Календарь
Декабрь
Пн   4 11 18 25  
Вт   5 12 19 26  
Ср   6 13 20 27  
Чт   7 14 21 28  
Пт 1 8 15 22 29  
Сб 2 9 16 23 30  
Вс 3 10 17 24 31  

Наука в культуре древнего Китая



Наука древнего и средневекового Китая так же необычна для европейца, как и вся древнекитайская культура. Однако если, ведя разговор о Месопотамии или Египте, мы могли говорить лишь о "преднауке", "протонауке", т.е. об обрывках полуэмпирических знаний в различных областях, не объединенных в единую систему, то китайскую науку можно уже рассматривать как науку в полном смысле этого слова, т.е. как четко структурированную систему знаний, подчиняющуюся единой методологии. Интересно сопоставить структуру древнекитайской науки со структурой науки средневековой Европы. Средневековье, следуя античной традиции, выделяло семь научных дисциплин, семь "свободных искусств": гуманитарный "тривиум", состоящий из грамматики, диалектики и риторики, и математический "квадривиум", включающий в себя арифметику, музыку, геометрию и астрономию (Интересно, что музыка в средневековье относилась к математическим дисциплинам, и подлинным музыкантом считался не тот, кто умел играть на каком-либо инструменте, а тот, кто мог связать законы музыкальной гармонии с числовыми закономерностями). Методом, превращающим все эти дисциплины в единое целое, была формальная логика, созданная Аристотелем и транспортированная на средневековое сознание. Науки в древнем Китае подчинялись несколько иной классификации. Они подразделялись на качественные и количественные. К качественным наукам относились медицина, алхимия, являющаяся в своей основе наукой о бессмертии, астрология, объясняющая социальные явления исходя из космических процессов, геомантия, связывающая благоприятное расположение жилищ и могил с особенностями ландшафта, и физика, напоминающая античную натурфилософию и использующая магические схемы, а также идею соответствия микро- и макрокосма для анализа природных явлений. К количественным наукам относилась математика, носившая, в отличие от античности, не геометрический, а алгебраический характер, математическая гармоника - наука пифагорейского типа, исследующая числовые закономерности строения музыкальных ладов, и математическая астрономия, также подчиняющая астрономические явления определенным числовым соответствиям. Стержнем, связывающим все эти науки в единое целое, была для китайской культуры очень необычная дисциплина - нумерология, заменившая в этом статусе аристотелевскую логику. Формальная логика как наука в культуре древнего Китая практически отсутствовала - это было связано с явным предпочтением, отдаваемым идее сходства по отношению к идее различия и с вытекающей отсюда не любовью к строгим определениям, к фиксации четких границ понятия. Принцип всеобщей взаимосвязи, качественной эквивалентности всех вещей приводил в этой области иногда даже к парадоксам, воспринимаемым новоевропейским сознанием как курьезы.

Так Хуэй Ши (IV в. до н.э.) утверждал, что "у курицы три ноги": две физические и еще понятие "нога", - не проводя качественного отличия между понятием и самим предметом, материализуя идеальное и внося идеальное начало в материальное. Другим примером неразвитости формально-логического мышления является парадокс, приводимый Гунсунь Луном: "Лошадь" без белого означает "лошадь". "Белое" без "лошади" означает "белое".

Соединяя "белое" с "лошадью", получаем сложное имя "белая лошадь". Это составное (белая лошадь) именовать посредством несоставного (лошадь) недопустимо". Интересным в данном рассуждении является то, что автор счел неравенство объемов понятий достаточным условием для их противопоставления, видимо, не подозревая об отношении включения.

Еще одной интересной особенностью китайского мышления является ситуация в языке, когда один и тот же термин характеризует и элемент совокупности, и общее понятие обозначающее эту совокупность. "Например: "небо" (тянь) - это и элемент космологической триады "небо, земля, человек" (тянь, жень, ди), и обозначение ее в целом в значении "природа"; ... "фигура (телесная форма)" (син) - один из элементов пятеричного набора чувственных качеств вещей, "вид, облик, фигура, звучание, цвет" (мао, сян, син, шан, сэ), и обозначение суммы всех этих элементов ... "мажорный лад" (люй)- элемент пары "минорный (инь) и мажорный (ян) лады" (люй, люй) и общее обозначение всех ладов и т.д." Отмеченный факт имеет достаточно простую интерпретацию: из совокупности элементов выделяется главный - Х, а потом с ним отождествляется все остальные: А = Х, В = Х, С = Х и т.д. - а после этого и сам класс. Такой процесс отождествления главного и общего назван нашими синологами генерализацией. Проявлений этому достаточно много: так "царь", например, часто выступает как синоним слова "общество", иероглиф гун имеет значения как "публичный, общий", так и "правительственный, главный", термин "дао" поясняется в одном из трактатов с помощью числа 10000 - в китайской системе счета предельное число, высшая точка, "тьма" (вань). Последний факт может быть пояснен следующим образом: любое число, большее единицы, можно представить и как точку на числовой прямой и как множество. В конечном множестве из 10000 элементов 10000 может рассматриваться и как наибольший элемент множества ("Великий Предел") и как совокупность всех элементов ("дао"). Интересно, что в китайском языке не различаются количественные и порядковые числительные. Отмеченная закономерность имеет два аспекта: арифметический, когда обобщающий член соотносится с наибольшим числом в ряду членов, которые он обобщает, и геометрический, когда обощающий член соотносится с центральной позицией симметричной геометрической фигуры. Из таких фигур характерны линейные: троица, пятерица, а также двумерные: пятеричный "крест", девятеричный "квадарат" (3*3), пятнадцатиричный прямоугольник (3*5). Центральным позициям в этих фигурах соответствуют числа 3,5,9,15, а их эквивалентам в центральных позициях являются обобщающие понятия.

В этом моменте уже проявляется "нумерологическое" восприятие бытия, когда процессы функционирования микро- и макрокосма определяются мистикой числовых соответствий.

Здесь опять можно указать на прямую аналогию с пифагорейством, однако спекуляции с числами находились на переферии античной мысли, а в Китае они заняли место в самом центре. Это объяснимо. Если доминантой мировозрения является идея о взаимосвязи всех вещей, необходим принцип, который пронизывал бы все бытие в целом, не оставляя лакун и пустот. Различные виды числовых закономерностей и представляют собой вариации этого принципа. Действительно, числовым законам подчиняется все в надлунном и подлунном мире: астрономические явления, процессы в человеческом организме, музыкальная гармония и т.д. Числа присутствуют в любой области бытия являясь как бы универсальным эквивалентом всех вещей, своеобразной "валютой" космического мира. Другим видом такой "валюты" являются символы, рассматриваемые как зрительно данные геометризированные образы, абстрагированные формы вещей. Отсюда и проистекает та взаимосвязь "арифметического" и "геометрического" подходов, о которой мы уже упоминали выше. Каждому значительному процессу в микро- и макрокосме ставится в соответствие определенное число и геометрирческий образ. Так небесным явлениям соответствуют круг и троичность, земным - квадрат и двоичность. Связь тройки с кругом и четверки с квадратом поясняется тем, что длина окружности приблизительно равна трем диаметрам, а периметр круга четырем (т.е. двум в квадрате) сторонам. Желание связать все наблюдаемые процессы с априорно заданными числовыми закономерностями будет отчетливо видно при более подробном анализе каждой конкретной науки, но это явственно проступает и при анализе структуры древнекитайских текстов, подчиняющихся вполне определенным числовым и геометрическим закономерностям, задаваемым пространственным расположением иероглифов в тексте.

Наиболее ярким примером нумерологической ориентации китайского мышления является трактат "Ицзин" или "Книга Перемен" - книга, оказавшая громадное влияние на всю древнекитайскую культуру, породившая громадное количество интерпритаций и толкований и являющаяся для китайской культуры чем-то вроде канонических текстов Священного писания. Основой "Книги Перемен" являются 64 гексаграммы, описывающие все многообразие космической жизни и представляюшие из себя одновременно и философские символы и материал для гаданий. Каждая гексаграмма состоит из шести расположенных одна под другой горизонтальных черт. Черты бывают двух типов: длинные (-----), характеризующиеся терминами "ян", "световые", "напряженные", "девятки" и прерывистые (- - -), обозначаемые как "инь", "теневые", "податливые", "шестерки". Нечетные позиции (1, 3, 5) считаются позициями света (ян), четные - позициями тьмы (инь). "По теории "Книги Перемен" весь мировой процесс представляет собой чередование ситуаций, происходящее от взаимодействия и борьбы света и тьмы, напряжения и податливости" (Ю.К.Шуцкий "Китайская классическая "Книга Перемен", М., 1960, с. 22), и каждая из таких ситуаций символически выражается одной из гексаграмм. Если "световая" черта находится на "световой" позиции или "теневая" - на "теневой", такое расположение называется "уместностью черт" и обычно рассматривается как благоприятное - сила света и сила тьмы обретают здесь свое место. Приведем схемы, соответствующие полной неуместности черти полной уместности . Кроме этого, черты объединяются в группы, каждая из которых несет свою смысловую нагрузку. Так три верхние черты характеризуют внешнее, отступление, разрушение, три нижние - внутреннее, наступление, созидание. Пары черт связаны с тремя космическими потенциями: верхняя пара характеризует небо, средняя - землю, а нижняя - человека. Существует своя символика и у каждой из отдельных позиций. Приведем эту символику для общества, тела человека и тела животного:

позиция общество тело человека тело животного

6 совершенный человек голова голова
5 царь плечи передние ноги
4 придворный туловище передняя часть туловища
3 вельможа бедра задняя часть туловища
2 служилый голени заднии ноги
1 простолюдин ступни хвост

В заключение приведем одну из гексаграмм и соответствующие ей гадательлные символы, относящиеся и ко всей гексагамме в целом, и к каждой из ее черт:

ЦЯНЬ (Творчество) Изначальное совершение, благоприятная стойкость

1. В начале девятка
Нырнувший дракон
Не действуй!

2. Девятка вторая
Появившийся дракон находится на поле
Благоприятно свидание с великим человеком

3. Девятка третья
Благородный человек до конца деятелен; вечером он осмотрителен
Точно в опасности
Хулы не будет!

4. Девятка четвертая
Точно прыжок в бездне
Хулы не будет!

5. Девятка пятая
Летящий дракон находится в небе
Благоприятно свидание с великим человеком.

6. Наверху девятка
Возгордившийся дракон
Будет раскаяние !

Кроме такого текста, к каждой из гексаграмм прилагается развернутый комментарий, объясняющий ее смысл.

Мы не случайно остановились на "Ицзине" так надолго: в этой, еще раз повторю, важнейшей для древнекитайской культуре книге, предельно отчетливо запечатлена основная идея нумерологии, подчиняющей все процессы в небе, на земле и в человеке набору геометрических и числовых закономерностей.

Продолжая разговор об общих установках древнекитайского мышления, обратим внимание на его континуальность. Идея всеобщей взаимосвязи не сочеталась с представлением о дискретности бытия, и еще одно кардинальное отличие мировой пневмы (ци) от атомов Демокрита состоит в том, что о "ци" необходимо говорить не в терминах частиц, а в полевых терминах, ци - это "континуальная полеобразная пневма" ("Современные историко-научные исследования: наука в традиционном Китае", М., 1987, с. 33). Отсюда любовь китайской науки к полевым теориям и первое (еще в ХI в.) объяснение морских приливов.

Не случайно, что среди физических дисциплин наибольшее развитие в древнем Китае, получили оптика, акустика и теория магнетизма.



  © Реферат плюс


Поиск

  © REFERATPLUS.RU  

Яндекс.Метрика