Календарь
Сентябрь
Пн   4 11 18 25
Вт   5 12 19 26
Ср   6 13 20 27
Чт   7 14 21 28
Пт 1 8 15 22 29
Сб 2 9 16 23 30
Вс 3 10 17 24  

Тегеранская конференция



Тегеранская конференция, на которой впервые встретились за одним столом главы правительств СССР, США и Англии - И. В. Сталин, Ф. Рузвельт и У. Черчилль, состоялась 28 ноября-1 декабря 1943 г. Одной из труднейших проблем, для решения которой был необходим контакт и выяснение главными государствами позиции своих партнеров, был германский вопрос. В декларации трех держав, опубликованной после конференции в Тегеране, имеется следующее заявление по этому вопросу:

"Что касается войны, представители наших военных штабов участвовали в наших переговорах... и мы согласовывали наши планы уничтожения германских вооруженных сил. Мы пришли к полному соглашению относительно масштаба и сроков операций, которые будут предприняты с востока, запада и юга".

Далее в тегеранской декларации говорится: "Никакая сила в мире не сможет помешать нам уничтожать германские армии на суше, их подводные лодки на море и разрушать их военные заводы с воздуха. Наше наступление будет беспощадным и нарастающим".

Как видим, по вопросу ведения войны с Германией здесь сказано очень много и в самом категорическом тоне. Но что будет с этой страной после войны? На такой вопрос тегеранская декларация ответа не дает. В речи Рузвельта от 24 декабря 1943 года можно найти некоторые указания по этому вопросу. Их стоит процитировать хотя бы для того, чтобы познакомиться с обязательством, которое Соединенные Штаты вместе с другими участниками Тегеранской конференции приняли на себя в отношении будущего Германии. Итак, в упомянутой речи Рузвельт сделал следующее весьма знаменательное заявление: "Мы [на Тегеранской конференции.-С. Б.] единодушно решили, что Германия должна быть лишена своей военной силы и что в обозримом будущем она не будет иметь возможности восстановить эту силу.

Объединенные Нации не имеют намерения поработить немецкий народ. Мы желаем немцам, чтобы они получили нормальные условия для мирного развития в качестве полезных и уважаемых членов европейской семьи. Однако мы со всей силой подчеркиваем слово "уважаемых", так как мы намерены раз навсегда освободить их от нацизма и прусского милитаризма, а также от фантастического и пагубного убеждения в том, что они являются "расой господ" .

Остается выяснить, каким образом Тегеранская конференция или отдельные ее участники намеревались осуществить эту демократическую и прогрессивную программу в германском вопросе. Незадолго перед этим, на Московской конференции, министры иностранных дел весьма детально определили, в чем должна заключаться и каким образом должна быть осуществлена демократизация и дефашизация Италии. В отношении Германии таких постановлений опубликовано не было, и тегеранская декларация тоже не содержит их. Рузвельт же, касаясь конференции в Тегеране, сказал: "Мы обсуждали международные отношения скорее с точки зрения больших и широких целей, чем деталей. Однако на основе этого обсуждения я даже сегодня могу сказать, что не предвижу каких-либо разногласий между Россией, Великобританией и Соединенными Штатами, которые нельзя было бы урегулировать" . Сказанное Рузвельтом ни в чем не изменяет того факта, что этими, как он говорит, "деталями" предстояло заняться, так как именно от них в большой мере зависело осуществление "больших и широких целей", которые провозглашались в германском вопросе.

Что же касается "деталей" германской проблемы, то на Тегеранской конференции возникли серьезные расхождения. Даже из короткой дискуссии, о которой сообщается в воспоминаниях участников конференции, вытекало, что германский вопрос требовал дальнейших переговоров. Американская сторона выступила с предложением расчленить Германию на пять следующих государств: Пруссия; Ганновер и Северо-Запад; Саксония; Гессен-Дармштадт, Гессен-Кассель и район к югу от Рейна; Бавария, Баден и Вюртемберг. Кильский канал и Гамбург, а также бассейны Рура и Саара должны были в соответствии с американским планом перейти под контроль Объединенных Наций.

Английский проект заключался в разделе Германии на северную и южную части, с тем чтобы Южная Германия была включена в проектируемую Великобританией Дунайскую конфедерацию. СССР обращал внимание на опасность возрождения немецкого национализма. Представитель СССР заявил, что "Германия имеет все возможности восстановить свои силы после этой войны и через сравнительно непродолжительное время начать новую" . Великобритания же ставила вопрос следующим образом: "Наш долг обеспечить безопасность в мире по крайней мере на 50 лет путем разоружения Германии, предотвращения перевооружения, установления контроля над германскими предприятиями, запрещения военной и гражданской авиации и путем далеко идущих территориальных изменений. Все зависит от того, смогут ли Великобритания, Соединенные Штаты и СССР сохранить тесную дружбу и контролировать Германию в своих общих интересах. Нам не следует бояться отдавать приказы, как только мы увидим опасность" . Английская программа в том виде, как она была представлена на Тегеранской конференции, состояла из многих и притом весьма различных элементов. Наряду с "далеко идущими территориальными изменениями", направленными на раздел Германии и включение ее южной части в Дунайскую конфедерацию, в ней были и весьма актуальные положения. Примером этих последних является утверждение, что благоприятное решение германского вопроса зависит от сотрудничества Большой тройки.

Как уже указывалось выше, расхождения во взглядах па различные аспекты германского вопроса помешали принятию конкретных постановлений о будущей судьбе этой страны.

Другим вопросом, в отношении которого Тегеранская конференция не пришла к окончательному мнению и который требовал дальнейших переговоров, был вопрос о создании новой международной организации. Московская конференция заложила соответствующий фундамент в виде решений, содержавшихся в декларации четырех государств о необходимости создания "в возможно короткий срок" новой международной организации. Поэтому понятно, что, когда через месяц после опубликования этого решения встретились главы правительств, они начали обсуждать вопросы, связанные с созданием такой организации. В декларацию трех государств, опубликованную после Тегеранской конференции, включены некоторые общие положения относительно будущих международных отношений, логически связанные с проблематикой новой международной организации. Так, в упомянутой декларации говорится: "Что касается мирного времени, то мы уверены, что существующее между нами согласие обеспечит прочный мир. Мы полностью признаем высокую ответственность, лежащую на нас и на всех Объединенных Нациях, за осуществление такого мира, который получит одобрение подавляющей массы народов земного шара и который устранит бедствия и ужасы войны на многие поколения.

Совместно с нашими дипломатическими советниками мы рассмотрели проблемы будущего. Мы будем стремиться к сотрудничеству и активному участию всех стран, больших и малых, народы которых сердцем и разумом посвятили себя, подобно нашим народам, задаче устранения тирании, рабства, угнетения и нетерпимости. Мы будем приветствовать их вступление в мировую семью демократических стран, когда они пожелают это сделать" .

Однако в тексте тегеранской декларации нет никаких указаний относительно структуры и способа функционирования будущей международной организации.

Тем не менее эти вопросы, как уже говорилось выше, обсуждались в Тегеране. В документах Гопкинса обнаружена составленная Рузвельтом во время Тегеранской конференции (30 ноября 1943 года) первая схема структуры новой международной организации. Это были три окружности. В первой было написано "40 UN" , что должно было означать орган, охватывающий всех членов новой организации, которых Рузвельт насчитывал около 40. Другая окружность была снабжена надписью: "Executive", то есть "Исполнительный комитет". Рузвельт предлагал, чтобы этот комитет был "в составе СССР, США, Соединенного Королевства и Китая, двух представителей от европейских стран, одного-от Южной Америки, одного-от Среднего Востока, одного-от Дальнего Востока и одного-от английских доминионов". Что касается компетенции "Исполнительного комитета", то Рузвельт предлагал передать ему все невоенные вопросы,-такие, как экономика, продовольствие, здравоохранение и т. д. В ходе дискуссии "Сталин спросил, будет ли этот комитет иметь право принимать решения, обязательные для всех наций. Рузвельт не дал четкого ответа на этот вопрос. Он не был уверен, что конгресс согласится, чтобы Соединенные Штаты были связаны решениями такого рода. Он сказал, что комитет будет делать рекомендации для разрешения споров..." Наконец, третья окружность в схеме Рузвельта имела надпись "Четыре полицейских". Это должен был быть орган, располагающий военной силой л имеющий право немедленного вмешательства в случае какой-либо опасности или угрозы миру. Этими "Четырьмя полицейскими", по предложению Рузвельта, должны были стать четыре государства, которые во время Московской конференции опубликовали декларацию по вопросу о всеобщей безопасности, то есть Китай, Соединенные Штаты Америки, Великобритания и СССР. Как видим, в новых проектах учитывается особая роль этих государств, причем с американской стороны, несмотря на некоторую уступку в направлении признания Франции великой державой, сделанную на Московской конференции продолжает проявляться тенденция к устранению Франции из числа великих держав. По поводу органа, названного "Четыре полицейских", завязалась дискуссия. "Сталин заявил, что предложение о создании "Четырех полицейских" будет неблагоприятно воспринято малыми странами Европы" . На фоне этой дискуссии по поводу предлагаемого органа под названием "Четыре полицейских" также можно обнаружить существенные изменения в американской политике, о которых уже шла речь. Прежняя концепция 1941 года относительно создания американо-английской "международной полиции" превратилась в систему "Четырех полицейских". Уже было указано на причины, способствовавшие тому, что концепция американо-английской полиции в результате событий 1941-1943 годов должна была быть расширена за счет Советского Союза, а также Китая. Что касается Китая, то следует привести весьма характерное мнение, относящееся к тому периоду, о котором идет речь.

Его автором является адмирал Леги, военный советник Рузвельта, а позднее Трумэна, принимавший участие в конференции в Тегеране.

"Англичане, писал Леги не имели такой глубокой заинтересованности в Китае, как мы. Создавалось впечатление, что они не учитывают того, что поражение Японии будет стоить гораздо больше кораблей, человеческих жизней, не говоря уже о долларах, если плохо вооруженные, плохо питающиеся армии [китайские.-С. Б.] не будут удержаны на поле боя... Американские руководители штабов были убеждены, что поддержка Китая имела принципиальное значение для нашей собственной безопасности и для успеха союзников" .

В связи с этим становится понятным, почему американские политики соглашались на включение Китая в группу "Четырех полицейских". Ведь в происходившей войне с Японией была необходима помощь китайского народа, и поэтому американская сторона считала уместным осуществить некоторые мероприятия, направленные на повышение престижа Китая.

Реализация концепции "великих держав" в предложенной Рузвельтом форме не могла получить необходимой поддержки со стороны других государств.

Роль великих держав, предусмотренная предложением, известным под названием "Четыре полицейских", была несовместима с принятым принципом суверенности. По сути дела, предлагаемый орган должен был решать вопрос о санкциях, а участвующие в нем государства- осуществлять их при помощи своих войск. Располагая столь широкой компетенцией, он не предусматривал соучастия других государств, кроме государств Большой четверки. Государства, не относящиеся к Большой четверке, не имели никакого представительства в этом органе и, таким образом, не оказывали какого-либо влияния на существенные для мира и безопасности решения. На практике это означало верховенство Большой четверки, совершенно не считающееся с мнением других государств. Поэтому данный проект оказался неприемлемым. Хотя окончательного решения по вопросу структуры будущей международной организации принято не было, однако сам факт начала дискуссии и обмен мнениями способствовали прогрессу в решении этого вопроса.

Основное внимание на Тегеранской конференции было уделено проблеме создания второго фронта в Европе в 1944 году. При обсуждении этого вопроса западные государства оправдывались в том, что вопреки конкретным обязательствам они до сих пор не открыли второго фронта. Характерно, что, обосновывая проволочку, они ссылались на американо-английские операции в бассейне Средиземного моря. Однако следует указать, что на Тегеранской конференции они даже не пытались утверждать, что итальянская кампания была вторым фронтом в Европе. Излагая ход Тегеранской конференции, Черчилль пишет, что операции в бассейне Средиземного моря осуществлялись "с полным сознанием того, что они носят второстепенный характер" . В ходе длительных совещаний относительно будущих военных действий выявились серьезные разногласия и даже конфликты между американским и английским правительствами, причем предпринимались попытки смягчить их. Вообще дискуссия, связанная с проблемами войны, на которых мы здесь не останавливаемся, обнаружила много спорных вопросов, решить которые пытались с помощью переговоров.

Чтобы надлежащим образом оценить значение Тегеранской конференции для дела будущего мира, нельзя ограничиться только ее решениями или же материалами дискуссии. Необходимо обратить внимание на последствия, которые имела эта конференция для сотрудничества великих держав. В приказе верховного главнокомандующего Красной Армии, изданном вскоре после Тегеранской конференции (23 февраля 1944 года), нашла выражение позиция советского правительства. В нем говорилось: "...в основе антигитлеровской коалиции лежат жизненно важные интересы союзников, поставивших задачу разгромить гитлеровскую Германию и ее сообщников в Европе. Именно эта общность коренных интересов ведет к укреплению боевого союза СССР, Англии и США в ходе войны" .

Черчилль, выступая в палате общин 22 февраля 1944 года с обширным отчетом о текущем военном положении, возвратился к вопросу о конференции в Тегеране.

"Личные контакты, которые мы установили,-сказал он тогда,-были-и я глубоко убежден, будут-полезными для нашего общего дела. Было бы очень немного разногласий между великими державами, если бы их главные представители могли встречаться раз в месяц. Во время таких встреч, как официальных, так и частных, могли бы быть свободно и откровенно поставлены все трудные вопросы, а наиболее деликатные из них рассмотрены без риска, раздоров и недоразумений, которые имеют место, когда единственным средством контакта является переписка" .

С другой стороны, Черчилль остановился на том, соответствовал ли ход событий соглашениям, достигнутым в Тегеране.

"Я слышал, что задают вопрос,-сказал Черчилль,- оказались ли хорошие отношения, установленные в Москве и в Тегеране, прочными или же в течение истекших недель они обманули ожидания? Спрашивают, означают ли, например, заявления в "Правде" или же статьи, появляющиеся в различных печатных органах Советского Союза, охлаждение англо-русской и американо-русской дружбы и возрождение подозрений в отношении западных союзников со стороны России. (Голос из зала: Со стороны Англии.) С какой бы то ни было стороны. Я считаю, что имею полное право заверить палату в этом столь важном вопросе. Ничто из того, что было достигнуто в Москве и Тегеране, не утрачено. Три великие державы абсолютно едины в действии против общего врага".

Укрепление отношений между государствами Большой тройки ухудшало положение агрессора и предвещало его скорое поражение. Вот почему атмосфера, которая возникла в результате совещаний глав правительств главных государств антигитлеровской коалиции, и их близкий непосредственный контакт, равно как и принятые на Тегеранской конференции решения, явились серьезным шагом в направлении нанесения государствам "оси" окончательного поражения.

Использованная литература

1. Всемирная история / Гл. ред. : Е. М. Жуков (гл. ред.) и др. Т. ХI / Под ред. А. О. Чубарьяна (отв. ред.) и др. - М.: Мысль, 1977.

2. Всемирная история / АН СССР. Ин-т всеобщей истории. Ин-т истории СССР. Ин-т славяноведения и балканистики. Ин-т востоковедения; Гл. ред.: Е. М. Жуков (гл. ред.) и др. Т. XII / Под ред. Р. Ф. Иванова (отв. ред.) и др. - М.: Мысль, 1979.

3. Всемирная история / АН СССР. Ин-т всеобщей истории. Ин-т истории СССР. Ин-т славяноведения и балканистики. Ин-т востоковедения; Гл. ред.: Е. М. Жуков, С. Л. Тихвинский (гл. ред.) и др. Т. XIII / Под ред. С. Л. Тихвинского (отв. ред.) и др. - М.: Мысль, 1983.

4. Новейшая история зарубежных стран. Европа и Америка. 1939-1975. Учеб. пособие для студентов ист. фак. пед. ин-тов. / Под ред. Стецкевича. Изд. 3-е, испр. и доп. - М.: Просвещение, 1978.

5. Советский энциклопедический словарь / Гл. ред. А. М. Прохоров. 2-е изд. - М.: Сов. энциклопедия, 1982.

6. Страны мира. Краткий полит.-экон. справочник. - М.: Политиздат, 1984.

7. Политические партии. Справочник. - М.: Политиздат, 1974.

8. Дипломатия периода второй мировой войны. Международные конференции 1941-1945 годов. / С. Боратынский/ ред. Н. А. Захарченко. - М.: Издательство иностранной литературы, 1959.



  © Реферат плюс


Поиск

  © REFERATPLUS.RU  

Яндекс.Метрика