Полезное

Календарь
Май
Пн 1 8 15 22 29
Вт 2 9 16 23 30
Ср 3 10 17 24 31
Чт 4 11 18 25  
Пт 5 12 19 26  
Сб 6 13 20 27  
Вс 7 14 21 28  

Битва за берлин в воспоминаниях маршала Г. К. Жукова



Скачать: Битва за берлин в воспоминаниях маршала Г. К. Жукова

План реферата

1. Военное, политическое и стратегическое значение Берлинской операции

2. Подготовка Берлинской операции

3. Штурм и взятие Берлина

4. Капитуляция фашистской Германии

1. Военное, политическое и стратегическое значение берлинской операции

Наступил 1945 г. - год разгрома фашистской Германии и окончания Второй мировой войны.

На первый взгляд могло бы показаться, что поскольку к этому времени главные силы фашистской Германии были уже уничтожены в гигантских битвах за Москву, Сталинград, на Курской дуге и других сражениях Великой Отечественной войны, то теперь военная задача по окончательному разгрому врага будет значительно легче.

Но это было бы ошибочное мнение. В этом легко убедиться, если вновь обратиться к книге Маршала Советского Союза Г. К. Жукова «Воспоминания и размышления». Следует еще раз вспомнить, что Георгий Константинович наблюдал за войной не издалека, а сам был непосредственным участником событий. Ведь именно первому Белорусскому фронту, которым он командовал, ставилась задача разгромить противника, оборонявшего восточные подступы к столице Германии, овладеть Берлином и не позднее чем на 12—15 день операции выйти на Эльбу.

Г. К. Жуков описывает операцию по взятию Берлина как человек, видевший все эти события изнутри, как человек, принимавший самое активное участие в разработке завершающего военно-политического удара по фашистской Германии. Поэтому вся его книга воспоминаний является как бы «истиной в последней инстанции».

Народы с нетерпением ожидали окончательного разгрома фашистской Германии, и в сознании миллионов людей конец войны связывался со взятием Берлина. Ведь именно здесь находился центр фашизма, здесь разрабатывались основы «нового порядка» в Европе. Отсюда исходили приказы по истреблению и порабощению целых народов. И наконец, это был крупнейший центр немецкой военной промышленности.

К весне 1945 г. Советские Вооруженные силы находились в 60 км от Берлина, союзникам оставалось до него 100—120 км.* * Великая Отечественная война Советского Союза. М.: Военное издательство. 1967. С. 483.

По-прежнему главные силы немецких войск направлялись против Красной Армии. К 15 апреля на советско- германском фронте сражались 214 дивизий и 14 бригад. Американо-английским войскам противник не оказывал существенного сопротивления. Против них у немцев было всего 60 наполовину укомплектованных дивизий.* * Там же, с. 483.

Готовясь к отражению советского наступления на столицу Германии, ее правители создали восточнее Берлина мощную оборону. Однако отвлечемся на время от чисто военных расчетов и обратимся к размышлениям о Берлинской операции маршала Г. К. Жукова. Главу 19-ю в своей книге маршал начинает не с военных, а с политических вопросов о значении Берлинской операции.

Дело в том, что от исхода этого сражения зависело окончательное решение послевоенного устройства Германии и ее место в политической жизни Европы.

Предстояло не только разгромить до конца военную машину Германии, но и обеспечить цели, сформулированные на Ялтинской конференции: полная ликвидация фашизма в общевоенном и государственном строе Германии, привлечение к строжайшей ответственности всех главных нацистских преступников за их зверства и массовые убийства, разрушения и надругательства над целыми народами.

Была и еще одна проблема, на которую обращает внимание Жуков. Необходимо было учитывать действия войск союзников и их планы по поводу взятия Берлина, подписания безоговорочной капитуляции Германии и послевоенного устройства в Европе. Как оказалось, цели нашего правительства и планы союзников в этих вопросах не всегда совпадали, несмотря на подписанные в Ялте совместные обязательства, и с этим тоже приходилось считаться.

Еще один факт подобного рода. 7 апреля 1945 г. генерал Эйзенхауэр заявил: «Если после взятия Лейпцига окажется, что можно без больших потерь продвигаться на Берлин, я хочу это сделать».* * Там же, с. 594.

Более того. В воспоминаниях Г. К. Жукова содержится сообщение о том, что И. В. Сталин знал, что гитлеровское командование готово заключить сепаратные соглашения с английским и американским правительствами.

Поэтому нужно было учитывать, что гитлеровцы прекратят сопротивление на западе и откроют американским и английским войскам дорогу на Берлин, чтобы не сдать его Красной Армии.* * Там же, с. 594.

Имея полное военное превосходство над немецкими войсками на западе и практически не встречая сопротивления, англо-американские войска преодолели Рейн и поспешно бросили основные силы на берлинское направление. Союзники отказались от своих планов лишь тогда, когда советские войска, наступавшие с востока, мощным ударом артиллерии, минометов, авиации и танков потрясли до основания немецкую оборону.* * Там же, с. 595.

Г. К. Жуков пишет далее, что, узнав о всех этих уловках союзников, Верховный Главнокомандующий сказал: «Думаю, что драка предстоит серьезная».* * Там же, с. 597.

2. Подготовка берлинской операции

Планы проведения Берлинской операции в Ставке Верховного Главнокомандования и в штабах фронтов складывались постепенно - по мере приближения наших войск к столице Германии. Намечалось окружить всю берлинскую группировку, рассечь ее и уничтожить по частям. После овладения Берлином советские войска должны были выйти на Эльбу и встретиться там с американо-английскими войсками. К операции привлекались войска 1 и 2-го Белорусских и 1-го Украинского фронтов.

Гитлеровское командование мобилизовало все ресурсы страны, надеясь отстоять столицу, избежать безоговорочной капитуляции. Г. К. Жуков указывает, что впоследствии было установлено, что у немцев на Берлинском направлении находилось не менее миллиона человек, 10,4 тыс. орудий и минометов, 1 500 танков и штурмовых орудий, 3 300 боевых самолетов, а в самом Берлине находился 200-тысячный гарнизон. В это же время опять поступило известие, что немцы предлагали союзникам прекратить борьбу против них, если они согласятся на сепаратный мир.* * Жуков Г. К. Воспоминания и размышления. С. 598.

Вечером 1 апреля в Ставке Верховный Главнокомандующий подписал директиву первому Белорусскому фронту о подготовке и проведении операции с целью овладения Берлином и указание в течение 12—15 дней выйти на Эльбу.* * Там же, с. 599.

Наступление на Берлин было решено начать 16 апреля, а второй Белорусский фронт должен был присоединиться к нему 20 апреля. Маршалу К. К. Рокоссовскому предстояло сначала форсировать Одер в его нижнем течении, так что первый Белорусский фронт должен был в первые дни наступать с открытым правым флангом, что затрудняло задачу.

Описывая военные укрепления, возведенные немецкими войсками на подступах к Берлину, Жуков не может скрыть своих предчувствий, что предстоящая битва за Берлин будет особой, ни с чем не сравнимой операцией, хотя великому полководцу было чем сравнивать: ведь в течение войны ему пришлось быть непосредственным участником многих крупных и важных наступательных операций. «Войскам фронта нужно было прорывать сплошную эшелонированную зону мощных оборонительных рубежей, начиная от самого Одера и кончая сильно укрепленным Берлином».* * Г. К. Жуков. «Воспоминания и размышления». С. 601.

В ходе войны нашим войскам еще не приходилось брать таких огромных, сильно укрепленных городов. Ведь немцы превращали в военные объекты даже небольшие хутора, отдельно стоящие в сельской местности дома. Что же говорить о Берлине, площадь которого составляла 900 кв. км, с развитыми подземными сооружениями! Наша разведывательная авиация шесть раз производила съемку Берлина и всех подступов к нему. Составлялись подробные карты. Был изготовлен даже точный макет города и пригородов, чтобы облегчить задачу наступавших советских войск.

От Одера до Берлина была создана сплошная система оборонительных сооружений. Это был ряд непрерывных рубежей, по нескольку линий окопов. Главная оборонительная полоса имела до пяти сплошных траншей.

Использовались все естественные рубежи: реки, овраги. Стягивались резервные части и морская пехота, которая должна была ударить по флангам наступавших советских войск. Все руководящие посты по обороне Берлина были переданы эсесовским генералам. Оборону Берлина осуществляли три группы гитлеровских армий.

Особые меры были приняты по обороне самого Берлина. Город делился по окружности на восемь секторов обороны. Центр Берлина с Имперской канцелярией, гестапо и рейхстагом составлял особый девятый сектор. На улицах строились противотанковые заграждения, завалы. В городе насчитывалось более 400 железобетонных долговременных сооружений. Самые крупные их них - врытые глубоко в землю шестиэтажные бункеры - вмещали до тысячи человек каждый.

На военную службу были призваны 16—17-летние юноши, старики. Организация «Гитлерюгенд» должна была истреблять танки противника, готовилась для длительных уличных боев на земле и под землей. Каждый дом и каждая улица превращались в боевые укрепления.

Свыше 600 зенитных орудий были подчинены обороне города. Даже танки, находившиеся в ремонте, закапывались в землю на перекрестках, у мостов. Они должны были использоваться как артиллерийские вооружение.

Приближался решающий день начала Берлинской операции. Все три наши фронта имели к этому моменту 2 500 тыс. человек, 41 600 орудий и минометов, 6 250 танков и самоходных установок, 7 500 боевых самолетов. Таким образом, общее превосходство над противником составляло: в людях - в 2,5 раза, в артиллерии - в 4 раза, в танках - в 4,1 раза, в авиации - в 2,3 раза.* * Великая Отечественная война Советского Союза. С. 487.

Учитывая титанические оборонительные укрепления немцев на Берлинском направлении, нужно было определить какое-то особое действие с нашей стороны, которое сразу дало бы нам решающее преимущество. «Мы решили навалиться на войска противника с такой силой, чтобы сразу ошеломились и потерялись до основания, использовав массу авиации, танков, артиллерии и материальных запасов.* * Жуков Г. К. Воспоминания и размышления. С. 606.

Однако как же подвести к фронту такое огромное количество техники и войск? И выход был найден: через всю Польшу двигались десятки эшелонов, платформы которых были завалены бревнами и сеном. Но на станциях назначения маскировку убирали, техника съезжала и сразу убиралась в укрытия. Пустые эшелоны отправлялись в обратную дорогу.

Здесь возникли еще сотни проблем. Каждое орудие должно было иметь свою огневую позицию, каждый расчет - землянку. По ночам тысячи людей бесшумно орудовали кирками и лопатами, днем все тщательно маскировалось.

Георгий Константинович написал скромнее: «В целом проведенная работа по подготовке Берлинской операции была невиданной по своему размаху и напряжению».* * Там же, с. 607.

Нужно еще добавить, что всю эту массу людей и техники нужно было переправить через Одер, для чего было проложено 23 моста и 25 паромных переправ. Конечно, вся эта гигантская работа была бы невозможна без прикрытия зениток и истребителей. Тысячи километров телефонных проводов прокладывались в земле и тянулись по воздуху.

Первый Белорусский фронт должен был начать наступление с Кюстринского плацдарма. Здесь, на участке главного удара, плотность орудий составляла до 270 орудий и выше на 1 км фронта. Разрушенные противником позиции быстро восстанавливались.

Наступило раннее утро 16 апреля. «Я взглянул на часы: было ровно пять утра. И тотчас же от выстрелов многих тысяч орудий, минометов и наших легендарных «Катюш» ярко озарилась вся местность, а вслед за этим раздался потрясающей силы грохот выстрелов и разрывов снарядов, мин и авиационных бомб. В воздухе нарастал несмолкаемый гул бомбардировщиков».* * Там же, с. 612.

Казалось, на стороне врага не оставалось ни одного живого существа. Этот обстрел продолжался 30 минут. После этого началась общая атака. Но перед этим было использовано никогда ранее не применявшееся в войне психологическое оружие: по сигналу тысяч ракет одновременно вспыхнуло 140 мощных прожекторов, расположенных через каждые 200 м. Более 100 млрд свечей залили поле боя, ослепляя противника и освещая объекты атаки для наших танков и пехоты. «Это была картина огромной, впечатляющей силы, и, пожалуй, за всю свою жизнь я не помню подобного ощущения».* * Там же, с. 613.

Под мощным двухслойным огневым прикрытием артиллерии пехота и танки ринулись вперед. К рассвету наши войска преодолели первую позицию врага и начали атаку на вторую. Гитлеровские войска были буквально потоплены в море огня и металла. Вражеская авиация была скована близостью своих и наших позиций и не могла действовать. Наша дальняя авиация в первые же сутки произвела 6 550 самолетовылетов, т. е. действовала непрерывными волнами.

Оборона противника уничтожалась на глубину до 8 км, а местами на 10—12 км. Только в первый день на голову врага обрушилось 98 тыс. т металла. Однако дальнейшее наступление наших войск, так успешно начавшееся 16 апреля, встретило серьезную преграду в виде знаменитых Зееловских высот, которые сами немцы называли «замком Берлина» и «непреодолимой крепостью».

Этот естественный рубеж имел крутые скаты и господствовал географически над всей местностью. Именно на это и рассчитывали немцы. Сплошной стеной стоял этот рубеж перед нашими войсками, закрыв собой плато, на котором и должно было развернуться сражение за Берлин. Зееловские высоты не давали возможности развернуться нашим танкам и закрывали обзор артиллерии. Здесь немцы сосредоточили основные силы обороны.

В этот момент войскам первого Белорусского фронта пришлось усилить взаимодействие с танковыми частями первого Украинского фронта с юга и второго Белорусского фронта с севера, которые с флангов ударили по Зееловским высотам. 18 апреля Зееловские высоты были взяты.

Была решена одна из самых трудных задач на пути к Берлину. Противник прекрасно использовал высоты для своей обороны: за обратными скатами высот немцы глубоко врылись в землю и смогли уберечь свои силы и технику от огня нашей артиллерии и авиации. Эту особенность наше командование вовремя не оценило, и тем самым скорость наступления на Берлин несколько замедлилась.

Как истинно мужественный человек, Г. К. Жуков признает в своей книге эту недоработку в наступательных планах командования.* * Там же, с. 616.

3. Штурм и взятие Берлина

 20 апреля 1945 г. начался исторический штурм столицы фашистской Германии. Дальнобойная артиллерия открыла огонь по Берлину. 21 апреля части 3-й ударной, 2-й Гвардейской танковой, 47-й и 5-й ударной армий ворвались на окраины Берлина и завязали бои в самом городе. 23—24 апреля войска первого Белорусского фронта подступили к центру Берлина. Мощным огнем артиллерии, авиации и танками они крушили оборону противника.

Одновременно войска первого Белорусского фронта, наступавшие западнее Берлина, соединились с войсками первого Украинского фронта. В результате берлинская группировка врага общей численностью более 400 тыс. человек оказалась рассеченной на две изолированные группы, что давало огромное преимущество нашим армиям.

Одновременно было создано кольцо окружения вокруг вражеской группировки юго-восточнее Берлина.

Успешно развивались бои и в самом Берлине. Оборона города в некоторых районах уже ослабла, т. к. часть войск немцев ранее была снята для усиления Зееловских высот.

Однако в центральных районах сопротивление резко усилилось. Оборона противника была сплошной, и обе стороны сражались с ожесточением. Немцы имели большие преимущества: огромные здания, массивные стены, подземные ходы, связанные в единую систему. Правительственные здания вдоль реки Шпрее защищались целыми гарнизоном, силой до батальона каждое. Но бои в городе не прекращались ни днем, ни ночью. Взятие всех объектов было заранее распределено между наступившими частями и подразделениями. Главную тяжесть боев в городе взяли на себя штурмовые группы, которые не должны были дать фашистам собрать свои силы в объединенные группы.

Большую роль в быстром взятии Берлина сыграло окружение его нашими войсками, что не дало немцам возможности использовать резервы. К тому же и сами резервные части были быстро разгромлены.

Штурм Берлина осуществлялся при поддержке артиллерии и авиации. 11 тыс. орудий через определенные промежутки времени одновременно открывали огонь. С 21 апреля по 2 мая по Берлину было сделано почти 1 млн 800 тыс. артиллерийских выстрелов.* * Жуков Г. К. Воспоминания и размышления. С. 620.

На третий день боев по специальной колее были подтянуты крепостные орудия весом по полтонны, которые открывали огонь по центру города.

Оборона Берлина рушилась на глазах. Гитлер сделал отчаянную попытку снять все свои войска с Эльбы, где стояли союзники, прекратить против них всякое сопротивление и бросить эти войска против русских. Каждый день по радио Гитлер требовал от своих войск, снятых с Эльбы, начать наступление. Но советские войска разгромили и эти армии фашистов.* * Жуков Г. К. Воспоминания и размышления. С. 622.

Особые задачи стояли перед войсками 5-й ударной армии под командованием генерал-полковника Н. Э.

Берзарина. Эта армия должна была овладеть районом правительственных кварталов в центре города, в том числе самой Имперской канцелярией, где находилась Ставка Гитлера. А для этого нужно было штурмовать сильно укрепленный Симзский вокзал и форсировать реку Шпрее с ее высокими бетонными берегами. Рассказывает старший сержант Николай Васильев, командир орудия: «Уже под вечер наша батарея вышла на высоты, и мы увидели огромный город. Чувство радости и ликования охватило нас: это был последний вражеский рубеж, и час расплаты настал!..

Мы даже не заметили, как подъехала машина и из нее вышел наш командующий генерал Берзарин.

Поприветствовав нас, он приказал нашему командиру: «По фашистам в Берлине - огонь!». Наверное, мы никогда так стремительно и слаженно не действовали, ведя огонь...».* * Там же, с. 623.

На снарядах нередко было написано: «За Сталинград!», «За Донбасс», «За Украину», «За сирот и вдов», «За слезы матерей!». Бойцы рвались в бой, проявляя массовый героизм. Дело часто доходило до рукопашной.

В книге воспоминаний Г. К. Жукова приводится множество примеров героизма наших воинов, называются сотни имен особо отличившихся героев.

Учитывая наиболее успешное продвижение 5-й ударной армии, а также особо выдающиеся личные качества ее командира Героя Советского Союза генерал-полковника Н. Э. Берзарина, 24 апреля командование назначило его первым советским комендантом и начальником советского гарнизона Берлина.*

29 апреля в центре Берлина развернулись наиболее ожесточенные сражения. Наши войска несли большие потери, но рвались к самому центру Берлина. При попытке взять ратушу продвижение наших бойцов стало просто невозможным, несмотря на поддержку танков, самоходной артиллерии. Тогда было решено пробиваться к ратуше, делая проходы взрывчаткой в стенах прилегающих зданий.

Под огнем противника, вступая в рукопашные схватки, штурмовые группы пробивались вперед. Даже когда наша артиллерия разбила тяжелые железные ворота ратуши, каждый зал приходилось брать с боем. Младший лейтенант Константин Громов прорвался на крышу ратуши. Сбросив на мостовую фашистский флаг, Громов водрузил над ратушей Красное знамя. Ему было впоследствии присвоено звание Героя Советского Союза.* * Там же, с. 626.

Кульминацией сражения за Берлин было взятие рейхстага. Фашисты уже не считались с жертвами, они оборонялись с фанатическим упорством, цепляясь за каждый угол разрушенного здания. Войска генералов В. И.

Кузнецова, Н. Э. Берзарина, С. И. Богданова, М. Е. Катукова и В. И. Чуйкова все ближе пробивались к главному, девятому, центральному сектору обороны Берлина. Подступы к рейхстагу прикрывались крепкими старинными зданиями. Весь район обороняли отборные эсэсовские части в 6 тыс. человек с танками, орудиями, артиллерией.

К рейхстагу прибивались с разных сторон.

30 апреля стал историческим днем - в этот день в 14 ч 25 мин войска 3-й ударной армии захватили основную часть здания рейхстага, хотя бои вокруг здания начались еще утром 29 апреля. После нескольких атак, артподготовки, огневого и рукопашного боя батальон старшего лейтенанта К. Я. Самсонова и батальон капитана С. А. Неустроева, батальон майора В. И. Давыдова ворвались в здание рейхстага.

После взятия нижних этажей бой продолжался. Гарнизон противника не сдавался. В результате нового штурма здания частям 171-й и 150-й стрелковых дивизий удалось захватить следующие этажи рейхстага. В 21 ч 50 мин 30 апреля сержант М. В. Кантария водрузили Знамя Победы над главным куполом рейхстага. Об этом сейчас же было доложено Жукову, который сердечно поздравил с замечательной победой всех участников штурма рейхстага.* * Жуков Г. К. Воспоминания и размышления. С. 629.

Однако взятие рейхстага не означало еще полного прекращения фашистского сопротивления. В центре города продолжались сражения, 1 мая был взят район Тиргартен. Успешно наступали наши войска севернее Берлина, войска 2-го Украинского фронта наступили на запад вдоль побережья Балтийского моря.

Поняв, наконец, полную безнадежность положения, 30 апреля Гитлер покончил с собой, передав по завещанию всю власть адмиралу К. Деницу.

Немцы обратились к нашему командованию с предложением начать переговоры. Однако в ходе их выяснилось, что гитлеровцы отказываются от безоговорочной капитуляции.

После звонка Верховному Главнокомандующему Жуков получил приказ: никаких переговоров, кроме как о безоговорочной капитуляции, не вести.* * Жуков Г. К. Воспоминания и размышления. С. 632.

Чтобы сделать немцев сговорчивее, в 10 ч 40 мин 1 мая наши войска открыли ураганный огонь по остаткам особого сектора города. Однако Геббельс и Борман снова отказались от безоговорочной капитуляции.

В ответ на это в 18 ч 30 мин с невероятной силой начался последний штурм центра, где находились Имперская канцелярия и остатки гитлеровцев.

Наконец, ночью 2 мая, в 1 ч 50 мин радио берлинской обороны несколько раз передало сообщение: «Прекращаем военные действия...».* * Там же, с. 633.

Генерал Вейдлинг, командующий обороной Берлина, вместе со своими офицерами сдался в плен. 2 мая он подписал приказ и объявил его по радио: «Немедленно прекратить сопротивление».*

 К 15 ч 2 мая с врагом было полностью покончено. Остатки берлинского гарнизона сдались в плен общим количеством в 70 тыс. человек, не считая раненых. «Это был день великого торжества советского народа, его Вооруженных Сил, наших союзников в этой войне и народов всего мира».* * Там же, с. 635.

4. Капитуляция фашистской Германии

Предстояло поставить последнюю точку в Берлинской операции, принудив немецкое командование подписать акт о безоговорочной капитуляции. 7 мая 1945 г. Верховный Главнокомандующий позвонил Жукову в Берлин с сообщением, что в городе Реймсе немцы подписали акт о безоговорочной капитуляции с союзниками. И. В.

Сталин подчеркнул, что главную тяжесть войны вынес на своих плечах советский народ, а не союзники, и поэтому капитуляция должна быть подписана перед командованием всех стран антигитлеровской коалиции.* * Там же, с. 638.

Кроме того, Сталин справедливо настаивал, чтобы акт капитуляции был подписан в Берлине, в центре фашисткой Германии. Союзники согласились считать подписанный в Реймсе документ лишь предварительным протоколом капитуляции. Верховный Главнокомандующий назначил маршала Г. К. Жукова представителем Верховного Главнокомандования советских войск, что фактически означало его право принять капитуляцию Германии. Одновременно Георгий Константинович был назначен Главнокомандующим оккупационными войсками в Германии и Главноначальствующим в советской зоне оккупации.* * Там же, с. 638.

8 мая представители Верховного Командования всех союзных армий прибыли в предместье Берлина Карлсхорст.

Сюда же были доставлены и представители разгромленных германских вооруженных сил - фельдмаршал Кейтель, адмирал флота Фридебург и генерал-полковник авиации Штумпф, которые получили от Деница полномочия подписать акт о безоговорочной капитуляции.

Подписание акта состоялось в здании бывшего немецкого военно-инженерного училища в присутствии многочисленных представителей прессы. Церемонию открыл Г. К. Жуков, который приветствовал представителей союзного командования.

После соблюдения юридических формальностей немецкой делегации предложили подойти к столу и подписать акт о безоговорочной капитуляции.

В 0 ч 43 мин 9 мая подписание акта безоговорочной капитуляции было закончено. Немецкая делегация покинула зал. «От имени советского Верховного Главнокомандования я сердечно поздравил всех присутствующих с долгожданной победой. В зале поднялся невообразимый шум. Все друг друга поздравляли, жали руки. У многих на глазах были слезы радости».* * Там же, с. 641.

Указом Президиума Верховного Совета СССР день 9 мая был объявлен Праздником Победы.

Так закончилась Берлинская операция и завершен разгром фашистской Германии.

Боевые действия в этом грандиозном сражении отличались необыкновенным напряжением с обеих сторон. Враг не считался с потерями и требовал от своих солдат сопротивления до последнего человека.

В ходе операции враг понес огромные потери. Было взято в плен около 480 тыс. солдат и офицеров, захвачено более 1 500 танков и штурмовых орудий, 4 500 самолетов, 10 917 орудий и минометов.

Наши воины штурмовали врага в самом его логове, не жалея сил и самой жизни, преодолевали немыслимые трудности в горящем, разрушенном городе. С 16 апреля по 8 мая 1945 г. 1-й и 2-й Белорусские и 1-й Украинский фронт потеряли убитыми и ранеными около 300 тыс. человек. В боях было потеряно 2 156 танков и самоходно- артиллерийских установок, 1 220 орудий и минометов, 527 самолетов.* * Великая Отечественная война Советского Союза. С. 497.

Его кровью и потом добыта победа над сильным врагом. Он умел прямо смотреть в глаза смертельной опасности, проявил высшую воинскую доблесть и героизм. Нет границ величию его подвига во имя Родины. Советский солдат заслужил памятник на века от благодарного человечества»,* - так завершает свою книгу о войне Г. К. Жуков, великий солдат и великий человек, Маршал Советского Союза, четырежды Герой Советского Союза.

5. Использованная литература

1. Маршал Советского Союза Г. К. Жуков. Воспоминания и размышления. М.: Издательство АПН, 1971.

2. Великая Отечественная война Советского Союза. М.: Военное издательство Министерства обороны СССР, 1967.



  © Реферат плюс


Поиск
Реклама

  © REFERATPLUS.RU  

Яндекс.Метрика