Календарь
Октябрь
Пн   2 9 16 23 30
Вт   3 10 17 24 31
Ср   4 11 18 25  
Чт   5 12 19 26  
Пт   6 13 20 27  
Сб   7 14 21 28  
Вс 1 8 15 22 29  

Влияние СССР на становление тоталитарных режимов в восточной Европе



Скачать: Влияние СССР на становление тоталитарных режимов в восточной Европе

В послевоенной Восточной Европе происходили глубокие преобразования общества и в сфере общественно-политических отношений, и в сферах социальных и экономических. "С приходом к власти в этих странах коммунистических партий в них началось строительство социалистического общества по советскому образцу, и к концу 80-х годов социалистическая система стала господствующей. Ее обычно определяли термином "развитой" или "реальный социализм" *Новейшая история. Учебное пособие, М., 1996 Процесс переустройства политической системы в странах восточноевропейского региона сопровождался давлением извне. Особое, определяющее влияние на этот процесс оказал Советский Союз. Он направил развитие всей Восточной Европы по "советскому образцу". На сегодняшний день появилась возможность по-новому осмыслить и оценить внешнюю политику Советского Союза в восточноевропейском регионе, выявить все плюсы и минусы активного вмешательства в дела стран Восточной Европы.

Крах общественного строя, существовавшего в странах восточноевропейского региона, требует по-иному, чем это делалось прежде, оценивать процессы становления и развития социализма, выяснять причины неспособности социалистической системы к глубоким внутренним реформам и ее смены.

Политические процессы, происходящие сегодня в мире, представляют собой широкое поле для детального изучения значимости положения в них России, как преемницы Советского Союза. Безусловно, то богатое политическое наследство, оставленное нашей стране могуществом бывшего СССР, исторически сложившаяся культура политического сотрудничества со странами бывшего соцлагеря должна напоминать нынешнему поколению российской дипломатии об исторически ведущей роли России на международной политической арене.

К сожалению, с распадом Советской державы внешняя политика, проводимая руководством современной России, частично утратила свое политическое влияние в тех странах, на которые могла рассчитывать как на верных политических союзников. Подтверждением тому являются недавние события, происходившие в Югославии, массовое паломничество бывших соцстран в НАТО, растущее влияние США и других стран в Восточной Европе. В результате мы наблюдаем все больший диспаритет между растущими амбициями западных держав и социально-экономическими потребностями нашей страны. Происходящий сегодня передел сфер влияния на геополитическом ареале, по сути, предусматривает за Россией лишь статус Великой Державы, оставляя ее интересы за бортом этих тонких дипломатических баталий, предоставляя ей лишь место второстепенного участника в этой большой политической игре.

Между тем, оценка событий, происходивших в недалеком прошлом, и неоднозначность роли СССР в установлении тоталитарных режимов в странах Восточной Европы, по мнению автора, имеет за собой большой прогностический потенциал для научного сопоставления роли современной России в отношении этих государств. Можно смело предположить, что возврат к истории взаимоотношений нашей страны со странами-соседями будет способствовать целью налаживания утраченного историко-политического партнерства. Все вышеизложенные моменты и предопределили выбор настоящей темы.

Переустройство послевоенной Восточной Европы по советскому образцу После окончания Второй мировой войны буквально за несколько лет в Восточной Европе произошли значительные политические, социальные, экономические и культурные изменения.

Многие процессы и события того времени до сих пор оцениваются неоднозначно. По проблемам Центрально-Восточной Европы было опубликовано много работ, авторы которых часто приходили к совершенно противоположным, отрицающим друг друга выводам. Причины этого положения видятся в следующем обстоятельстве: недостаток информации или ее искажение, а также различие идеологических установок самих исследователей.

Одни авторы, как правило, представители Запада, полагали, что режимы, утвердившиеся в странах Восточной Европы в послевоенное время, стали результатом "экспорта революции" Советским Союзом, который осуществлялся в рамках мировой социалистической революции. В советской и восточноевропейской историографии существовали две основные точки зрения. С одной стороны, полагали, что в странах Восточной Европы была народно-демократическая революция, вследствие которой сформировались условия для перехода к построению социалистического общества, а, с другой стороны, предполагалось, что с самого начала был взят курс на построение общества по советской модели.

В 90-е годы появилась возможность по-новому взглянуть на многие события послевоенной истории стран Восточной Европы. Эта возможность появилась благодаря рассекречиванию советских архивов, ознакомлению с фондами, носившими до этого времени гриф "совершенно секретно".

"Новые документы раскрывают перед нами весь ход послевоенного политического развития Албании, Болгарии, Венгрии, Польши, Румынии, Чехословакии и Югославии, воздействие советской внешней политики на политическую, экономическую и культурную жизнь этих стран, формирование их международных отношений"*.

Новые данные о различных сторонах развития Восточной Европы в период первого десятилетия после Второй мировой войны, при всей их значимости, не в состоянии устранить необходимость теоретического осмысления процессов, происходивших в этом регионе. И в этом вопросе по-прежнему остается много неразрешенного.

Как свидетельствуют документы, уже "...на заключительном этапе Второй мировой войны союзниками по антигитлеровской коалиции широко обсуждались вопросы послевоенного устройства в Восточной Европе. Это переустройство касалось не только Венгрии, Румынии и Болгарии, которые были на стороне фашистской Германии, но и стран, подвергшихся агрессии и оккупации, — Польши, Чехословакии, Югославии и Албании"*.

В конце 40-х — начале 50-х годов в Восточной Европе шел процесс становления и утверждения новой системы власти и общественного строя, получившего позже определение "реальный социализм". Решающую роль в этом процессе сыграл советский фактор, то есть влияние политики советского руководства.

Революционный "порядок" перемен в политической системе стран Восточной Европы был обусловлен, прежде всего, наличием благоприятных внутренних и внешних условий. Важнейшими среди них стали: разгром фашизма, освобождение Советской Армией стран восточного региона, участие народов этих стран в борьбе против фашизма.

Однако для реализации этих благоприятных возможностей и проведения глубоких социально-экономических и политических преобразований определяющее значение имела деятельность самих народов Восточной Европы, способность возрождающихся политических организаций повести народы освобожденных стран на борьбу за национальное возрождение и социальный прогресс.

В течение 1944—1947 годов в Польше, Венгрии, Чехословакии, Румынии, Албании, Югославии и Болгарии были созданы народные органы власти, ликвидированы остатки фашистского диктата, восстановлена независимость и внешнеполитический суверенитет, проведены крупные социально-экономические реформы.

Народно-демократические революции в разных странах происходили неодинаково, в зависимости от внутренних условий и соотношения классовых сил в каждой из этих стран. Значительное, но неоднозначное влияние на ход событий в странах Восточной Европы оказывал Советский Союз. Помогая в осуществлении демократических реформ, сталинское руководство в то же время стремилось направить ход событий и развитие политической ситуации в нужную ему сторону, привести к власти коммунистов и навязать странам, в которых формировалась народная демократия, советскую модель развития.

"Опубликованные в последнее время документы свидетельствуют, что в Восточной Европе при активном участии различных слоев населения были проведены глубокие демократические преобразования. Это опровергает мнения многих исследователей, утверждавших, что Советский Союз с самого начала навязал странам Восточной Европы модель сталинского общественного развития, отрицая при этом сам факт широкого народного движения за демократическое устройство государства"*.

Социально-экономические и политические реформы решали относительно общие для стран Восточной Европы задачи — демократизацию общественной жизни, восстановление буржуазно-демократических форм государственности.

На самых первых этапах формирования государственных органов власти в восточноевропейских странах предпринимались попытки создания коалиционных правительств, куда вошли бы представители партий и организаций самых различных политических ориентаций и установок. * * Центрально-Восточная Европа  во второй половине XX века. М., Наука. 2000 г. с. 20.

Демократические преобразования в восточноевропейских странах осуществлялись в острой идейно-политической борьбе. На этом этапе здесь сохранилась многопартийность, которая в первые послевоенные годы была совсем не формальной, в отличие от начала 50-х годов. Наряду с коммунистическими партиями, которые уже в тот период с помощью Советского Союза добились ведущих позиций, а их представители нередко возглавляли правительства, действовали социал-демократические, крестьянские и либерально-буржуазные партии и организации. Во всех этих странах были сформированы общественно-политические объединения типа народных фронтов. Многопартийность сохранялась и на правительственном уровне: правительства этих стран формировались на коалиционной основе. Межпартийная борьба концентрировалась на вопросах о характере и масштабах обобществления частной собственности в промышленности, о характере политической организации общества.

Таким образом, за короткий промежуток времени после окончания Второй мировой войны в странах Восточной Европы произошли крупные экономические, социальные и политические преобразования. Народная демократия вошла в историю как переходная форма политической системы общества в результате революций 40-х годов. Уже на этом этапе революции встали вопросы о дальнейших перспективах общественного развития. Довольно быстрое осуществление основных демократических задач породило в этих странах убеждение в возможности быстрого перехода к решению социалистических задач. Некоторые из них (Югославия, Болгария) заявили о вступлении на социалистический путь развития сразу после освобождения, при попутном решении задач демократического этапа революции. В других странах Восточной Европы о завершении народно-демократических революций и перерождении их в социалистические было заявлено через три-четыре года после начала переустройства. Так, в Чехословакии, освобожденной Советской Армией и восставшим народом, в самые первые годы после войны были проведены важные демократические реформы, образовано коалиционное правительство на многопартийной основе.

Но уже в феврале 1948 г. в результате острейших политических конфликтов и внешнего давления со стороны Советского Союза власть в стране перешла в руки коммунистов, которые, в свою очередь, провозгласили курс на "социалистическое строительство".

Провозглашение этого нового курса в странах народной демократии объяснялось в значительной мере идейно-теоретической слабостью руководства коммунистических партий, которые держали в своих руках всю власть в государстве. Советский опыт был использован в полной мере. Его канонизация привела к слепому подражанию и механическому копированию модели государственно-бюрократического социализма в СССР без учета специфики развития народов и государств в целом.

Но самой главной причиной, оказавшей решающее влияние на принятие именно такого курса, был внешний фактор — серьезное давление со стороны советского руководства, особенно усилившееся с середины 1947 г. Советским руководством было инспирировано принудительное объединение коммунистических и социал-демократических партий. Другие партии были в свою очередь вытеснены на обочину политической жизни, постепенно теряли свой авторитет и влияние. Их деятельность подавлялась, а представители правых и либерально-демократических течений подвергались преследованиям. Подобные действия советской внешней политики — навязывание сталинской модели социализма в 1947—1948 гг. — искусственно прервали естественный процесс народно-демократических революций во многих странах. В итоге они встали на путь "ускоренного социалистического строительства". Именно тогда эти страны стали называться социалистическими, хотя это вовсе не отражало сущности их общественно-политического строя. Постепенно, на протяжении 50-х годов, они превратились в авторитарно-бюрократические государства.

Социально-экономическое развитие в странах Восточной Европы в значительной мере ускорялось благодаря экономической и научно-технической помощи Советского Союза.

Однако осуществление социально-экономических и политических преобразований сразу же столкнулось с рядом серьезных проблем.

Правящие коммунистические и рабочие партии, восстановленные после освобождения этих стран или созданные вновь, не обладали ни идейно-теоретическим, ни практическим опытом, соответствующим масштабам стоявших перед ними задач. Поэтому опыт СССР стал для них образцом для подражания. Идейно-идеологическая слабость компартий, возглавлявших народно-демократические государства, в немалой степени явилась главной причиной того, что этот опыт стал для них универсальным образцом. При этом он довольно настойчиво навязывался странам Восточной Европы советским руководством.

В результате был прерван естественный путь развития народно-демократической революции и всем странам, провозгласившим переход на социалистический путь развития, были навязаны модель по советскому образу. Она предусматривала последовательное огосударствление всех экономических укладов. Страны Восточной Европы стали на экстенсивный путь индустриализации с ее упором на ускоренное развитие тяжелой промышленности.

Советские руководители взяли на себя роль координаторов позиций стран Восточной Европы по международным проблемам. Например, принятие или непринятие странами Восточной Европы "плана Маршала", предусматривавшего комплекс содействия со стороны США развитию европейских государств, целиком зависело от позиций Советского Союза.

Единства в руководстве стран Восточной Европы относительно путей своего развития, да и отношений с СССР, не было. Однако робкие попытки поиска отдельными политическими и государственными деятелями этих стран альтернативных путей социально-экономических преобразований пресекались как проявление ревизионизма и оппортунизма и нередко заканчивались для них трагически. Были арестованы и по фальсифицированным обвинениям приговорены к смертной казни или к длительному тюремному заключению известные политические деятели: А. Сокатич, Л. Райк — в Венгрии; Ш. Фориш, Л. Птраткату — в Румынии; Л. Нованеский, Р. Сланский — в Чехословакии; Н. Петков, Т. Костов — в Болгарии; В. Гапулка — в Польше и многие другие.

Преобладание догматизма и сектантства, и перегибы в политике государственно-партийного руководства неблагоприятно сказывались на духовной жизни и социально-психологической атмосфере общества, порождая нетерпимость к плюрализму мнений и к свободе политического поведения. Стремление утвердить единомыслие и идеологическое единообразие деформировало систему выражения общественных и групповых интересов, сужало каналы их политической реализации, мешало проявлению сохранившихся в странах с более высоким уровнем политической культуры (Чехословакия, ГДР) традиции многопартийности и парламентаризма.

В итоге в восточноевропейском регионе сложилась совершенно новая геополитическая ситуация: лидеры некоммунистических партий и организаций вынуждены были иммигрировать на Запад.

Национально-социалистическая партия была преобразована в Чехословацкую социалистическую партию. Чехословацкая народная (католическая) партия, хотя и сохранила прежнее название, претерпела радикальные изменения. В Словакии продолжали свою формальную деятельность Партия словацкого возрождения и Словацкая партия свободы.

Постепенно произошла смена политического статуса различного рода межпартийных концессий, т. н. народного фронта. Они были преобразованы во второстепенные организации, напоминающие общественные движения. А там, где сохранился их формальный статус, весь контроль над такими, как профсоюзы, союзы женщин, ветеранов, молодежи взяла на себя коммунистическая партия. Они стали, таким образом, своеобразной формой поддержки программы строительства социализма, намеченной коммунистическим руководством.

В Венгрии в феврале 1949 г. Венгерский национальный фронт независимости был реорганизован. В ГДР в начале 1950 г. был создан Национальный фронт демократической Германии, который в течение нескольких лет сохранял элементы межпартийной коалиции пяти партий — Социалистической единой партии Германии, Христианско-демократической партии, Либерально-демократической партии, Национально-демократической партии и Демократической крестьянской партии.

Реорганизация политического статуса некоммунистических партий послужила устранению их влияния на внутренней арене своих стран, и уже в первой половине 50-х годов они перестали представлять собой реальную оппозицию компартии. Вместе с тем Болгария, ГДР, Польша и Чехословакия формально являлись странами с многопартийными системами, в которых решающую роль играли коммунистические и рабочие партии.

В Болгарии сохранился лишь Болгарский земледельческий народный союз. В феврале-марте 1949 года национальная конференция "Звено" и съезд Радикальной партии приняли решение о самороспуске своих партий и полном слиянии с Отечественным фронтом.

В ГДР в начале 50-х годов некоммунистическая партия — Христианско-демократический союз, а также Либерально-демократическая партия переживали период политической эволюции и внутренней борьбы. Эти объединения пытались даже играть роль оппозиции в Народной палате. Однако Социалистическая единая партия Германии добилась смещения их лидеров с занимаемых партийных и государственных постов. Вместе с тем все четыре партии сохранились.

В Польше в ноябре 1949 года Крестьянская народная партия и остатки Польской крестьянской партии создали Объединенную крестьянскую партию, а в июле 1950 г. в Демократическую партию влились остатки Партии труда.

В Чехословакии после февральских событий 1948 г. ряд лидеров коммунистической партии Чехословакии (КПЧ) определили основную цель развития страны — социализм. Чехословакия провозглашалась народно-демократической республикой; президентом избран Клемент Готвальд — председатель КПЧ. А уже в мае 1949 г. КПЧ выдвинула программу строительства социализма в качестве генеральной линии партии.

Постсталинские соглашения явили собой мощный стимул для дальнейшего роста политического влияния СССР в этих странах. Бывший "санитарный кордон", созданный Западом после окончания Первой мировой войны, стал превращаться в новый "санитарный кордон", подчиненный Москве и направленный против западных держав.

С 1948 г. коммунистические и рабочие партии стран Центральной и Восточной Европы стали монополистами в осуществлении основных направлений внутренней политики. Монополия на власть стала порождать такие явления, как подмену политической партией органов государственного управления, переход к методам непосредственного администрирования и командования как в государстве, так и в обществе. Стала складываться система осуществления власти и управления, которая позднее получила название "партия — государство". Партийный аппарат и институт партийной номенклатуры стали основой этой системы.

Что касается других, некоммунистических партий, то в одних странах их вынудили прекратить существование, в других — сохранили, но превратили в сателлитов, "приводные ремни". В 1949—1950 гг. в этих партиях была проведена чистка: противники политической монополии коммунистов и социалистического строительства были из них исключены.

Некоммунистические партии сохранились в Болгарии, ГДР, Польше и Чехословакии. Однако все они признали руководящую роль коммунистической партии и ее курс на строительство социализма.

Был лишь выдвинут лозунг демократического блока всех патриотических и творческих сил народа.

В Румынии Фронт народной демократии был образован в феврале 1948 г. В Чехословакии после февральских событий 1948 г. Национальный Фронт стал рассматриваться как политический инструмент руководства массами, нацией, то есть его функции и содержание его деятельности кардинальным образом изменились.

В этот период были укреплены центральные аппараты государственной власти, органы управления народным хозяйством, министерства и ведомства, в том числе комитеты планирования. Задачи индустриализации, развития экономики на плановых началах требовали сильного государственного регулирования и централизованного управления экономическими процессами. А итогом послужило чрезмерное вмешательство и бюрократизация управленческого аппарата.

В конце 40-х — начале 50-х годов во всех странах Центральной и Восточной Европы была проведена реформа административно-территориального деления. Главной ее целью было создание более компактных административно-экономических единиц и проведение административно-территориального деления стран в соответствии с потребностями индустриализации.

В Болгарии законом от 17 сентября 1949 г. было введено новое деление на округа, околии и районы. В Польше реформа административно-территориального деления была проведена в июне 1950 г. В результате были созданы три новых воеводства, изменены границы других воеводств, повятов и городов.

В конце 40-х — начале 50-х годов в европейских странах народной демократии стало уделяться повышенное внимание формированию и укреплению местных органов власти — народных советов (при национальных комитетах). В 1949—1950 гг. они повсюду стали едиными органами государственной власти на местах. По замыслу компартии, советы должны были стать формой массового участия трудящихся в управлении государством. Они избирались на 2—3 года. Их полномочия заключались в руководстве всей хозяйственной, социальной и культурной жизнью в стране в соответствии с законами и распоряжениями вышестоящих органов. Народные советы разрабатывали и исполняли местный хозяйственный план, бюджет, принимали меры для рационального использования местных ресурсов и управления предприятиями, обеспечивали охрану общественного порядка и прав граждан, соблюдение законов.

В качестве своих исполнительных и распорядительных органов народные советы образовывали исполнительные комитеты. Местные народные советы и их исполкомы подчинялись как соответствующим вышестоящим органам власти, так и центральным государственным.

В конце 40-х — начале 50-х гг. были приняты новые конституции в шести восточноевропейских странах: в Венгерской Народной Республике (от 18 августа 1949 г.), в Германской Демократической Республике (от 30 мая 1949 г.), в Польской Народной Республике (от 22 июня 1952 г.), в Румынской Народной Республике (от 24 сентября 1952 г.) и Конституционный закон об основах общественного и государственного устройства ФНРЮ, и о союзных органах власти (от января 1953 г.), так называемая вторая Конституция Югославии. 4 июля 1950 г. Народным собранием была утверждена новая редакция Конституции Народной Республики Албания.

После 1948 г. это были уже идеологические документы. Образцом для большинства из них была сталинская Конституция СССР 1936 года.

Большинство конституций отражали, с одной стороны, существующее политическое и социально-экономическое устройство, а с другой, — носили перспективный характер.

Будучи идеологическими документами, Конституции НРА, ВНР и РНР провозглашали главной целью общества строительство социализма, а Конституции ГДР и ПНР — делали это в завуалированной форме. В Конституции Албании говорилось о строительстве основ социализма, в Венгрии - о строительстве социализма, в Румынии — о построении социализма. Конституция ГДР в преамбуле содержала положение о стремлении "построить общественную и экономическую жизнь на началах социальной справедливости"*. В преамбуле Конституции ПНР подчеркивалось, что "формируется и крепнет новый общественный строй, отвечающий интересам и стремлениям широчайших народных масс"*.

Руководящая роль правящей коммунистической партии в одних конституциях фиксировалась, а в других — камуфлировалась.

Главы, посвященные высшим органам государственной власти и управления, в большинстве конституций были однотипные. Их структуры напоминали советскую. Народное собрание в Албании, Государственное собрание в Венгрии, Сейм в Польше, Великое национальное собрание в Румынии объявлялись высшими органами власти, которые в свою очередь избирал президиум (в Польше — Государственный совет). Правительство являлось высшим исполнительным и распорядительным органом. Среди его традиционных функций появилась новая — составление и осуществление народнохозяйственных планов.

Почти все конституции устанавливали выборность верховных судей и судов.

Все конституции подчеркивали, что экономическая жизнь развивается на основе народнохозяйственного плана. В конституционном законе Югославии говорилось о "союзном общественном плане, которым обеспечивается развитие народного хозяйства в целом"*. В большинстве конституций была провозглашена монополия на ведение внешней торговли государством.

*Киселев В. П., Румянцева А. М., Тригубенко М. Е. Экономические и политические реформы в странах Восточной Европы и Азии. М., Наука, 1992. С. 74.* Конституции содержали, как и Конституция СССР, большой перечень социальных прав, которые государство должно было обеспечивать. К ним относились право на труд, что означало право на получение работы с оплатой в соответствии с количеством и качеством труда; право на отдых и пользование местами отдыха, гарантированное ежегодным оплачиваемым отпуском; право на здравоохранение и на помощь в случае болезни и потери трудоспособности; право на образование, в том числе бесплатное на уровне 7—8 классов; право на использование достижений культуры и прочее.

Конституция устанавливала, что государство оказывает помощь и поддержку развитию науки, культуры и искусства.

Хотя конституция и провозглашала основные демократические свободы — свободу слова, печати, организаций, собраний, митингов, шествий и демонстраций, — они не расшифровывались, а их применение, как правило, содержало определенные оговорки.

Принятые в конце 40-х — начале 50-х годов в ряде стран Центральной и Восточной Европы конституции были важным политическим событием в жизни этих стран. Но хотя они и обеспечивали социальные права трудящихся, демократические права и свободы носили скорее декларативный характер, а часть из них в конце 40-х — первой половине 50-х годов к тому же и нарушались. "Эти конституции закрепляли централизованно-бюрократическую модель государственного и экономического устройства"*.

*Центрально-восточная Европа во второй половине XX века. М., Наука. 2000. С. 84.* II. Центрально-восточная Европа между СССР и Западом.

"... В глобальной внешнеполитической стратегии двух держав — США и СССР — долгое время особое место отводилось региональной политике. Именно Восточная Европа стала тем регионом, где впервые после окончания Второй мировой войны столкнулись интересы двух крупнейших и наиболее влиятельных держав"*.

*Наринский М. М. Советский Союз, Чехословакия и план Маршала. М., 1998. С. 21.* Известно, что первые столкновения советского и американского руководства начались в связи с внутренним устройством стран Восточной Европы на заключительном этапе Второй мировой войны и сразу после ее завершения. Сталинское руководство и американские лидеры заявляли о своем стремлении содействовать созданию демократических режимов в восточноевропейских странах. Однако, как свидетельствуют документы, ни та, ни другая сторона не оказывали подлинно эффективной поддержки широким демократическим течениям в Восточной Европе.

Советское руководство поддерживало только левоэкстремистские силы в восточноевропейских странах, а вернее, экспортировало коминтерновцев, которые отказывались от какого-либо сотрудничества с местными демократическими силами.

Что касается позиции американской администрации и ее представителей в Восточной Европе, то, как это ни парадоксально, она в известной мере была схожа со сталинской. Дело в том (и это подтверждают архивные материалы), что широкие демократические пути в восточноевропейских странах не получали эффективной, результативной помощи от США.

В целом приходится констатировать, что и Советский Союз, и Соединенные Штаты (конечно, в разной степени) причастны, прямо или косвенно, к созданию условий становления тоталитарных режимов в Восточной Европе. Правда, они установились не сразу. В первые послевоенные годы, в период народной демократии в Восточной Европе функционировала многопартийная система и можно было надеяться на развитие подлинно демократических институтов власти. Но к концу 40-х годов демократический процесс был здесь насильственно прерван, восточноевропейским государствам была навязана "советская модель" государственного устройства. Все это не могло не сказаться на характере американо-советских отношений.

Однако еще в 1946—1947 годах продолжалось сотрудничество обоих государств, прежде всего в ходе подготовки мирового урегулирования и заключения Парижского мирного договора. Но уже в процессе согласования принципов мирного урегулирования отчетливо проявилось стремление советского руководства закрепиться в Восточной Европе как "сфере своего влияния". Одновременно проявилась и более опасная тенденция среди руководящих кругов Советского Союза: попытка использовать Восточную Европу в качестве военного плацдарма для наступления на Западную Европу.

В течение 50-х — 60-х годов (это два десятилетия наиболее острого противостояния СССР и США) последовала целая серия крупных дипломатических столкновений между двумя державами в связи с событиями в Восточной Европе. Прежде всего, из-за февральского переворота 1948 г. в Праге. В последнее время стали известны факты о причастности советского руководства к подготовке правительственного кризиса в Чехословакии. Об этом свидетельствуют факты, раскрывающие роль руководителей компартии Чехословакии в подготовке к путчу отдельных частей чехословацкой армии и полиции. Правда, их участие не потребовалось в связи с активными действиями руководимых коммунистами вооруженных рабочих отрядов в Праге. Анализ документов свидетельствует о том, что серьезного противодействия политике СССР в Чехословакии со стороны американского руководства, в общем, не было.

Следующие две даты связаны с острыми дипломатическими столкновениями между СССР и США: октябрь 1956 г. в Венгрии и август 1968 г. в Чехословакии. Хотя внешне результаты этих событий Москва представляла как победу советской внешней политики, фактически, это были явные признаки глубокого кризиса внешнеполитической стратегии Советского Союза. Именно к этому времени, к 60-м годам, относится разработка планов широкого участия армии ряда стран Восточной Европы в возможных военных действиях против НАТО. Сейчас известны рассекреченные документы, раскрывающие планы участия в 60-е годы армии ГДР и Польши в широкомасштабных операциях, включая массированные атомные удары, против западноевропейских стран.

События международной жизни первых послевоенных лет со всей убедительностью показывают, что и западные державы, и Советский Союз, нарушив соглашения военного времени, заняли остро враждебную позицию в отношении друг друга. Президент США Трумэн провозгласил жесткий курс в отношении Советского Союза и начал его осуществлять уже в 1945 г.

Переход к "жесткому курсу" был в известной мере продолжением политики западных держав, которая ощущалась и в годы войны. Однако тогда она не проявлялась отчетливо, так как правящие круги США и Англии были заинтересованы в военном сотрудничестве с СССР.

В правительственных кругах США и Англии были, правда, лица, которые считали возможным мирное послевоенное сотрудничество с Советским Союзом.

Два тесно связанных друг с другом политических лозунга определили резкий поворот в политике США. Первый лозунг — "американский мир", второй — "антикоммунизм".

Лозунг господства США в послевоенном мире был официально провозглашен президентом Трумэном 19 декабря 1945 г. в послании Конгрессу.

Переход к "жесткому курсу", который начал проводить Трумэн чуть ли не с первого дня своего президентства, был не только провозглашен Соединенными Штатами, — предполагалось, что он должен быть обеспечен серьезными внешнеполитическими акциями, которые разрабатывались во второй половине 1946 — начале 1947 гг. Как отмечает автор "Истории холодной войны" Д. Лукач, в начале 1947 г. президент Трумэн и американское правительство пришли к выводу, что Соединенные Штаты будут активно мешать "коммунизации" Восточной Европы. "Доктрина Трумэна, план Маршалла и политика сдерживания были тремя основными инструментами этого исторического решения"*, — пишет Лукач.

*Наринский М. М. Советский Союз, Чехословакия и план Маршалла. М., 1998. С. 24.* В правящих кругах Соединенных Штатов "план Маршалла" рассматривался в качестве определенной политической программы, имеющей непосредственное отношение к Восточной Европе.

"... Выдвигая "план Маршалла", Соединенные Штаты пытались нейтрализовать Советский Союз, устранить его от послевоенного экономического восстановления Европы".* *Там же. С. 24.* В этой ситуации странам Восточной Европы, вынужденным под давлением со стороны советского руководства отказаться от "плана Маршалла", не оставалось другого пути, как установить тесные экономические связи с СССР и тем самым все глубже втягиваться в орбиту его влияния.

Заключение

В большинстве восточноевропейских стран к началу 60-х годов были построены основы социализма, компартии всех стран Восточной Европы в начале и в середине 70-х годов приняли программы построения в течение относительно короткого времени (15—20 лет) развитого (зрелого) социалистического общества и постепенного перехода к коммунизму. Однако концепция развитого социализма не выдержала проверки временем. Глубокая перестройка экономики, социально-политической и духовной сферы оказалась невозможной в условиях господствующей тоталитарной системы. Монополия коммунистических партий на власть в 70-е годы была усилена включением в конституции статей, законодательно закреплявших их руководящую роль. "Слияние партийного и государственного аппарата, отсутствие подлинной демократии, подавление инакомыслия, разрешение социально-политических конфликтов не путем диалога, а с помощью силы — все эти черты, свойственные советской модели социализма, еще более усилились в странах Восточной Европы, тем самым помогая в установлении их неразрывной связи с Советским Союзом"*.

Библиография:

1) Центрально-Восточная Европа во второй половине XX века., М., Наука, 2000.

2) Кисилев В. П., Румянцев А. М., Тригубенко М. Е. Экономические и политические реформы в странах Восточной Европы и Азии. М., Наука, 1992.

3) Наринский М. М. Советский Союз, Чехословакия и план Маршалла. М., 1998.

4) Новейшая история: Учебное пособие. М., 1996.

5) Восточная Европа в документах российских архивов. 1944—1953 гг. М.; Новосибирск, 1997.

6) Социалистический лагерь. Справочник. М., 1962.

7) Микульский К. И. Опыт строительства нового общества — коллективное достояние. М., 1983.

8) Волкогонов Д. А. Семь вождей. Галерея лидеров СССР. М., 1995.

9) Боффа Д. История Советского Союза. М., 1990.



  © Реферат плюс


Поиск

  © REFERATPLUS.RU  

Яндекс.Метрика