во-вторых, возникшая из-за несбалансированности тарифов ситуация на рынке, когда вымывается дешевая энергия. По словам Кириенко, Приморская ГРЭС, способная закрыть до 80% потребностей края, закрывала лишь 20-25% хотя при увеличении производства цена ее энергии была бы дешевле той, что закупалась у федерального рынка. В-третьих - существовавшая в края сложная система посредников и перепродавцов энергии в результате которой возможность проследить путь денег по потребителя к производителю и их собираемость резко падала. И в четвертых - политическое противостояние между властями края и Владивостока, когда мэр призывает граждан не платить за электроэнергию.

Предпринятые Кириенко меры основывались на последовательном решении проблем. Во первых, была изменена структура тарифа: для населения он был поставлен в зависимость от употребления электричества, для предприятий - выравнен. При этом были направлены усилия для снижения тарифов для организаций и предприятий федерального бюджета, поднятых во многих случаях искусственно. Во-вторых, в регион были направлены средства для погашения долгов федерального бюджета и приняты меры по взысканию долгов с иных неплательшиков. В-третьих, были приняты меры по увеличению мощностей Приморской ГРЭС, созданию прямых связей ГРЭС с угольщиками. В-четвертых, исключены муниципальные посредники между “Дальэнерго” и потребителями. При этом была разработана схема немедленного перечисления полученных за электроэнергию денег напрямую угольщикам и электросетям. Были ликвидированы многочисленные льготы потребителям энергии. Однако, кризис полностью преодолеть не удалось, ввиду прежде всего политических проблем: громадной задолженности г.Владивостока (возникшей из-за конфликта мэрии и руководства края), а так же неплатежей со стороны финансируемых из федерального бюджета оборонных предприятий и объектов Тихоокеанского флота. Тем не менее, большинство средств массовой информации восприняли работу Кириенко в Приморье как победу.

В июне 1997 года Кириенко был одним из участников “пробития” Указа Президента РФ, согласно которому, потребителям газа РАО “Газпром”, расплачивающимся “живыми” деньгами предоставлялась бы скидка до 40% стоимости газа.

В июне 1997 года Кириенко начал озвучивать в прессе предложения по реформам в топливно-энергетической сфере.

В области электроэнергетики Кириенко выступал за вывод долговой сферы из “подковерных зачетов” и создание цивилизованного рынка долгов, допуск на него большего числа субъектов, в том числе и крупных финансовых институтов. Лозунгом Кириенко стал тезис: “Долги надо возвращать. Если их нельзя вернуть “живыми деньгами”, их придется возвращать имуществом”. При этом Кириенко подчеркивал. что долгов бюджетных потребителей перед, например, РАО “ЕЭС России” существенно больше, чем долгов РАО бюджету и речь вполне может идти не о национализации, а о реструктуризации госдолга. Особо оговаривалось, что текущие платежи и долги предприятий должны быть разведены.

Особое внимание уделялось отмене льгот для потребителей электроэнергии. По мнению Кириенко, поддерживать отдельный социальные и профессиональные группы населения путем предоставления льгот по оплате электроэнергии нерационально, лучше повышать зарплату. В то же время предлагалось в бюджете 1998 года принять защищенную статью на оплату бюджетными организациям энергии.

Говоря о взыскании долгов с нефтяных предприятий, Кириенко выступал за контроль в той сфере, где государство может его осуществлять наиболее эффективно - не в сфере финансовых потоков, а в сфере экспорта нефти, контроля за счет государственной компании “Транснефть”. Для этого предлагалось выделить 8% квоту экспорта нефти, отведенную ранее под финансирование федеральных программ, для прокачки нефти в счет погашения задолженности перед бюджетом.

Подобная программа должна была реализовываться за счет многосторонних договором между компаниями производителем и покупателем, Минфином и Минтопом. По своей сути данная схема весьма напоминает схему “пенсионная нефть”, реализованную Кириенко в Нижегородской области.

20 ноября 1997 года Кириенко был назначен министром топлива и энергетики РФ. Одновременно министром финансов был назначен один из лидеров “Яблока” Михаил Задорнов. Это, более радикальное изменение в Правительстве РФ (Задорнов сменил на посту Анатолия Чубайса) фактически затмило назначение Кириенко, поскольку. по мнению большинства наблюдателей, в Минтопэнерго появился “человек Немцова”. Тем не менее, к этому моменту Кириенко практически стал самостоятельным игроком.

В интервью “Независимой газете” вскоре после назначения, Кириенко особо подчеркнул, что структура министерства была построена под министра - вице-премьера. Задачу “своего” министерства Кириенко видел прежде всего в обеспечении государственного влияния в сфере естественных монополий, установление справедливых правил перед участниками рынка. Уже тогда Кириенко заявил, что “аполитичность - это был бы идеальный вариант работы”.

Новый министр топлива и энергетики быстро нашел общий язык с премьер-министром В.Черномырдиным. В феврале 1998 года Кириенко представил премьеру программы “спасения ТЭК”, направленную на решение проблемы неплатежей в отрасли. Помимо озвученных ранее тезисов, основой программы было введение режима строгой экономии.

Планировалось проведение политики поставок энергии (топлива, электроэнергии и тепла) только на предприятия, которые оплачивают поставки и одновременное снижение цен на энергию. Помимо этого, Минтопэнерго рассчитывало провести четкое лимитирование бюджетных организаций, их энергоаудит.

Особенно Кириенко подчеркивал, что в ТЭК съедена не только “жировая прослойка”, накопленная в советское время, идет процесс экономии на строительстве новых мощностей, но и сокращается финансирование ремонтных работ, мероприятий по технике безопасности, что в случае не принятия экстренных мер может привести к развалу отрасли.

Для нефтяных компаний, особенно в условиях нефтяного кризиса Правительство должно было обеспечить снижение издержек на прокачку нефти по трубопроводам “Транснефти. Кроме того, предполагалось создать специальную комиссию по проведению единой политики российских нефтегазовых компаний на мировом рынке, шире использовать соглашения о разделе продукции.

Программа нашла полную поддержку со стороны Премьера. “Известия” отмечают, что в марте В.Черномырдин общался с Кириенко несколько раз на дню (Известия, 24 марта 1998 г.). 17 марта 1998 года программа была изложена Кириенко на заседании комиссии по оперативным вопросам Правительства РФ. Натуральные лимиты бюджетополучателям были установлены в 70% реально оплаченной в 1997 году энергии, были разработаны и финансовые лимиты. Лимитирование было подкреплено серьезным воздействием - Минфин обещал не принимать бюджетную роспись у ведомств, если цифра будет больше лимита Минтопа. С теми же ведомствами, которые проигнорируют лимиты Кириенко предлагал разбираться просто: ”Мы идем на провокацию и доводим лимит в размере “аварийной брони”, чтобы люди поняли что это серьезно: начинается паника и появляются реальные цифры”. Эта схема была опробована на ФСБ и дала положительный результат. По мнению Кириенко, лимитированные бюджетные потребители могут стать “лучшими плательщиками, за которых пойдет драка”. Это по мнению премьера может привести к ценовой конкуренции и снижению цен на энергоносители.

Кириенко продолжил реформирование угольной отрасли. Отмечая, что на угольные предприятия во многом переложены функции социальной защиты горняков, он тем не менее настаивал на проведении реструктуризации предприятий, сочетающейся с созданием новых рабочих мест. Кириенко резко выступал против дотирования цены на уголь, особенно для предприятий, которые могут, после реструктуризации, оказаться рентабельными. Однозначно министр поддерживал закрытие лишь нерентабельных не при каких условиях шахт.

Совместно с администрацией Кузбасса Минтопэнерго разработало программу развития угольной промышленности области, на ее базе создало программу развития угольной промышленности России.

Уже в январе 1998 года Кириенко довольно четко отмечал, что с началом масштабной реструктуризации угольной отрасли, в стране начнутся “угольные скандалы”. Источником их он видел руководство регионов или угольных компаний.

И.о. Премьер-министра РФ

23 марта 1998 года, после роспуска Правительства РФ Кириенко был назначен первым вице-премьером, а затем - исполняющим обязанности премьер-министра.

По-видимому, назначение и.о. для Кириенко было неожиданностью. По сообщению журнала “Итоги” один из “высокопоставленных собеседников в Белом доме” заявил, что “фигура Кириенко как лидера нового правительства возникла уже на середине всей интриги. И хотя невозможно поверить, что этому назначению не предшествовало совсем никакой “аппаратной проработки”, в данном случае следов ее не видно никаких. Замысел тех, кто предложил эту кандидатуру, настолько непонятен, что приходится предположить: никакого замысла не было вообще. Короче говоря, откуда этот парень выскочил в премьеры - понять не возможно” (Итоги, 31 марта 1998 г.).

Об этом косвенно свидетельствует и порядок принятия Указов, связанных с кадровыми перестановками в Правительстве. Первым был принят Указ №281 “О правительстве Российской Федерации”, согласно п.3 которого обязанности премьера Президент возложил на себя. Поскольку, по российскому законодательству это незаконно, то затем, уже при распущенном правительстве, Указом Президента РФ №286 Кириенко был назначен первым вице-премьером (что в принципе не вполне законно), а затем (Указом №288) - и.о. премьера. Вся эта операция заняла около двух часов (с 10.00 до 12.00).

До определенного момента, отставка правительства и фигура Кириенко не были связаны между собой. По всей вероятности инициаторы отставки правительства (а в числе главных “разработчиков” отставки неоднократно назывался Б.Березовский) более заботились об устранении фигур (В.Черномырдина, А.Куликова и А.Чубайса), чем о нахождении новых. Хотя, несомненно, в резерве у Березовского имелись такие фигуры как И.Рыбкин или В.Булгак, явно претендовавшие на премьерское кресло. Несомненно, фигур, скрытых и явных было множество - например 23 марта в приемной Руководителя Администрации Президента РФ В.Юмашева целый день просидел экс-руководитель Федеральной пограничной службы А.Николаев, а 30 марта Г.Зюганов обмолвился, что не возражал бы против кандидатуры Николаева (Независимая газета, 31 марта 1998 г.).

Однако события, после отставки правительства стали развиваться самостоятельно. В силу этого на политической сцене вдруг смогла возникнуть фигура Кириенко.

По общему мнению, выбор этой кандидатуры не был личной инициативой Б.Ельцина. Будущий премьер встречался с президентом всего два раза: на отдыхе в Чупе, когда Кириенко в числе других спутников Б.Немцова навещал Б.Ельцина и в феврале 1998 года - во время доклада о возможных путях экономии топлива и энергии.

Среди людей, способствовавших выдвижению Кириенко, называют, прежде всего А.Чубайса и Б.Немцова.

Сам Немцов уверял, что это именно он устроил судьбу своего “протеже”. Однако, по мнению многих наблюдателей, это - скорее неуклюжая попытка справиться с собственным смущением. По мнению одного из членов правительства, опубликованному в журнале “Итоги”, “Немцов сам привыкнет смотреть на Кириенко под нужным углом - снизу вверх”. Кроме того, стоит отметить, что одно из первых своих поручений и.о. премьера дал именно Немцову, как бы показывая, кто теперь главный.

Тем не менее, назначение любого из людей Березовского означало для Немцова политическую смерть, сам он на пост, в силу заведомой непроходимости в Государственной Думе, претендовать не мог. Поэтому версия, когда Немцов жертвует частью, чтобы не потерять все, представляется наиболее реальной.

Каких либо явных доказательств в пользу версии о “руке Чубайса” нет, однако, позиции самого Чубайса после отставки правительства не слишком ослабли. Он смог пролоббировать назначение своих людей (Некрутенко, Южанов) на министерские посты, затем получил пост председателя правления РАО “ЕЭС России”. Однако все это может говорить не столько о связке Чубайс-Кириенко, сколько о связке Чубайс - Ельцин.

Существует версия, что к назначению Кириенко приложил руку и В.Черномырдин. Об этом свидетельствуют удивительно ровные отношения между экс- и нынешним премьером, постоянный контакт накануне отставки Черномырдина - “Известия” отмечают, что в марте В.Черномырдин общался с Кириенко несколько раз на дню (Известия, 24 марта 1998 г.). По словам Черномырдина Кириенко - “достойный человек и перспективный политик”, а сравнивая его с Немцовым экс-премьер отмечал: “У нижегородцев есть одна черта: они сначала говорят, потом думают. Так к Кириенко это не относится” (Пресс-конференция, заседание Политсовета НДР, 25 марта 1998 года.).

Тем не менее, последнее слово оказалось за Б.Ельциным. Он остановился на наиболее темной лошадке, каковой без сомнения был Кириенко. Эта фигура оказалась максимально компромиссной. Как было отмечено в журнале “Власть”, один из чиновников Администрации Президента РФ отметил что у Кириенко “нет ни одного недостатка, который может стать серьезным препятствием для прохождения в Думе” (Коммерсант-Власть, 1998, №12, с. 10.).

Сам Кириенко оценил оказанное ему доверие. В ходе всего процесса назначения и утверждения в должности премьера он четко ассоциировал себя лишь с Б.Ельциным, подчеркивая, что “я лично никому, кроме президента, ничем не обязан” (Независимая газета, 24 апреля 1998 г.).

Назначение и утверждение в должности премьер-министра

Сам факт назначения исполняющим обязанности премьера был серьезной заявкой для Кириенко, однако, в случае неутверждения Думой он мог также быстро, как и возник, исчезнуть со сцены. Вариантов этих событий могло быть несколько - например снятие его кандидатуры перед вторым (третьим туром). Однако большинство наблюдателей восприняли кандидатуру Кириенко достаточно однозначной: это молодая несамостоятельная фигура, которая будет использоваться Ельциным, чтобы распустить Думу. Сам Президент неоднократно давал понять, что готов пожертвовать Думой. 27 марта он заявил депутатам “как президент говорю: экономьте время, чтобы быстрее сформировать новое правительство - и вперед... Я не пугаю, но никаких поблажек здесь не дам”. Отдельные средства массовой информации, например “Новые Известия”, уже тогда предсказывали, что Дума прогнется и Кириенко будет утвержден (Новые Известия, 28 марта 1998 г.). Так же отреагировали и многие лоббисты - очередь к кабинету Кириенко начала выстраиваться сразу же после назначения исполняющим обязанности. Однако, вопрос во многом ставился в другой плоскости - какой ценой и как будет вести себя сам кандидат.

Для Кириенко сложность ситуации во многом заключалась в том, что он не имел никакого опыта общения с Думой - как с депутатами, так и с лидерами фракций и групп. По некоторым данным, 24 марта он был серьезно убежден, что президентского слова достаточно для его утверждения в первом туре. Однако целому ряду дружественных депутатов (в основном из НДР), удалось убедить Кириенко, что с думой придется тщательно работать.

Главной задачей Кириенко на первом этапе стало если не завоевание симпатий, то преодоление недоверия Думы, разрушение целого ряда созданных вокруг него мифов: несамостоятельный мальчик, не знает ничего об управлении страной и т.п. В формировании этих стереотипов отчасти и подыгрывал Б.Ельцин. Как заметил журнал “Власть”, один из думских начальников сказал: “О чем серьезном можно договариваться с мальчиком? Надо говорить с дедом!”

Тем не менее Кириенко сделал все от него зависящее, чтобы расположить Думу. Он начал методичный обход фракций - с 24 марта за 8 дней Кириенко провел 15 встреч с фракциями (Коммерсант-Власть, 1998, № 12, с. 11). В время встреч вел себя на редкость дипломатично, постепенно распространяя вокруг себя атмосферу дружелюбия. Тактически встречи были также выстроены удачно - Кириенко долго не встречался с наиболее бесперспективным в плане переговоров “Яблоком”, зато немало времени уделил КПРФ и аграриям.

Однако для реальной работы с Думой Кириенко не имел никаких козырей, практически каждый свой шаг он согласовывал с Б.Ельциным: будь-то объявление программы кабинета, разговоры о кандидатурах министров и т.п. Единственное, что мог реально сделать Кириенко - “обаять” Думу, не добавить к существующим помимо него трениям между Думой и президентом никаких личных мотивов.

Кириенко удалось преодолеть полностью негативную реакцию депутатов на его кандидатуру. К началу апреля большинство лидеров оппозиционных фракций приобрели к Кириенко некоторую симпатию. Так, по словам лидера аграрной депутатской группы Н.Харитонова “внешне он нам понравился”, а особое впечатление произвело признание Кириенко что “он оторван от земли” и обещание “впредь опираться на мнение Аграрной депутатской группы”.

В ходе переговоров предельно четко выявилась тактика Кириенко, со всеми соглашаться, ничего не обещать и ничего не говорить. В ходе переговоров он не назвал большинству депутатов (а тем более прессе, поскольку более менее серьезных утечек не было) ни одного из членов будущего кабинета. Возможно, что на тот момент их просто не было. Но и ни одного портфеля конкретным думцам Кириенко не предложил. До определенного момента (второго голосования 10 апреля) он не обнародовал экономическую программу правительства. При этом он постоянно подчеркивал, что “ни режима политической торговли, ни режима разговора с позиций политического шантажа быть не может”, т.е. по сути предлагал проголосовать просто за себя.

Подобная постановка вопроса была совершенно не приемлема для большинства думцев, однако вполне устраивала Президента РФ.

На Кириенко работали (более или менее добросовестно) практически все пропрезидентские силы.

В конце марта - начале апреле 1998 года был организован PR штаба по поддержке продвижения Кириенко. Группу возглавил Валентин Юмашев, в ее состав входили Михаил Комиссар, Татьяна Дьяченко, Олег Добродеев, Игорь Шабдурасулов, а также Глеб Павловский (Русский телеграф, 8 апреля 1998 г., Комсомольская правда, 17 апреля 1998 г.).

8 апреля 1998 года “Русский телеграф” опубликовал статью о работе штаба, в которой отмечалось, что крупнейшие телекомпании (ОРТ, и даже НТВ) поводят анти-кириенковскую политику, фактически обвинив руководство НТВ в двурушничестве. Позднее в прессе появились сообщения, что имидж Кириенко выстраивается не благодаря, а вопреки штабу. Практически все штабисты “ставили” на других кандидатов - группа “Мост” - на В.Булгака, Валентин Юмашев и Татьяна Дьяченко (близкие к Борису Березовскому) - на Ивана Рыбкина.

В работе  над экономической программой Кириенко приняли участие ведущие экономисты (Л.Абалкин, А.Агенбегян, Е.Гайдар, Н.Петраков), целый ряд практиков.

Лица, ответственные за работу с Думой и в Администрации Президента и в Правительстве активно “обрабатывали” депутатов. В целом они остались довольны работой с Кириенко. Как подчеркнул заместитель Руководителя Администрации Президента Михаил Комиссар “если Кириенко пройдет думское чистилище и успешно проработает полгода, наберется опыта и знаний - ему как премьеру цены не будет. Он хочет и умеет работать. Голова у него как компьютер”. Хотя по данным газеты “Коммерсант”, в Администрации Президента РФ от процесса утверждения премьера на первом этапе дистанцировались - “сам Кириенко за помощью не обращался, а прямых указаний от руководства пока не поступало” (Коммерсант-Daily, 2 апреля 1998 г.).

1 апреля 1998 года Кириенко “дебютировал” в Совете Федерации с “основными концептуальными тезисами” положения в стране. “Основными философские принципами управления” кандидат в премьеры назвал, сильное государство, сильную власть и сильное правительство. Однако более знаковым для членов Совета Федерации было решение о проведении встречи “четверки” Президента Б.Ельцина, спикера Думы Г.Селезнева, и председателя Совета Федерации Е.Строева, при участии Руководителя Администрации Президента В.Юмашева о кандидатуре председателя правительства. За этим последовал отзыв подготовленного Государственной Думой обращения к Президенту о снятии кандидатуры Кириенко. Совет Федерации, а особенно настойчиво - Государственная Дума хотели созыва “круглого стола” для обсуждения кандидатуры премьера, но этого не произошло.

Первое голосование по кандидатуре Кириенко состоялось 10 апреля 1998 года. Кириенко выступил перед депутатами с программной речью. Он выделил ряд основных положений, характеризующих политику будущего правительства. Одним из главных лозунгов Кириенко стал лозунг “жить по средствам”. В финансовой сфере главными тезисами стали рост доходов, за счет увеличения собираемости налогов, эффективного управления государственной собственности, контроля на рынке алкогольной и табачной промышленности, эффективного управления долгами. Сокращение расходов, в том числе за счет сокращения государственного аппарата, эффективного обслуживания государственного долга, внешних заимствований. Кириенко выступил за продолжение проведения приватизации, направление средств полученных от нее на развитие производства и структурные преобразования, однако категорически выступил против приватизации естественных монополий.

Выступил и.о. премьера и за увеличение эффективности промышленности, причем в качестве одного из примеров неэффективной работы была названа угольная отрасль. Особенно любопытным стало прозвучавшее из его уст предложение создать в правительстве структуру, отвечающую “за промышленную политику в целом”.

Говоря о роли правительства в общероссийских процессах, Кириенко выступил за открытость и “прозрачность” правительства, привлечение к работе различных общественных сил. Тем не менее, он подчеркнул, что “правительство должно формироваться из профессионалов, а не по партийному принципу”. Достаточно любопытным стал тезис о том, что “государство может успешно противостоять крупным финансовым группировкам. Для этого нужна политическая воля и сильные кадры в государственных учреждениях...” В целом, предложенная Кириенко программа не слишком отличалась от последних разработок кабинета Черномырдина. Многие из лидеров оппозиции выступили еще категоричнее - Г.Зюганов назвал выступление “сборной солянкой”, поскольку в него вошли и предложения оппозиции, и тезисы предыдущего правительства.

Результат голосования в Думе, как большинство и предполагало, оказался не в пользу Кириенко - кандидат в премьеры получил 143 голоса “за”.

Следующим шагом, которого депутаты добивались от и.о.премьера, стало обнародования списков кандидатов в правительство. Однако Кириенко стойко молчал, и до второго голосования практически ничего нового Думе на сказал.

Обстановка, тем временем складывалась не в пользу Кириенко, в том числе и по вине самого Ельцина, после его весьма двусмысленного заявления 13 апреля, что он просил Пал Палыча (Управляющий делами Президента РФ П.П.Бородин - “кремлевский завхоз”) решить все вопросы, которые имеются у депутатов. “Но опять же - при конструктивном отношении с их стороны. Они знают о чем речь”, - оговорился Президент и поставил Думу в весьма неудобное положение. Прочие лоббистские усилия самого Б.Ельцина, “разагитировавшего” спикера Государственной Думы Г.Селезнева не перевесили желания думской оппозиции сохранить лицо. В результате 17 апреля за него проголосовало 115 депутатов. Как заявил после голосования С.Ястржембский, “в администрации предполагали именно такой исход второго тура” (Коммерсант-Daily, 18 апреля 1998 г.).

Накануне третьего голосования вопрос о Кириенко в принципе уже не стоял - стоял вопрос о самосохранении Думы. Дума под давлением Совета Федерации, в том числе большой группы “красных губернаторов”, а так же собственных амбиций “теряла лицо” и в принципе была готова на соглашение с Президентом и утверждение Кириенко.

В это время, предчувствуя возможность опоздать, лоббисты усилили давление непосредственно на Кириенко - ему предлагали обменять голоса на недопущение Чубайса в РАО ЕЭС, произвести определенные кадровые назначения.

Фактически предрешенные события периодически обострялись - многие политические силы пытались в ходе этого решить свои вопросы - например Б.Березовский, готовый пойти на все для того чтобы добить Чубайса. 12 апреля Президент уже разразился в адрес Б.Березовского филиппикой о том, что он вмешивается не в свои дела, пытается влиять на большую политику и его вообще надо выслать из страны. Березовский предупреждению внял, но действовать, более кулуарно, продолжал и накануне пленума ЦК КПРФ, решавшего вопрос об отношении к Кириенко “вбросил” через СМИ информацию о назначении А.Чубайса председателем правления РАО ЕЭС России.

Подобная поддержка оказалась весьма кстати Г.Зюганову, это повлияло на позицию Пленума, решившего Кириенко не поддерживать. Однако, позиции коммунистов уже были сильно расшатаны - по словам С.Горячевой, после внесения Ю.Маслюковым вопроса о сохранении Думы голоса на Пленуме разделились поровну - 52 на 52 и все решила личная позиция Зюганова. Однако никакой контроль не помешал большой группе депутатов фракции КПРФ (по некоторым данным - до 40 человек) поддержать Кириенко.

Смягчились и позиции других фракций - группа “Народовластие”, до этого выступавшая против Кириенко, приняла решение о свободном голосовании, “Российские регионы” перешли от свободного голосования к солидарному. Принципиальным осталось только “Яблоко” - по некоторым данным, помимо общеполитической позиции тут негативную роль сыграла совместная работа (в бытность Кириенко министром) над законом о разделе продукции (“яблочники” обвиняли Кириенко в беспринципности) и планы самого Г.Явлинского возглавить-таки правительство.

24 апреля 1998 года, после третьего голосования по его кандидатуре, Кириенко 251 голосом “за” был утвержден Государственной Думой РФ в должности Председателя Правительства РФ. В тот же день был подписан Указ Президента РФ о назначении Кириенко Председателем Правительства РФ.

Кириенко четко выполнил свою цель, поставленную им в ходе работы с Думой. Накануне утверждения он заявил: “Моя задача была сформировать правительство без обязательств”. В принципе это ему удалось.

Как отметил Е.Гайдар, Кириенко, обнародуя свою программу, не сказал “ни одной глупости, не сказал ни одной вещи которая является принципиально неправильной. Это за четыре недели, когда от тебя многие хотят услышать глупости, когда хотят услышать вещи, которые абсолютно неправильны. То, что называют его программой, на мой взгляд, это набор разумных предложений, которые вытекают из президентского послания 1997-го года” (Московский комсомолец, 5 мая 1998 г.).

Формирование ”кабинета Кириенко”

Хотя при формировании Правительства Кириенко подчеркивал, что он представлял Президенту несколько кандидатур на каждый пост, представляется, что кадровую политику выстраивал отнюдь не Кириенко.

Скорее всего он получил некое право вето в отношении некоторых - далеко и не всех - кандидатур. Реально, борьба вновь развернулась между “олигархами”, в первую очередь Березовским и Чубайсом.

Ключевым вопросом формирования правительства стал вопрос о вице-премьерах. Число их было сокращено радикально (с десяти до трех) и вопрос, кто займет эти три должности получил особую актуальность. Постов не получили Рыбкин и Булгак, относящиеся, по некоторым данным, к группе Б.Березовского, а также Я.Уринсон, и Ф.Газизулин, считающиеся сторонниками А.Чубайса. Остались в должностях Б.Немцов (с понижением из первых вице-премьеров, должности которых были упразднены) и О.Сысуев - фигуры относительно самостоятельные. Однако фигуру нового вице-премьера - В.Христенко, относят к кругу Чубайса, что позволяет говорить о большем влиянии его на формирование правительства.

Тем не менее особых изменений в кадровом составе не произошло. Президент сохранил без серьезных изменений практически весь подконтрольный ему блок - МИД, Министерство обороны, ФСБ и другие силовые структуры. Перестановки в МВД и Министерстве юстиции (назначения С.Степашина и П.Крашенинникова) скорее говорят об укреплении влияния Президента на эти структуры, после “фронды” А.Куликова. Сохранился и весь экономический блок правительства Черномырдина - М.Задорнов, Ф.Газизулин, Я.Уринсон (хотя и с урезанными полномочиями).

Новые назначения в правительстве показывают несколько тенденций, но ни одна из них не говорить о наличии у министров связей с С.Кириенко. Более здесь преуспел А.Чубайс два явных сторонника которого - В.Некрутенко и И.Южанов получили портфели министров природных ресурсов и земельной политики. При этом Некрутенко (до этого работал в ГКИ и возглавлял департамент собственности и регулирования естественных монополий аппарата правительства) курирует через свое ведомство соглашения о разделе продукции, а Южанов “свалил” такого аппаратного зубра, как Е.Басин (два госкомитета, которые они возглавляли, стали основой Министерства по земельной политике, строительству и жилищно-коммунальному хозяйству. Некоторые наблюдатели относят к успехам Чубайса и П.Крашенинникова, работавшего заместителем руководителя Федеральной службы по делам о несостоятельности П.Мостового, связанного с Чубайсом, например по делу “союза писателей”.

Вероятные истоки появления в правительстве министра сельского хозяйства В.Семенова и министра топлива и энергетики С.Генералова противоречивы. Семенов входил в Совет банка “Возрождение” (образует консорциум в Московской области с “ОНЭКСИМ-банком”), а так же тесно сотрудничал с “СБС-Агро”. Генералов - выходец из группы МЕНАТЕП-ЮКОС, считается другом Кириенко.

Некоторое количество совсем не ключевых мест было отдано депутатам - В.Гоман стал председателем комитета по вопросам Севера, что можно однозначно трактовать как “вознаграждение” группе. В тоже время, назначение О.Дмитриевой - скорее жест доброй воли в отношении М.Задорнова, работавшего вместе с ней, или действие на раскол “Яблока” - Дмитриева и ее муж - депутат И.Грачев входили во “внутрипартийную оппозицию”, выступавшую против изоляционистской позиции руководство “Яблока”, а отрицательная реакция руководства “Яблока” на согласие Дмитриевой.

Были учтены и мнения руководства Совета Федерации - по некоторым данным, пост министра региональной и национальной политики отставной председатель Законодательного собрания Пермской области Е.Сапиро получил благодаря поддержке Е.Строева.

Таким образом, при формировании Правительства С.Кириенко не приложил особых усилий для проведения на какие-либо посты своих людей. “Независимая газета” (контролируемая Б.Березовским), даже опубликовала статью с характерным заголовком - “Кириенко сформировал правительство Чубайса” (Независимая газета, 5 мая 1998 г.).

Еще более явно это проявилось при формировании Аппарата Правительства РФ. Руководителем аппарата был назначен Николай Хватков - с ним Кириенко работал еще в АМК. Однако заместители руководителя аппарата были взяты из прежних кадров: два бывших первых заместителя руководителя аппарата - Борис Пашков и Сергей Васильев (до работы в аппарате - статс-секретарь - заместитель министра экономики), сохранивший пост заместителя Алексей Прокопьев. Новичком стал Александр Трошин - статс-секретарь ЦБ РФ. Это полностью вписывалось в концепцию работы Кириенко - главное не кадры, а система работы.

Тем не менее, не обошлось и без “засланных казачков” - руководителем секретариата Председателя Правительства РФ была назначена Джахан Поллыева. До этого она работал главным референтом Президента РФ, руководителем секретариата Б.Немцова, С.Шахрая, а еще раньше была вице-президентом агентства “Интерфакс”. По общему мнению Поллыева будет выполнять функции “государева ока” (Т.Дьяченко и В.Юмашева), при Кириенко.

Руководителем департамента печати и информации - де-факто пресс-секретарем правительства стал А.Волин. До этого он работал в группе “Видео Интернешнл”, затем был заместителем начальника управления по связям с общественностью Администрации Президента РФ и все это время он был достаточно тесно связан с А.Чубайсом.

Первые проблемы

Начало работу правительства Кириенко совпало с многочисленными внешними и внутренними проблемами, решать которые пришлось практически “с колес”. Начавшееся в 1998 году падение цен на нефть, продолжение финансового кризиса поставили правительство в очень неудобные стартовые условия.

Озвученные еще до назначения Кириенко премьером программные заявления кабинета не на много отличались от программы правительства Черномырдина. Кириенко вновь акцентировал внимание на обеспечении единого правового пространства страны, при четком разграничении прав и ответственности федерального центра и субъектов РФ, необходимости проводить взвешенную финансовую политику не только в центре но и на местах, введении запрета на принятие решений, не подкрепленных финансами, необходимости сбора налогов (причем не только с крупных предприятий), изменении характера приватизации.

Президент Б.Ельцин несколько раз подчеркнул, что правительство Кириенко по сравнению со своим предшественником имеет гораздо больше прав и возможностей для самостоятельной выработки и реализации экономической политики.

Одним из ключевых моментов стало расширение аппаратных возможностей - правительство было избавлено от обязанности согласовывать свои решения (за исключением стратегических решений в экономике) в Администрацией Президента РФ.

Падение цен на нефть стало своеобразной разминкой правительства. Предпринятые меры: сокращение тарифов “Транснефти”, сбора за экспортные поставки, льготы по акцизам позволили правительству не только смягчить последствия кризиса, но и поставить нефтяникам жесткое условия - все эти мероприятия проводятся в обмен на жесткое обязательство по уплате налогов.

Финансовая ситуация изначально оказалась в центре внимания премьера. Однако ситуация, когда внешние и внутренние долги бюджета растут быстрее, чем доходы, всерьез обеспокоила не только премьера. В мае 1998 года, на заседании ВЧК был разработан план увеличения доходов. Ключевым положением в росте доходной части бюджета должен, по замыслу Кириенко (впрочем, не оригинальному) стать сбор налогов. Это - и условие МВФ, и суровая необходимость.

Для более эффективной работы, Кириенко провел серьезные перестановки в фискальных органах - председателем Государственного таможенного комитета стал В.Драганов - известный антагонист А.Круглова, а председателем Госналогслужбы - известный своей жесткостью Б.Федоров. В дополнение к личным качествам Б.Федорова была проведена внутренняя реорганизация налогового ведомства: к июлю 1998 года 17 крупнейших предприятий РФ должны перейти в ведение специальной налоговой инспекции, в Госналогслужбе образован отдел для работы с тысячей богатейших людей РФ.

В апреле 1998 года журнал “Власть” отмечал, что Кириенко “действительно начинает собирать налоги с лотерей, казино, автозаправочных станций, такси, оптовых рынков и продавцов развлекательной продукции. Он будет собирать налоги с чего угодно.”

При этом особое внимание уделяется предприятиям - должникам бюджета. В мае 1998 года вновь оживилась деятельность ВЧК, что подчеркивает новый виток усиления борьбы с должниками. Программа премьера в этой области предусматривает наделение налоговых органов правами обращения взыскание у должников, не способных погасить недоимки максимума ликвидных активов, например, имущества, дебиторской задолженности, затем - передачу акций в счет долга и наконец - ускоренную процедуру банкротства. Главное в процедуре ускоренной санации - смена собственника, а не отсрочка на несколько лет прежнему. Кириенко неоднократно подчеркивал, что не боится передела собственности, задача состоит в том, чтобы предприятие от неэффективного собственника перешло к эффективному.

Предлагается также увеличение налогов за использование не по назначению земель, передача в траст местным властям федеральной собственности в регионах в обмен на гарантию увеличения налоговых поступлений в бюджет.

Деятельность Кириенко пока не встретила серьезных возражений со стороны большинства олигархов - в июле 1998 года на встрече с Б.Ельциным представители крупнейшего капитала России поддержали действия правительства, направленные на финансовую стабилизацию, наведение налогового порядка.

Сообразно доходам рассматривался и вопрос о расходах. Идея “жить по средствам” впервые была озвучена 3 апреля в выступлении на заседании Совета Федерации РФ. Говоря о том, что “Россия очень бедная страна”, премьер постоянно подчеркивал идеи экономии, адресности помощи - детских пособий, дотирования коммунальных расходов. Он справедливо подчеркнул, что датирование тарифов - помощь богатым. Кириенко призывал разложить бюджет по полочкам и не врать, одновременно изыскивая резервы, за счет экономии и привлечения дополнительных средств.

В числе мер, направленных на экономию средств - выведение гарантированных бюджетных лимитов, сокращающих возможности чиновников и лоббистов влиять на раздел средств, уничтожение условий возникновения этого влияния - ситуации, когда обязательств больше чем реальных доходов. При этом Кириенко подчеркивал, что долги государства, будут выплачиваться исходя из реальных цифр, а не из исходно завышенных обязательств конкретных ведомств, прекращение практики заключения необеспеченных договоров. Например, по словам Кириенко, Министерство обороны в 1997 году заключило договоров на потребление тепла и энергии на 9 трлн рублей, в бюджет было заложено 2 трлн, а реально потратило 0,6 трлн. Таким образом 7 трлн “повисли” на государстве из-за политики ведомства.

Серьезное внимание было уделено сокращению прямых расходов государственного аппарата, устранению практики оседания средств на счетах внебюджетных фондов социальных ведомств.

Как и было намечено, премьер взялся за усиления влияния государства в естественных монополиях. Так, 8 из 15 членов Совета директоров РАО “ЕЭС России” выступают от имени государства, а наличие в кресле председателя правления А.Чубайса еще более подкрепляет государственную роль этой монополии. Аналогичные шаги были предприняты в сторону РАО “Газпром”, где коллегию представителей государства возглавил Б.Немцов.

Кириенко акцентировал внимание и на поддержке производства, скорейшей реструктуризации предприятий.

Тем не менее, реализация финансовой программы под жестким социальным давлением. 23 апреля 1998 года в интервью “Московскому комсомольцу”, Кириенко отметил, что долги по заработной плате бюджетникам составляют примерно 5% от суммы общих долгов по зарплате. Остальные же долги - негосударственных учреждений. Премьер подчеркивал “в их возникновении есть немалая доля вины местных властей: непроплаченные оборонные заказы, электроэнергия, тепло, недоплаченные трансферты. Но здесь необходимо четкое разграничение. В стране сегодня - рыночная экономика, есть понятие тарифных соглашений с работодателем, в которых государство не может его представлять. Власть лишь гарант соблюдения правил во взаимоотношениях, но партнером по договору является профсоюз”.

Говоря о возникающих проблемах по взаимоотношения с шахтерами, Кириенко отметил, что дополнительное финансирование угольной отрасли за счет перераспределения доходов от торговли алкоголем. Однако, ситуация развивалась вопреки долгосрочным прогнозам правительства.

В мае 1998 года стране развернулась “рельсовая война” - недовольные невыплатами зарплаты шахтеры в целом ряде регионов (Кемеровская, Ростовская области, Республика Коми) перекрыли железнодорожные пути.

Погасить конфликт, в отличии от предыдущих выступлений шахтеров, в целом удалось через неделю. При его разрешении была проведена достаточно жесткая линия - ни каких необеспеченных обещаний - сдобренная вполне популистскими мерами, например, сокращением расходов госаппарата на 25%. Тем не менее, деньги появились во всех регионах бастовавших угольных регионах, что дает основания полагать нарушение первоначального замысла .

Ответственность за выплаты зарплат правительство обязало разделить и регионы. В частности, был подписан указ Президента РФ “О дополнительных мерах по обеспечению выплаты заработной платы работникам бюджетной сферы и оздоровлению государственных финансов”, согласно которому правительство предполагает оказывать помощь регионам в выплате зарплаты только в случае проведения регионом мер по финансовой стабилизации, аналогичных правительственным - сокращает бюджетные расходы, прекращает выпуск денежных суррогатов.

Общий настрой Кириенко на деятельность по оздоровлению экономики встретил понимание со стороны крупного бизнеса, однако положение Правительства было еще достаточно шатко. С одной стороны, экономическая ситуация находилась под воздействием продолжающегося мирового кризиса, с другой - антикризисные мероприятия Кириенко натолкнулись на сопротивление левой оппозиции и руководства регионов.

Портрет Кириенко - руководителя

По принципам своей работы Кириенко - ярко выраженный технократ. Кроме того, в интервью Кириенко, касающихся конкретных проблем, отчетливо можно выделить скрытый (а часто и явный) азарт, интерес, соревнование с проблемой - а способен ли он ее решить. Это говорит о том, что проблемы он, возможно, решает отнюдь не из любви к Родине, стремления помочь народу и т.п. идеологических мотивов. Неоднократные выражения, типа “мне интереснее всего выстраивать механизмы финансового регулирования” лишний раз это подтверждают.

Еще в 1994 году было отмечено, что Кириенко предпочитает управлять процессом, а не людьми (Общая газета, 1998, № 13.). Подчеркнутое желание управлять процессами, выстраивать механизмы - несомненно сильная сторона Кириенко-руководителя, в то время как недостаточное внимание кадрам - слабая. Несомненно, для банковской сферы подобный подход может быть весьма эффективным, поскольку там человек в большей степени, нежели в системе госуправления, представляет собой “функцию”. Однако, для председателя правительства функциональный подход в кадровой политике может привести к серьезным сложностям. В подведомственных ему структурах вследствие наличия множества разнонаправленных и взаимодействующих внешних интересов невозможно проводить быструю ротацию кадров. Кроме того, правительственная “команда” формируется отнюдь не обязательно самим Кириенко, и далеко не всегда из его единомышленников.

В России для чиновника такого уровня как Кириенко подход основанный на формуле: “Кадры не являются самоцелью. Самоцелью являются задачи”, - представляется новым. Практически все лица, входившие в топ-менеджмент российского госуправления прежде всего прикрывали тыл и фланги, расставляя на ключевых постах людей из своей команды, или по крайней мере, пытались это сделать. Кириенко не предпринял  никаких шагов в этом направлении, если не считать назначения Н.Хваткова руководителем аппарата Правительства РФ. При этом, если вспомнить, что эту должность настойчиво предлагали (в том числе и сам Кириенко) вице-спикеру Государственной Думы, одному из лидеров НДР В.Рыжкову, можно сделать вывод, что данное назначение - скорее случайность, чем правило. Его роль в формировании персонального состава Правительства, скорее, сводилась к нейтрализации наиболее одиозных “засланных казачков” (особенно ярко это проявилось в случае И.Рыбкина), нежели к внедрению своих (исключением здесь может служить разве что сменивший Кириенко на посту министра топлива и энергетики Сергей Генералов). То есть, по своей сути Кириенко - боец-одиночка.

Тем не менее, и эту слабость Кириенко потенциально мог превратить в силу. Он не был связан ни с какими конкретными подчиненными отношениями долга (разве что с Б.Немцовым, но их отношения весьма неоднозначны). В то же время, как отмечал заместитель председателя правления банка “Гарантия” Евгений Бобков, сравнивая стиль управления в нижегородских банках НБД и “Гарантия”, “если для Бревнова главное: “Я сказал”, то Кириенко сперва обращает человека в свою веру”. Таким образом потенциально возможно обращение всего правительства “в веру Кириенко”, т.е. создание группы, объединенной не общим прошлым, а общим будущим, единой идеей.

Большинство коллег Кириенко отмечают, что он “умеет ладить с людьми, вежливый но требовательный”, “всегда ровный, вежливый и корректный”. В отличии от других нижегородцев, например, от Б.Немцова или Б.Бревнова, ухитряется не наживать себе многочисленных врагов. Кириенко отличало невмешательство в правительственные скандалы, он не был не замечен в открытой поддержке какой-либо из групп (в том числе и нижегородской). В момент скандала с Б.Бревновым он уехал в командировку в Кемеровскую область, позднее заявил, что судьба Бревнова как председателя правления РАО “будет решена только после окончательных итогов проверки Счетной палатой”.

При назначении на пост председателя правительства, Кириенко проявил неплохие дипломатические данные, хотя явно действовал по принципу “всем сестрам по серьгам” - он провел консультации со всеми политическими силами, каждая беседа была “очень интересной и содержательной”. По мнению журнала “Власть” он избежал трех ошибок, которые было проще допустить, чем избежать. Во-первых, он не стал пикироваться с депутатами ни во время встреч, ни после, перед телекамерами. Более того, Кириенко всячески проявлял комсомольское уважение к старшим товарищам. Аграрии, например, с умилением вспоминали, как Кириенко конспектировал в блокноте выступление одного из депутатов. Для коммунистов бальзамом были слова “я не стыжусь того, что вступил в партию...”.

Во-вторых, он говорил то, что от него хотели услышать. По оценке координатора фракции КПРФ С.Решульского, “Кириенко нам говорил о необходимости усиления государственного влияния в экономике. НДР заявит о том, что будет идти курсом Черномырдина”. Так и произошло - Кириенко обещал НДР неизменность курса.

В-третьих, Кириенко никому ничего не обещал, хотя всем своим видом показывал, что обещает. Депутатские фракции постоянно передавали Кириенко списки кандидатов на должности, в обмен на которые готовы поддержать премьера. Как заметила газета “Сегодня” Кириенко “подобно главе японской фирмы с благодарностью эти списки принимал: фирма вам весьма признательна за ваше рвение, по возможности ваши предложения будут использованы. Но и только. Поскольку такое восточное коварство у нас не принято, никто в него не верил и особенно не волновался” (Сегодня, 28 апреля 1998 г.).

В процессе назначения, Кириенко практически не позволил себе ни одного выпада против В.Черномырдина. Более того, он всячески подчеркивал свое уважительное отношение к предшественнику. Так, 9 апреля, в день его рождения Черномырдина, он посетил экс-премьера в офисе НДР на пр.Сахарова, хотя официальное чествование Черномырдина высшей политической элитой проходило вечером в одной из правительственных резиденций.

Проявлялось это и в целом ряде мелочей. Так во время представления в министерстве юстиции П.Крашенинникова, в качестве исполняющего обязанности министра, Кириенко поблагодарил С.Степашина за выращенные кадры. В ответ Степашин заявил, что это заслуга не только министерства, но и правительства, открыто намекая на Кириенко. Тот не замедлил ответить - “Это спасибо - Виктору Степановичу”.

Подобная дипломатия, тем не менее, практически не касается подчиненных Кириенко. Стилистика управления, продемонстрированная им за первое время работы в правительстве, показывает, что это достаточно жесткий руководитель, не терпящий конкуренции. Не случайно, на первом заседании Правительства Кириенко, еще исполняющий обязанности премьера, дал поручение именно Б.Немцову, хотя вполне мог этого не делать (вопрос был достаточно незначительным). Тем самым Кириенко как бы подчеркнул, кто главный в правительстве, что и было принято Немцовым.

Люди, работавшие с Кириенко, не подвергают сомнению его организаторские способности. Однако, Кириенко не стесняется показывать свою неосведомленность в конкретных вопросах, тут же подчеркивая, что это - не главное, а то, что главное - он умеет. Занимая пост министра, Кириенко не стеснялся говорить, что в об угольной отрасли до назначения вообще ничего не знал, да и нефтяную “знаю достаточно плохо” (НГ-политэкономия, 1998, №1, с.7.). При этом, на первый план он выдвигает не знание отрасли как предмета, а знание правил управления и финансового менеджмента, которые “везде одинаковы”. При этом его сверхзадача - “рационально построить правила и механизмы, стимулирующие к соответствующим действиям. Все остальное рынок сделает сам”. Как говорил сам Кириенко, “я себе раньше представлял, что угольная отрасль - это нечто совсем специфическое, где общие законы работать не будут. Ничего подобного, они работают, конечно очень плохо...”

Одновременно, он проводит линию своеобразного корпоративного духа в правительстве. “Решение премьер-министр принимает не в одиночку, правительство принимает их голосованием. У меня нет никаких иллюзий: есть сферы деятельности в которых моих знаний недостаточно. Если я некомпетентен в какой-то внешнеполитической проблеме, то для этого министром иностранных дел по согласованию с Президентом назначен Евгений Максимович Примаков. Он обладает колоссальным опытом во внешней политике. А это означает, что у него будет возможность формировать политику, высказывать свои предложения. А у меня, исходя из общих принципов философии управления, есть возможность соглашаться или не соглашаться с ним” (Независимая газета, 24 апреля 1998 г.).

Главной проблемой Кириенко представляется невозможность сформулировать привлекательную “сверхцель” своего правительства. В его выступлениях практически не говорилось о благе народа, процветании России и т.п. вещах. Его высказывания, например “аполитичность - это был бы идеальный вариант работы. Это то, к чему я хотел бы стремиться, хотя не думаю, что все-таки получается, ” свидетельствуют о том, что премьер и не стремиться к формулированию и публичному озвучиванию такой сверхцели (НГ-Политэкономия, 1998, №1, 1998, с.7).

Подтверждается это и в реальных действиях, и в объяснениях Кириенко этих действий. Конструкции Кириенко многоступенчаты и сводятся по сути к бесперебойному функционированию государства и экономики. Например, говоря о реорганизации в Минтопэнерго, Кириенко подчеркивал, что “изменение структуры не может служить целью. Это средство достижения цели”. Эта цель - обеспечить государственное влияние в сфере естественных монополий вплоть до прямого вмешательства - тоже не конечная цель. Это делается потому, что государство несет ответственность перед участниками рынка за справедливость правил - т.е. ради процесса (НГ-Политэкономия, 1998, №1, 1998, с.7).

Политический успех в представлении Кириенко всегда ассоциируется с властью. К существованию в оппозиции он не приспособлен органически. После отставки с поста премьер-министра он не выдержал конкуренции с более опытными оппозиционерами и был вытеснен на обочину политического процесса. Единожды пережив падение, он боится рисковать. Потому, оказавшись перед выбором - чистота идеи или власть, он выбирает власть: смягчает формулировки и ищет компромиссов с самыми невероятными союзниками.

  Стоит вспомнить, как в конце 98-го - начале 99-го года Сергей Владиленович изо всех сил пытался наладить дружеские отношения с Евгением Примаковым и, по слухам, выражал готовность занять пост первого вице-премьера в его "левом" кабинете. В июне 1999 года Кириенко вполне в стилистике лужковского "Отечества" требовал досрочной отставки президента Ельцина. Однако ближе к осени политический климат стал меняться, и будущий лидер Союза правых сил отказался от радикальных лозунгов.

Достоин упоминания и эпизод из недолгой думской биографии Сергея Владиленовича. В январе зал заседания Госдумы покинули фракции СПС, "Яблоко" и ОВР в знак протеста против сговора прокремлевских "Медведей" и коммунистов. Кириенко оказался одним из первых лидеров "оппозиционных" фракций, вступившим в переговоры с Кремлем. Тогда он объяснял свой поступок тем, что конфронтация с администрацией выгодна той части аппарата и.о. президента, которая пытается "оторвать Путина от Чубайса" и правых в целом.

Жертва, впрочем, оказалась бессмысленной. Правые так и не смогли получить самостоятельного представительства при дворе нового главы государства. Теперь, как рассказывают осведомленные кремлевские чиновники, большая часть либералов ищет дружбы "питерских чекистов". И Кириенко - активнее других.

Вполне возможно, что само существование во власти для Кириенко не самоцель. Это средство для достижения по-настоящему высокой цели: в более или менее отдаленной перспективе - поста главы российского государства. Сергей Владиленович амбициозен, решителен, удачлив и сам чрезвычайно высокого мнения о своих деловых и управленческих талантах.

   При этом, судя по событиям последнего месяца, поверил в свой потенциальный успех Кириенко вполне серьезно. Он уже не ограничивается только презентацией своих организационно-хозяйственных талантов президенту. Он стремится возродить то, что год назад именовалось "Общественный проект "Сергей Кириенко". Тогда, на старте парламентских выборов, Сергей Владиленович не просто возглавил Союз правых сил, но и предложил демократам новую стратегию, которую собою и символизировал: ориентироваться необходимо не на шестидесятников и правозащитников, а на так называемое "самостоятельное сословие".

   После ухода Кириенко из Думы стало казаться, что в публичную политику он не вернется. Однако месяц назад за его подписью в центральных газетах на правах рекламы был размещен плакат, увенчанный слоганом "Орел расправляет крылья". Цель акции, затеянной движением "Путь нового поколения", - перехватить у левых патриотические лозунги: "Наш новый мир - русский мир: мир русского языка... Русские - это не кровь. Русские - это общая судьба". Проект, несомненно, амбициозный. Да только путь больно опасен: в истории не было примеров, чтобы интеллигенция, совершая попытку ссадить шовинистов с патриотического конька, сама бы не впадала в болезненную "державность" и примитивный национализм.

Минувшим летом в столице довольно активно обсуждался слух о возможной скорой смене хозяина Белого дома. Поговаривали, что в случае успеха Сергея Кириенко у себя в Приволжском округе он имеет высокие шансы сменить на посту премьер-министра страны Михаила Касьянова. Слухи вскоре рассеялись, и теперь Сергей Владиленович утверждает, что в столицу не торопится: "Я хотел бы поработать в этой должности минимум года два-три. У меня никогда не было опыта территориального управления, я ведь делал карьеру, что называется, по ведомственной вертикали: цех, завод, банк, нефтяная компания, министерство, правительство. И потому мне все, что происходит и чем я занимаюсь, действительно очень интересно. Работы еще много, и времени у меня достаточно".

После отставки

Заседание Думы 21 августа и сопутствующие мероприятия (заседания бюджетного комитета, переговоры лидеров фракций друг с другом и с В.С.Черномырдиным и последующие их интервью) показали, что у Правительства Кириенко в Думе не осталось опоры за исключением 10-15 депутатов (ДВР и примкнувшие во главе с Г.В.Старовойтовой). Бывшая правящая партия - НДР - устами двух своих лидеров предложила Президенту два выхода их положения - коалицию парламентского большинства (Черномырдин) или хотя бы блокирующего 150-голосого меньшинства (Шохин). Вводить налоги президентскими указами как-то не модно, и единственным способом провести через Думу хоть какую-то часть "стабилизационного пакета" остался кадровый размен.

В воскресенье 23 августа в 19.25 НТВ сообщило, что Президент своим указом отправил в отставку Правительство Кириенко и поручил исполнение обязаностей Председателя Правительства В.С.Черномырдину.

8 февраля 1999 г. будучи лидером общественно-политического движения "Новая сила" Кириенко создал рабочую группу по подготовке к выборам на пост мэра Москвы. Официально это называлось "комиссией по подготовке программы развития столицы". Комиссии поручено разработать концепцию кампании по избранию С. Кириенко на пост мэра Москвы.

20 февраля 1999 г. в Нижнем Новгороде состоялся учредительный съезд общественного движение "Новая сила". Возглавил движение Сергей Кириенко

24 августа 1999 г. Сергей Кириенко, Борис Немцов и Ирина Хакамада объявили об учреждении предвыборного блока "Союз правых сил". Они же составили первую тройку федерального списка союза.

2 сентября 1999 г. подтвердил свое намерение бороться за пост мэра г. Москвы

4 октября 1999 г. выдвинул свою кандидатуру на пост мэра г. Москвы. В паре с С. Кириенко на пост вице-мэра баллотировался Вячеслав Глазычев. Сергей Кириенко стал интересоваться проблемами Москвы еще задолго до начала предвыборной кампании. Велась активная работа с москвичами, был организован альтернативный "телефон доверия", по которому москвичи могли выражать недовольство действиями властей. Значительный раздел сайта движения "Новая сила" был посвящен московским проблемам. Сергей Владиленович не упускал ни малейшего шанса кольнуть московское правительство по любому поводу: произошел пожар - мало внимания уделяется противопожарной безопасности, обворовали чью-то квартиру - виноват мэр, состоялся митинг в поддержку Лужкова - Кириенко тут же с призывом не поддаваться на провокацию и не участвовать в подобных мероприятиях, даже под угрозой невыплаты зарплаты. Если Бородин обещал москвичам одним взмахом руки решить все социальные проблемы, то Кириенко предложил конкретный план экономического развития столицы и программу борьбы с коррупцией.

19 декабря 1999 г. принял участие в выборах мэра г. Москвы и занял второе место после действующего мэра Юрия Лужкова, получив 12 процентов голосов избирателей

19 декабря 1999 г. по результатам парламентских выборов был избран депутатом Государственной Думы Российской Федерации третьего созыва по федеральному списку избирательного блока "Союз правых сил". Возглавил фракцию "СПС".

18 мая 2000 года назначен на пост Полномочного представителя Президента РФ в Приволжском федеральном округе. Полномочия депутата Госдумы ФС РФ были прекращены 31 мая 2000 года.

Сергей Владиленович постоянно заявляет, что не является ни премьером, ни президентом одной седьмой части Российской Федерации. Его задача предельно четко сформулирована всероссийским президентом: обеспечить единообразие законодательства, сформировать единое правовое и политическое пространство, разработать стратегию "стягивания страны", недопущения центробежных явлений.

"В какой-то степени мне первое время приходилось перестраиваться: институт полпредов - это ведь институт "вторичной легитимности", мы все не самостоятельные игроки, а обязаны действовать "от имени и по поручению". Это накладывает, конечно же, определенные ограничения. Впрочем, я себя чувствую совершенно комфортно, у меня есть возможность пробовать, экспериментировать, обкатывать новые идеи и проекты. Другое дело, никто мне не гарантирует, что мои новации в дальнейшем будут воплощены", - утверждал в беседе с корреспондентом "Итогов"СергейКириенко.

"Чтобы исключить шантаж со стороны региональных властей, преодолеть центробежные тенденции, необходимо пробивать административные границы, создавать и активно поддерживать "сетевые сообщества" - культурные, профессиональные, конфессиональные, - объясняет Сергей Кириенко. - И разделение властей по вертикали и горизонтали, создание "вертикали власти" - не самоцель. Это необходимо для расчистки и формирования единого правового и экономического пространства, чтобы на следующем этапе появились "выгодоприобретатели": инвесторы и предприниматели, законопослушные граждане".

Внедрение этой задачи Кириенко начал с разработки новых методов функционирования федеральных властных структур на местах. Первое его достижение - назначение чиновников по конкурсу, пока, правда, только на подведомственные ему должности. В дальнейшем полпред надеется распространить эту практику как минимум на всю федеральную номенклатуру в регионе, а как максимум - убедить президента перейти на новый принцип в кадровой политике.

Сергей Кириенко оказался предусмотрительнее своих коллег-полпредов. Он, не упуская обязательной программы - исправления местного законодательства и приручения особо ретивых губернаторов, - не жалел сил на разработку "произвольной". В округе был открыт филиал Центра стратегических разработок, к формированию и обсуждению долгосрочных программ стали привлекаться столичные эксперты.

Теперь Сергей Владиленович готов предложить стратегию на ближайшие годы. "Полномочный представитель президента - это одновременно и центр антикризисного управления, и проект новой модели управления", - развивает свою теорию Кириенко. А президент должен сформулировать одну-две приоритетные задачи и отдавать полпредам право на их реализацию.

Заключение

В политику Кириенко пришел по комсомольской линии в конце существования СССР (он занимал должность второго секретаря нижегородского обкома ВЛКСМ).К этому времени и относится его знакомство с Немцовым, с которым Кириенко осуществляял деловое сотрудничество на посту руководителя фирмы АКМ и позднее банка Гарантия.Им был реализован ряд программ, в том числе возврат денег вкладчикам лопнувшего банка "Нижегородский кредит" и программа жилищного кредитования увольняемых в запас военных. Благодаря этому Кириенко в 1994 году он стал депутатом Законодательного Собрания Нижегородской области. В ноябре 1996 года по рекомендации Правительства РФ и губернатора Нижегородской области Кириенко был избран президентом нефтяной компании "НОРСИ-ойл”. Приход Кириенко  в правительство в качестве министра топлива и энергетики связывают прежде всего с его знакомством с Немцовым, Уже тогда Кириенко проявил себя: он участвовал в переговорах с Чечней о транзите каспийской нефти и разрешении энергетического кризиса в Приморье. 23 марта 1998 года, после роспуска Правительства РФ Кириенко был назначен первым вице-премьером, а затем - исполняющим обязанности премьер-министра.. "Основными философские принципами управления" кандидат в премьеры назвал, сильное государство, сильную власть и сильное правительство. Одним из главных лозунгов Кириенко стал лозунг "жить по средствам". В финансовой сфере главными тезисами стали рост доходов, эффективного управления государственной собственности, контроля на рынке алкогольной и табачной промышленности, эффективного управления долгами, сокращение расходов, в том числе за счет сокращения государственного аппарата, эффективного обслуживания государственного долга, внешних заимствований, продолжение проведения приватизации, направление средств полученных от нее на развитие производства и структурные преобразования, однако категорически выступил против приватизации естественных монополий. Говоря о роли правительства в общероссийских процессах.При формировании Правительства С.Кириенко не приложил особых усилий для проведения на какие-либо посты своих людей. Начало работу правительства Кириенко совпало с многочисленными внешними и внутренними проблемами.Начавшееся в 1998 году падение цен на нефть, продолжение финансового кризиса поставили правительство в очень неудобные стартовые условия. Кириенко вновь акцентировал внимание на обеспечении единого правового пространства страны, при четком разграничении прав и ответственности федерального центра и субъектов РФ, необходимости проводить взвешенную финансовую политику не только в центре но и на местах, введении запрета на принятие решений, не подкрепленных финансами, необходимости сбора налогов (причем не только с крупных предприятий), изменении характера приватизации.. Финансовая ситуация изначально оказалась в центре внимания премьера. Однако ситуация, когда внешние и внутренние долги бюджета растут быстрее, чем доходы, всерьез обеспокоила премьера.При этом особое внимание уделяется предприятиям - должникам бюджета. В числе мер, направленных на экономию средств - выведение гарантированных бюджетных лимитов, сокращающих возможности чиновников и лоббистов влиять на раздел средств, уничтожение условий возникновения этого влияния - ситуации, когда обязательств больше чем реальных доходов. Серьезное внимание было уделено сокращению прямых расходов государственного аппарата, устранению практики оседания средств на счетах внебюджетных фондов социальных ведомств. Кириенко не удалось справиться с финаансовой ситуацией, несмотря на все предпринимаемые усилия и в результате он был отправлен в отставку.

Список источников

1. Известия, 24 марта 1998 г.

2. Коммерсант-Daily, 2 апреля 1998 г.

3. Коммерсант-Daily, 18 апреля 1998 г.

4. Коммерсант-Власть, 1998, №12, с. 10

5. Комсомольская правда, 17 апреля 1998 г.

6. Московские новости, 1998, №12, 29 марта - 5 апреля

7. Московский комсомолец, 5 мая 1998 г.).

8. НГ-политэкономия, 1998, №1.

9. Независимая газета, 24 апреля 1998 г

10. (Новые Известия, 25 марта 1998 г.).

11. Новые Известия, 28 марта 1998

12. Общая газета, 1998, № 13

13. Русский телеграф, 8 апреля 1998 г.,



  © Реферат плюс


Поиск
Реклама

  © REFERATPLUS.RU  

Яндекс.Метрика