Полезное

Календарь
Май
Пн 1 8 15 22 29
Вт 2 9 16 23 30
Ср 3 10 17 24 31
Чт 4 11 18 25  
Пт 5 12 19 26  
Сб 6 13 20 27  
Вс 7 14 21 28  

Возрождение страны после смуты



Скачать: Возрождение страны после смуты

План реферата

1. Государственный строй России при первых царях династии Романовых. Внутренняя политика

2. Возвращение из плена Филарета Никитича Романова. Его политика

3. Война с Речью Посполитой и вопрос об Азове

4. Эволюция государственно-политического строя при Михаиле Федоровиче Романове

5. Боярская дума 6. Экономическое развитие после смуты

 7. Смоленская война

8. Социальная организация российского общества в России XVII в.

9. Соборное Уложение 1649 г.

Список литературы

1. Государственный строй России при первых царях династии Романовых. внутренняя политика

После смуты российская государственность возродилась как сословно-представительная монархия. При Михаиле Романове (1613-1645) сохранились ведущие позиции аристократического совета при царе - боярской думы. Она была пополнена за счет введения в ее состав новых членов из числа родственников монарха. Отец царя Филарет после возвращения из польского плена стал не только патриархом Московским и Всея Руси, но и фактическим соправителем сына. Его официально также именовали «Великим государем».

В условиях после смутных лет значительна была роль Земских соборов. Умиротворить страну, изыскать необходимые средства для государства - эта задача решалась при авторитетной поддержке Земских соборов. В дальнейшем этот орган созывался все реже. Однако для выработки курса политики (в том числе внешней) Соборы заседали в 1639 и 1642 гг., в последнем случае нужно было решить судьбу взятого у турок донскими казаками Азова. Не исключено, что восшествие на престол Алексея Михайловича (1645-1676) состоялось на представительном собрании «всяких чинов людей», т. е. на Земском соборе.

Острая внутриполитическая обстановка 1648 г., серия народных восстаний, необходимость выработки нового законодательства вызвала к жизни Земский собор 1648 - начала 1649 гг. Животрепещущий вопрос об отношениях с восставшей против владычества Речи Посполитой Украиной стал предметом обсуждения на Земском соборе 1653 г., предопределившем длительную войну с двуединой соседней монархией. Затем наступает период, когда созыв сколько-нибудь значимых Земских соборов прекращается. Даже в непростой обстановке недовольства денежной реформой конца 50-х - начала 60-х гг. XVII в. царское правительство как бы не замечает заявлений своих подданных о необходимости посоветоваться со «всей землей».

Вместо этого продолжается укрепление центрального аппарата власти, правительство созывает совещания с представителями сословий (но порознь). С этой поры есть основания говорить о перерастании сословно- представительной монархии в абсолютную, что характеризовало вторую половину царствования Алексея Михайловича, правление его сына Федора Алексеевича (1676-1682), а также время правительницы Софьи и начало деятельности Петра I (1682-1699). В течение XVII в. развивалась система центральных учреждений - приказов, число которых не было постоянным и колебалось в широких пределах - от 40 до 60 и более. К существовавшим ранее прибавилась группа военных приказов по родам войск (Рейтарский, Иноземский, Пушкарский), а также территориальных, связанных с расширением государственной территории (Малороссийский, Смоленский, Сибирский, Калмыцких дел и др.).

По-прежнему на первом месте в госаппарате находились приказы Польский, Разрядный, Поместный.

Значительно выросли штаты чиновников. Со временем формировался слой потомственных канцелярских служащих всех рангов. Большой вес имели уже не столько бояре - главы ведомств, сколько дьяки, в особенности думные.

Необычным стало учреждение «Приказа Великого государя тайных дел» (1654). Это - личная канцелярия царя Алексея, куда были вхожи лишь немногие чиновники этого учреждения, а бояре и другие ближние люди были отстранены от участия в его работе. Царь вполне самостоятельно решал здесь важные государственные вопросы, принимал людей, выслушивал доклады, отправлял в полки и по линии внешних связей свои указания. Тайный приказ выполнял также функции политического сыска, боролся с распространением раскола в церкви и, кроме

В плане комплектования кадров управленцев заметной вехой стала отмена местничества в 1682 г., что обозначало определенное отступление от средневекового принципа родовитости, ранее определявшего место человека в иерархии «чинов». В известной мере подготавливались условия для последующего введения петровской «Табели о рангах». Но в придворных кругах продолжал действовать фаворитизм, при распределении важных государственных постов смотрели на степень родства с царствующей особой и его супругой. Это порождало конфликты в правящих верхах (Милославские - Нарышкины и пр.).

В числе значительных государственных мужей XVII в. выделялись руководители внешнеполитического ведомства России - А. Л. Ордин, Нащокин, А. С. Матвеев, В. В. Голицын. Иные царские вельможи получали нелестные характеристики современников. Осведомленный подьячий Посольского приказа Г. К. Котошихин о некоторых боярах писал, что они не могут дать совета царю, т. к. «Государь жалует их не по уму, а по великой породе».

Некоторые внутриполитические меры правительства потерпели крах. Так, не оправдала надежд на пополнение казны финансовая реформа 1646 г. (введение повышенного соляного налога при отмене основных прямых сборов), а также чеканка медной монеты по курсу серебряной (следствием последней был «Медный бунт» 1662 г. в Москве). Более удачно прошла перемена в системе налогообложения (1679-1681), когда вместо посошных сборов была введена подворная подать.

Положительные результаты дала перестройка управления вооруженными силами по окружной реформе 1680 г.

Немалым достижением стало упорядочение таможенных сборов путем отмены множества мелких пошлин и их объединения в рублевую пошлину. Эта реформа поставила всех торговых людей в одинаковые условия независимо от места совершения купли-продажи. Ранее местные торговцы имели льготное обложение перед иногородними. Незадолго до начала Северной войны Петр I приступил к изменению управления городами (1699). Но сделать этого не успел.

На протяжении XVII в. существенно не изменились органы местного управления. Во всех уездах государства (а их к концу XVII в. было около 150) действовали назначаемые правительством воеводы из дворян сроком на 2-3 года.

Воеводы командовали гарнизонами, выполняли административные функции и одновременно являлись судьями по всем делам, не требовавшим вмешательства вышестоящих органов. В больших городах воевод назначали из титулованной знати, в остальные обычно определялись дворяне в чине стольников. Местные царьки держали себя достаточно свободно, не гнушались взятками и поборами с населения. Должность воеводы почиталась в служебной среде. В Разрядном приказе шла борьба между претендентами. Но воевода, согласно принятому порядку, не мог править в уезде, где находились его поместья или вотчины.

В некоторых местностях черносошного крестьянства управленческие дела возлагались на выборных «земских судеек» из тяглого населения. Назначением должностных лиц в Сибирь занимался Сибирский приказ. В небольших острогах вместо воевод были приказчики из детей боярских или казачьих начальников (голов, сотников и т. д.).

Несколько особняком стояли органы таможенной службы. Их возглавляли торговые люди - таможенные и кабацкие головы, в помощь из местных жителей выбирали целовальников. Велось особое делопроизводство, составлялись книги, выписи и другие документы. Москва нередко требовала на ревизию таможенные материалы.

Низшим звеном управления были крестьянские и посадские старосты, работавшие под контролем местной общины - «мира». В крепостных владениях повседневное управление обычно было в руках назначаемых господином приказчиков.

- Возвращение из плена Филарета Никитича Романова. Его политика Летом 1619 г. возвратился из плена в Москву отец царя Михаила, Филарет Никитич. В Москве тогда не было патриарха, потому что патриарший сан после смерти патриарха Гермогена (1612) и избрания на царство Михаила берегли для государева отца. Тотчас по возвращении Филарета в столицу он был поставлен в патриархи и получил титул «Великого государя», самый почетный в то время, которым именовали только царя. Таким образом, в Москве стало два государя и установилось двоевластие. Превосходя сына твердостью характера и опытностью в делах, Филарет занял первое место в правительстве. По отзывам современников, он был очень властный человек, держал все дела в своих руках и пользовался таким влиянием, что и сам царь не выходил из его воли. До самой своей кончины (1633) он правил государством с редкими энергией и твердостью. При нем лишились своего значения Салтыковы и вообще не стало сильных фаворитов.

В первые же дни после приезда в Москву Филарет собрал Земский собор и говорил с земскими людьми о дальнейшем порядке управления. Был предположен ряд мер для того, чтобы улучшить администрацию и достигнуть справедливой равномерности в службе и в податях для всего населения государства. То, что было постановлено на Соборе, Филарет исполнял потом с большими твердостью и настойчивостью, хотя ему и не удалось достигнуть намеченных целей.

В смутное время, когда война и грабежи охватили все государство, во все города были посланы из Москвы военные власти, «воеводы», которым временно были вверены не только военные, но и все гражданские дела. Воеводы заменили таким образом самоуправление своим единоличным управлением. Они почти везде злоупотребляли своей властью, брали взятки, чинили насилия.

Жалобы на них в Москву, в «приказы», не достигали цели, потому что приказные дьяки в Москве покрывали воевод и тоже требовали себе «посулов» и «взяток», разоряя просителей.

Великие государи, узнав об этом, принимали разные меры против чиновничьего и воеводского произвола и насилия. Был, между прочим, устроен особый «приказ», в котором приближенные к государям бояре должны были рассматривать дела о служебных злоупотреблениях и о всяких обидах и насилиях «сильных» людей. Но поскольку эта мера не помогла и в некоторых областях воеводы, в надежде на безнаказанность, продолжали самоуправство и насилия, то решено было отозвать воевод, а жителям в городах предоставить по-старому выбирать себе губных старост из дворян. Однако эта попытка восстановить самоуправление тоже не имела полного успеха.

В городах было тогда мало годных к делу служилых дворян, т. к. все они обыкновенно бывали на государевой службе, в войске или в служебных посылках. Поэтому губных старост не из кого было выбирать, и горожане продолжали жаловаться на плохое управление. И в самой Москве продолжались злоупотребления дьяков; дела тянули в бесконечной «волоките», требовали взяток и решали дело в пользу того, кто больше дал. Таким образом, несмотря на большие старания, вывести административные непорядки Филарету не удалось.

Равномерность в распределении государственных повинностей также не была вполне достигнута при Филарете и Михаиле. Вместе с Земским собором в 1619 г. «Великие государи» постановили произвести полную опись всех населенных земель государства в «дозорных книгах» и «писцовых книгах» и на основании этих книг определить точно, какие повинности может нести в пользу государства каждый землевладелец. Совершив эту опись, постановили следить за тем, чтобы все городские и сельские жители служили и платили каждый в свою меру, по справедливости. Однако злоупотреблений в этом отношении было много. Служилые люди часто уклонялись от службы, а тяглые от платежей и повинностей, жалуясь на то, что они разорены смутою и не силах служить и платить. Желая помочь населению и в то же время поставить как следует свое войско и финансы, государи принимали ряд мер для устройства сословий.

2. Война с Речью Посполитой и вопрос об Азове

После многих лет мирной работы над восстановлением порядка в государстве московские государи решились возобновить войну с Речью Посполитой за Смоленск. Поводом послужила смерть короля Сигизмунда (1632) и наступившее в Польше «бескоролевье»: до избрания нового короля поляки и литовцы не могли воевать.

Московское войско, состоявшее из новых полков иноземного строя и из старых дворянских ополчений, пошло к Смоленску, взяло много мелких городов на границе и осадило Смоленск. Поскольку Смоленск был чрезвычайно сильною крепостью, то осада затянулась надолго, несмотря даже на то, что во главе московских войск стоял тот самый боярин Шеин, который в смутное время был воеводой в Смоленске, геройски защищал его от короля Сигизмунда и хорошо знал как город, так и его окрестности.

Через восемь месяцев осады на помощь Смоленску успел явиться вновь избранный король польский Владислав Сигизмундович. Он не только отбил русских от крепости, но и окружил их самих в их лагере. Утомленные долгой войной, московские войска не могли выдержать натиска свежих войск Владислава, и Шеин вступил в переговоры с королем. Он согласился отдать полякам все свои пушки и обоз и уйти в Москву (1634). За это бесславное отступление он был в Москве казнен как изменник вместе со своим товарищем, вторым воеводой Измайловым.

Война продолжалась, но без всякого нового успеха для Владислава. Поэтому летом 1634 г. он начал переговоры о мире. К пограничной речке Поляновке съехались московские и польские послы и заключили «вечный мир».

Смоленск и прочие города, захваченные Сигизмундом в смуту, остались за Речью Посполитой. Но Владислав отказался от всяких прав на московский престол и признал Михаила Федоровича царем. Вскоре затем поляки возвратили в Москву тело умершего в Польше царя Василия Ивановича Шуйского и тело его брата Дмитрия.

3. Эволюция государственно-политического строя при Михаиле Федоровиче Романове

Начало правления династии Романовых стало расцветом сословно-представительной монархии. При молодом царе Михаиле Федоровиче Романове власть в свои руки захватила боярская дума, значительную роль в которой играла родня нового царя - Романовы, Черкасские, Салтыковы.

Однако для укрепления централизованной власти в государстве требовалась постоянная поддержка дворянства и

«Великое московское разорение» начала XVII в. опустошило Россию. С большими трудностями шло восстановление хозяйственной жизни как в городах, так и в деревнях. Внутриполитическое положение оставалось неустойчивым. Смоленск находился в руках поляков, Новгород - шведов, во многих районах бесчинствовали отряды бывших тушинцев.

После неудачной попытки в 1615 г. овладеть Псковом Швеция пошла на мирные переговоры с Москвой. 27 февраля 1617 г. в деревне Столбово между ними был заключен мирный договор. Новгородская земля возвращалась России, за Швецией оставались Ивангород с Ижорской землей, город Карела с уездом и город Орешек. Россия лишалась единственного выхода к Балтийскому морю.

Польское войско королевича Владислава и украинские казаки под командованием гетмана П. Конашевича- Сагайдачного совершили новый поход в глубь России. В октябре 1618 г. враги подступили к Москве, оборону которой возглавил воевода Д. М. Пожарский. Вскоре украинское казачество, поняв обман, возвратилось домой.

1 декабря того же года в селе Деулино (под Москвой) было заключено перемирие между Россией и Польшей сроком на 14 с половиной лет. За Речью Посполитой оставались Смоленская и Чернигово-Северская земли.

Главное - по условиям перемирия Владислав не отказывался от русского трона.

Подписанием двух неравноправных договоров закончились для России смутное время и польско-шведская интервенция. Сохранив национальную независимость, страна обеспечила свое дальнейшее развитие и решение первоочередных внутренних и внешнеполитических задач.

В 1619 г. из польского плена возвращается отец царя Михаила Филарет (Федор Никитович Романов), в свое время реально претендовавший на царский престол. В Москве он принимает патриарший сан с титулом «Великого государя» и становится фактическим правителем государства вплоть до своей смерти в 1633 г. Принимаются меры к укреплению самодержавия. Крупным светским и духовным землевладельцам передаются огромные угодья и целые города. Большая часть поместий среднего дворянства переводится в разряд вотчин, «жалуются» новые земельные наделы «за службу» новой династии.

4. Боярская дума

Меняются облик и значение боярской думы. За счет думных дворян и дьяков увеличивается ее численность с 35 человек в 30-е гг. до 94 к концу века. Власть же концентрируется в руках так называемой ближней думы, состоявшей в то время из четырех бояр, связанных с царем родственными узами (И. Н. Романов, И. Б. Черкасский, М. Б. Шеин, Б. М. Лыков). В 1625 г. вводится новая государственная печать, в царский титул включается слово «самодержец».

С ограничением компетенции боярской думы усилилось значение приказов - число их постоянно росло и временами доходило до полусотни. Важнейшими из них являлись Поместный, Посольский, Разрядный, приказ Большой казны и др. Постепенно устанавливается практика подчинения нескольких приказов одному влиятельному в государстве человеку - фактически главе правительства. Так, при Михаиле Федоровиче приказами Большой казны, Стрелецким, Иноземным и Аптекарским ведал боярин И. Б. Черкасский, а с 1642 г. его заменил родственник Романова Ф. И. Шереметев. При царе Алексее Михайловиче этими приказами управляли сначала Б.

И. Морозов, затем И. Д. Милославский, тесть царя. Начались перемены и в местном управлении - власть в уездах постепенно переходит в руки воевод.

При Филарете восстановила свое пошатнувшееся положение церковь. Особой грамотой царь передал в руки патриарха суд над духовенством и монастырскими крестьянами. Расширились земельные владения монастырей.

Появились патриаршие судебные и административно-финансовые приказы. Патриарший двор был устроен по образцу царского.

5. Экономическое развитие после смуты

В результате смуты около 50 % ранее пахотных земель были заброшены, обезлюдели многие деревни, опустели города. Крупные области на севере и западе страны перешли к Польше и Швеции, в то же время продолжалось освоение сибирских просторов.

Восстановление хозяйства продолжалось несколько десятилетий, и только в середине столетия площади обрабатываемых земель достигли прежних размеров. Длительное возрождение хозяйственной жизни проходило на фоне обострения социальных противоречий в процессе утверждения и распространения крепостничества. В первые десятилетия XVII в. практиковавшиеся широкие пожалования земель резко увеличили численность закрепощенного населения и степень крепостной зависимости крестьян. Возросла роль крупного феодального землевладения.

Натуральный характер производства крестьянского хозяйства не способствовал усовершенствованию техники земледелия. Это определило экстенсивный путь развития сельского хозяйства. Многочисленные повинности в пользу непосредственных господ и государства были непосильны для мелких хозяев. При Михаиле Федоровиче бегство крестьян приняло грандиозные размеры. Бежали семьями и целыми деревнями. Под давлением дворянства правительство продолжало политику ужесточения крепостничества.

Наиболее заинтересованными сторонниками закрепощения были многочисленные служилые люди, имевшие небольшие земельные участки, которые обрабатывались одним-тремя десятками крестьянских семей. Их требования наиболее ясно прозвучали на заседаниях Земского собора 1648 г. Несколько по-иному к закрепощению относились владельцы огромных земельных угодий - бояре, монастыри и церковные иерархи. Наличие в их хозяйствах большого управленческого аппарата позволяло пресекать побеги крестьян. Кроме того, уровень эксплуатации в крупных вотчинах, нередко освобожденных от уплаты государственных налогов, был ниже, что позволяло переманивать крепостных у рядовых дворян. Постепенное увеличение срока сыска беглых завершилось в 1649 г. принятием «Уложения», юридически оформившего вечное и наследственное прикрепление крестьян к земле.

К середине XVII столетия проявились новые черты в экономическом развитии России. Прежде всего это выразилось в развитии товарного производства как в городе, так и в деревне. Постепенно стали оживать запустевшие города, восстанавливаться городское ремесло. К середине XVII в. на территории Русского государства, без Украины и Сибири, насчитывалось 250 городов. По количеству населения резко выделялась Москва - в ней проживало около 270 тыс. человек. Около 15 наиболее крупных городов насчитывали более 500 посадских дворов.

Города становятся центрами торгово-промышленной жизни страны. Формируются районы, специализировавшиеся на производстве определенных товаров. Изготовление полотна в XVII в.

сконцентрировалось в Новгороде, Пскове, Смоленске, Ярославле, Костроме, Вологде. Крупнейшими центрами по обработке кожи были Ярославль, Вологда, Казань, Нижний Новгород, Калуга. Первоклассными плотниками располагало Поморье. Центрами железоделательных промыслов были Тульско-Серпуховской, Тихвинский, Устюжно-Железопольский районы. Основным районом соледобычи было Поморье, а районы Поволжья - основными поставщиками хлеба.

В 20-30-е гг. в России появляются первые мануфактуры - относительно крупные производства с разделением труда, на которых применялся труд квалифицированных мастеров и приписных крестьян. Первые мануфактуры возникли в металлургии - их создание ускорилось потребностью государства в вооружении, которой не могло полностью удовлетворить ремесленное производство. В 1636 г. голландский купец Андрей Виниус в Тульско- Каширском районе пустил вододействующий завод, на котором отливали пушки и ядра. Часть его продукции поступала на внутренний рынок (сковороды, гвозди). Такие же заводы для удовлетворения потребностей вотчин в железе основали крупные землевладельцы И. Д. Милославский и Б. И. Морозов. Появились первые медеплавильные заводы. В 30-е гг. швед Е. Коет основал стекольный завод под Москвой, в значительной мере его продукция шла на нужды царского двора. В Москве действовала текстильная мануфактура - Хамовный двор, в Архангельске - канатный завод. Общее количество мануфактур в конце XVII в. едва достигало двух десятков и выпускало ничтожную долю продукции.

Решающая роль в обеспечении населения промышленными изделиями и формировании всероссийского рынка принадлежала мелкому товарному производству. Укрепление межрайонных связей привело к возникновению торговых ярмарок всероссийского значения - Макарьевской близ Нижнего Новгорода, Свенской под Брянском, Ирбитской на Урале. Крупнейшим торговым центром была Москва, куда стекались все товары сельскохозяйственного и промышленного производства, товары из стран Востока и Западной Европы. В Москве заключали оптовые сделки купцы, торговавшие на периферии. Развивавшиеся торговые связи заложили основу межэкономического объединения страны.

Верхний слой купечества составляли «гости» и торговые люди гостиной и суконной сотен. «Гости» (в середине XVII в. их было около 30 человек) - самая богатая и привилегированная часть купечества. Им предоставлялось право свободного выезда за границу по торговым делам, право владеть вотчинами, они освобождались от многих налогов и посадских служб. Розничная торговля находилась в руках мелких торговцев, владевших в торговых рядах одной или несколькими лавками.

Торговля со странами Западной Европы осуществлялась через единственный порт на Белом море - Архангельск, на долю которого приходилось 25 % торгового оборота страны. На протяжении столетия значение Архангельска возрастает: в 1604 г. туда прибыло 24 корабля, а в конце века - 70. С азиатскими странами торговля осуществлялась через Астрахань.

Внешняя торговля России почти полностью находилась в руках иностранных купцов: постепенно они проникали и на внутренний рынок. Это вызывало недовольство менее богатого и организованного русского купечества.

Челобитные торговых людей об изгнании иноземцев подавались начиная с 1627 г. Только в 1653 г. правительство обнародовало Торговый устав, укрепивший позиции русского купечества на внутреннем рынке. Еще более протекционистским был Новоторговый устав 1667 г., составителем которого был крупный государственный деятель А. Л. Ордин-Нащокин.

6. Смоленская война

Россия, ослабленная польско-шведской интервенцией и жестоким социальным кризисом внутри страны, долгое время вынуждена была мириться со значительными территориальными потерями. По Столбовскому миру 1617 г. к Швеции отошли земли, обеспечивавшие выход к морю: Ям, Ивангород и Копорье. Деулинское перемирие 1618 г. с Речью Посполитой лишило Россию Смоленска и Чернигово-Северских земель. На южных границах грабили население и уводили в плен тысячи русских и украинцев крымские татары. Разоренная страна не могла не только протянуть руку помощи украинскому и белорусскому народам, но и дать отпор агрессивным акциям крымских феодалов.

Внешнеполитический курс России на протяжении XVI-ХVII вв. был нацелен на решение трех задач: воссоединение с братскими украинским и белорусским народами, обеспечение выхода к Балтийскому и Черному морям и, наконец, достижение безопасности южных границ от разбойничьих набегов вассала Османской империи - Крымского ханства.

Возможностей для одновременного решения трех задач у России в XVII в. не было. Поэтому при определении первоочередной цели правительство тщательно оценивало как собственные ресурсы, так и международную обстановку. В Москве рассудили, что в 30-х гг. сложилась благоприятная обстановка для борьбы с Речью Посполитой за возвращение Смоленска. Расчет исходил из того, что Речь Посполитая, неизменно осуществлявшая по отношению к России агрессивные планы, была скована борьбой с Османской империей и Крымом. В то же время главные европейские державы были втянуты в Тридцатилетнюю войну и не могли активно вмешиваться в дела Восточной Европы.

Россия накануне войны с Речью Посполитой пыталась склонить к совместным действиям против нее Швецию и Османскую империю, но безуспешно, и ей пришлось воевать без союзников.

После смерти весной 1632 г. Сигизмунда III началось бескоролевье в Речи Посполитой. Русское правительство сочло ситуацию благоприятной, чтобы начать войну за Смоленск. Специально созванный Земский собор поддержал намерение государя.

Поход русской рати к Смоленску начался в сложных условиях, когда южные уезды подвергались набегам крымцев. Опасаясь прихода более значительных сил крымских феодалов, правительство вынуждено было задержать выход войск из Москвы до августа. Поход протекал крайне медленно, с оглядкой, так что войска оказались у Смоленска только в декабре.

Блокировать сильную крепость командовавшему русскими войсками боярину Шеину не удалось - осада затянулась на восемь месяцев. К этому времени в Речи Посполитой на троне укрепился Владислав IV, начавший энергичную подготовку к оказанию помощи смоленскому гарнизону. Два обстоятельства усложнили положение армии Шеина.

Летом 1633 г. крымские татары вторглись в пределы России, опустошили Рязанский, Белевский, Калужский и даже часть Московского уездов; проведав об этом, дворяне бросились из армии спасать свои поместья и семьи.

В еще большей степени русские войска деморализовало движение «вольницы» в армии Шеина; в нем участвовали спешно мобилизованные в армию холопы, крестьяне и посадские. Лишенные воинских навыков и дисциплины, они игнорировали приказы общего командования, действовали по-партизански, нападая как на неприятельские отряды, так и на усадьбы помещиков. Движение, в котором на первом этапе предводительствовал монастырский крестьянин Балаш, не прекратилось и после того, как он был схвачен, и даже усилилось, так что в 1634 г. в нем участвовали до 8 тыс. человек.

Подоспевшему к Смоленску Владиславу IV удалось перерезать коммуникации армии Шеина с тылами, и она стала испытывать острый недостаток в продовольствии и фураже. Начались переговоры, завершившиеся в июне 1634 г. заключением Поляновского мирного договора. Полякам были возвращены все города, которыми овладели русские на начальном этапе войны: Невель, Стародуб, Почеп, Себеж и др. Смоленск тоже оставался в руках поляков.

Договор, однако, предусматривал отказ Владислава от претензий на русский престол. Виновниками неудачи Смоленской войны были объявлены воеводы М. Б. Шеин и А. В. Измайлов. Обоим по боярскому приговору были отрублены головы.

Господствующее положение в России XVII в. занимал класс служилых землевладельцев. По данным подворной переписи 1678-1679 гг., подавляющее большинство крестьян в стране принадлежало боярам, дворянам и другим категориям землевладельцев (с учетом церковно-монастырского и дворцового хозяйства - более 80 %). Однако вряд ли можно все крестьянство считать единой закрепощенной массой после отмены урочных лет сыска беглых согласно Соборному Уложению 1649 г. Наиболее бесправной и многочисленной группой крестьян были частновладельческие. Даже имущество не было полностью в их распоряжении. Владелец мог им расплатиться за долги.

Столь же стесненной оставалась гражданская дееспособность крепостных. Их не звали на земские соборы, в судах за них выступали господа. Обычной практикой стала продажа крепостных, передача их в приданое и включение их в другие сделки между землевладельцами. Более смягченная форма зависимости была во владениях монастырей и иерархов церкви. Этих крестьян не продавали. Они были свободнее в хозяйственной деятельности.

Дворцовое крестьянство хотя и значилось в качестве личной собственности царя, но не испытывало столь жесткого давления администрации, да и торговать «живым товаром» государю было ни к чему. Что же касается категории черносошного крестьянства европейской части России и государевых крестьян Сибири, то они были лично свободными и даже могли распоряжаться своими землями, но с условием, что земля не выйдет из тягла.

Для перемены места жительства эти крестьяне также имели больше возможностей. Поэтому в XVII в. за Урал шли главным образом крестьяне Поморья.

Громадное разнообразие местных особенностей сказывалось на положении тяглого населения. Имели значение, например, пути сообщения, близость городов и рынков, размеры поселений, характер повинностей (барщина, продуктовая рента, денежный оброк и пр.). В плане рентных отношений XVII в. указывает на постепенное развитие барщины и денежного оброка. Наиболее суровой эксплуатации подвергались обычно крестьяне мелкопоместных владений. А с точки зрения видов землевладения наблюдается постепенное сближение условного поместного держания с вотчиной, что отвечало интересам служилого сословия. Для сыска беглых крепостных правительство пошло на общегосударственные меры - повсюду посылались сыщики в сопровождении военных отрядов. Немалое число «сходцев» было возвращено прежним господам. Но побеги продолжались. Попытки сыска черносошных крестьян на новых местах оказались бесперспективными и власти от этого отказались.

Само служилое сословие имело несколько прослоек. Служилыми по отечеству признавались бояре и другие «московские чины», городовые дворяне, жильцы и дети боярские. Другая группа служилых людей именовалась «приборными», их рекрутировали из тяглого населения городов и уездов (стрельцы, пушкари, городовые казаки, солдаты и пр.). Приборным выдавалось денежное жалованье, но бытовала также практика наделения их землей.

Довольно сложной была структура городского населения. Оно имело весьма пестрый состав: вотчинники и помещики с дворней, служилые приборные люди, тяглецы посада, ищущие заработка пришлые, «гулящие люди».

О купечестве шла речь выше. В посадской среде происходила постоянная, то скрытая, то явная борьба между «лучшими» и «молодшими» людьми. Особенно острые конфликты возникали на почве раскладки государственных налогов. Верхушка всячески старалась переложить их тяжесть на низшие слои.

Во время выборов на земские соборы также не всегда совпадали позиции разных групп посадских. Случалось, что богатеи называли своего кандидата, а беднота - своего. В адрес «лучших» раздавались нелестные оценки, их называли «бездушниками». Городской патрициат не оставался в долгу, заявляя, как в Пскове, что низы посада «окромя смуты ничего не знают».

Новым явлением XVII в. можно считать наличие наемных работников в промышленности, сельском хозяйстве и особенно на транспорте (в первую очередь речном). Обычно ищущих заработка наймом называли «гулящими людьми». Ими были отпущенные для этой цели своими владельцами крестьяне, а также посадские. Занятых «черной» работой наймитов именовали еще «ярыжными». Их статус в общественной структуре был весьма невысок. Недаром один крестьянин такому наемному работнику сказал: «Твоя ярыжная голова недорога, что собачья».

Особое место в обществе занимало православное духовенство. За крупными монастырями, патриархом и архиереями были закреплены большие земельные угодья с зависимым населением. Ведомство патриарха (особенно при Филарете и Никоне) было своего рода «государством в государстве», со своей системой управления (приказы) и чиновным людом.

7. Соборное уложение 1649 г.

Новое Уложение было принято на Земском соборе в январе 1649 г. Оно являлось универсальным кодексом законов феодального права, не имевшим аналогов в предшествующем отечественном законотворчестве, состоявшем из 25 глав и 967 статей (о беспрецедентной масштабности данного акта говорит даже длина столбца (свитка), на котором изложено его содержание, - 309 м).

В Уложении регламентировались буквально все сферы общественной жизни, включая судебно- административные, социальные, экономические, военные, духовные и даже семейные отношения. Особое внимание отводилось охране «чести и здоровья государя», царской власти, представителей «государева двора» и церкви. В первой же главе Уложения самодержавная власть в России брала под свою исключительную защиту православную церковь как идеологическую и духовно-нравственную основу существования государства. Всякое отступление от веры и благочестия подлежало суровому наказанию - вплоть до сожжения на костре.

Вместе с тем Уложением запрещались новые приобретения земель церковью, передача вотчин в монастыри при пострижении в монахи или на помин души усопших. Одновременно сокращаются ее многочисленные привилегии: ликвидируются принадлежавшие монастырям «белые слободы», освобожденные от государственных податей, а их население приписывается к посаду, на него налагаются те же повинности (тягло), что и на посадских людей. Эти же ограничения затрагивали интересы и крупных светских вотчинников. Тем самым ослаблялось экономическое могущество церкви.

Для управления вотчинами монастырей и духовенства учреждается светский Монастырский приказ. В соответствии с главой 11-й, носившей название «Суд о крестьянах», Уложение юридически оформляло потомственное (вечное) закрепление крестьян к земле, а государство брало на себя бессрочный сыск беглых.

Принято считать, что Соборное Уложение 1649 г. послужило окончательному юридическому закрепощению российского крестьянства на более чем 200-летний период, вплоть до 1861 г. Крепостнические отношения распространялись и на посадское население, фактически навечно прикрепляя его к посаду и объявляя главной обязанностью посадского тяглеца обязательное занятие торговлей и промыслами, что нашло детальное отражение в 19-й главе Уложения.

Утверждая монопольное сословное право «служилых людей по отечеству» (бояр-вотчинников и дворян- помещиков) на землю и крестьян, 16 и 17-я главы Уложения определяли также их обязанности по отношению к государю. Главная повинность дворянства - военная служба в случае объявления войны и явка на регулярные полковые (в уездах) смотры «конно, людно и оружно». За уклонение от службы дворянину грозила конфискация половины поместья и битье кнутом, а за измену государю - позорная смертная казнь и полная конфискация имущества. В целом большинство законодательных норм Соборного уложения 1649 г. было разработано в интересах дворянства и способствовало его консолидации в качестве главной опоры самодержавия.

Список литературы

1. История России: Пособие для поступающих в вуз /под ред. Зуева М. Н. М.: Высшая школа, 1997.

2. История России с древнейших времен до 1861 года /под ред. Павленко Н. И. М.: Высшая школа, 2000.

3. История России /под ред. Зуева М. Н. и Чернобаева А. А. М.: Высшая школа, 2001.

4. Платонов С. Ф. Учебник русской истории. СПб.: Наука, 1994.



  © Реферат плюс


Поиск
Реклама

  © REFERATPLUS.RU  

Яндекс.Метрика