Полезное

Календарь
Февраль
Пн   6 13 20 27
Вт   7 14 21 28
Ср 1 8 15 22  
Чт 2 9 16 23  
Пт 3 10 17 24  
Сб 4 11 18 25  
Вс 5 12 19 26  

Батыев погром: начало нашествия



Скачать: Батыев погром: начало нашествия

План реферата

1. Рождение Чингисхана

2. Первые походы

3. Победы и поражение Руси. Герои борьбы с нашествием

4. Причина и следствие побед Батыя

Заключение

Список литературы

1. Рождение Чингизхана

 «В нынешней Татарии китайской, на юг от Иркутской губернии, в степях, неизвестных ни грекам, ни римлянам, скитались орды монголов, единоплеменных с восточными турками. Сей народ дикий, рассеянный, питаясь ловлею зверей, скотоводством и грабежом, зависел от татар ниучей, господствовавших в северной части Китая, но около половины XII в. усилился и начал славиться победами. Хан его, именем Езукей-Багадур, завоевал некоторые области соседственные и, скончав дни свои в текущих летах, оставил в наследие тринадцатилетнему сыну, Темучину, 40 000 подвластных ему семейств, или данников. Сей отрок, воспитанный матерью в простоте жизни пастырской, долженствовал удивить мир геройством и счастьем, покорить миллионы людей и сокрушить государства, знаменитые сильными воинствами, науками и мудростью своих древних законодателей.

...В то время как многочисленное войско монгольское, расположенное в девяти странах близ источников Амура под шатрами многоцветными, с благоговением взирало на своего юного монарха, ожидая новых его повелений, явился там какой-то святой пустынник, или мнимый пророк, и возвестил собранию, что Бог отдает Темучину всю землю, что сей владетель мира должен впредь именоваться «Чингисханом, или великим ханом».

2. Первые походы

Монгольское государство сложилось к началу XIII столетия. К этому времени у многочисленных кочевых племен, населявших степи Центральной Азии, складывались феодальные отношения, выделилась знать, которая занималась в основном скотоводством. Знать захватывала пастбища, скот и закабаляла рядовых кочевников. В 1206 г. Темучин, вождь одного из племен и предводитель сильной дружины, был провозглашен великим ханом Монголии. Он стал называть себя Чингисханом. Целью своей Монгольское государство ставило завоевание, порабощение и ограбление соседних народов, которые переживали период феодальной раздробленности и не могли объединить свои силы для достойного отпора сильному врагу. Монголы же имели сильное и хорошо вооруженное войско, единое и сплоченное, объединенное волей полководца и не исчезнувшими еще родовыми связями.

Чтобы понять причину головокружительных побед воинов Чингисхана, достаточно знать об их необычайной дисциплинированности, основанной и на верности хану, и на жажде славы, и, конечно, на страхе наказания. В 40-х гг. XIII в. итальянец Плано Карпини по поручению папы Иннокентия IV познакомился с правилами монгольского войска.

«Чингисхан приказал, чтобы во главе десяти человек был поставлен один (и он стал называться десятником), а во главе десяти десятников поставлен один, который называется сотником, а во главе десяти сотников поставлен один, который называется тысячником, а во главе десяти тысячников был поставлен один, и это число называется у них тьма. Во главе же войска ставят двух вождей или трех, но так, что они имеют подчинение одному. Когда же войска находятся на войне, то если из десяти человек побежит один, или двое, или трое, или даже больше, то все они умерщвляются, а если побегут все десять, а не бегут другие сто, то все умерщвляются; и, говоря кратко, если они не отступают сообща, то все бегущие умерщвляются; точно так если один, или двое, или больше смело вступают в бой, а десять других не следуют, то их тоже умерщвляют, а если из десяти попадает в плен один или более, другие же товарищи не освобождают их, то они также умерщвляются».

Каждый монгол был прежде всего прирожденным воином, подвижным и быстрым, умело владеющим и конем, и оружием. Его походная жизнь мало отличалась от кочевий по бескрайним степям, от облавных охот и стычек со скотоводами других племен. Вероломство, военная хитрость, обманные маневры и засады были обычными для

Основная сила монгольского войска была в коннице, огромные массы которой сминали строй противника.

Конница преодолевала иногда за сутки 80-километровые переходы и внезапно обрушивалась на противника.

Общая численность войска была огромной, ведь на коней садились все мужчины от мала до велика. В походах принимали участие даже женщины, которые и в седле держались, и луком владели не хуже мужчин. О них писали: «Женщины их воинственны, как они сами: пускают стрелы, ездят на конях верхом, как мужчины; они будто бы отважнее мужчин в боевой схватке, т. к. иной раз, когда мужчины обращаются вспять, женщины ни за что не бегут, а идут на крайнюю опасность».

3. Победы и поражение Руси. герои борьбы с нашествием

Страшная эта сила не сразу обратилась на русские земли. Сначала была затяжная война в Северном Китае, более трех лет продолжалось завоевание Азии. Но Чингисхан уже заранее выделил все земли Восточной Европы в улус своему старшему сыну Джучи, который по его повелению должен был «отправиться с войском завоевать все области Севера», в том числе и Русь, и «подчинить их своей власти».

Власть монголов распространилась уже на Тибет и на все степные пространства до Урала. Монголы разбили потомков турок-сельджуков, персов и арабов и захватили знаменитые города - Бухару и Хиву, дошли до Инда, подчинили племена, жившие в предгорьях Кавказа, и, наконец, столкнулись с половцами.

Орда половецкого хана Котяна перешла через Днепр, но не для очередного набега. Хан искал защиты у русских князей. Многими дарами одаривал хан галицкого князя Мстислава Мстиславича, уговаривал вместе выступить против монголо-татар. Он убеждал князей: «Нашу землю отняли сегодня, а вашу завтра возьмут, обороните нас! Если не поможете нам, мы ныне иссечены будем, а вы завтра иссечены будете!» В поход отправились отборная тысяча воинов князя Мстислава Романовича Киевского, князя Мстислава Святославича Черниговского и других князей. Шел май 1221 г. Со времени славного воителя Владимира Мономаха не собиралось такое большое войско для похода в половецкие степи.

«Старейшины в Русской земле» - князья, собравшиеся на совет в Киеве, не сразу решились на поход в степи.

Половцы издавна были врагами Руси. Совершали страшные опустошительные набеги на пограничные области, разоряли села и деревни, уводили в свои станы тысячи пленных. Недаром летописец, узнав о разгроме монголо- татарами половецких кочевий, заметил: «Много же половцы зла сотворили Русской земле, того ради Всемилостивый Бог хотел погубить половцев, чтобы отомстить за кровь христианскую!» Никто не вспомнил о старых обидах перед лицом опасности, угрожающей Русской земле. Если бы русичи не помогли половцам, те могли бы пойти на сговор с монголо-татарами, и отбить врага было бы намного сложнее.

В первой схватке на берегу Днепра победило русское войско. Дружина Мстислава Галицкого разгромила «сторожи татарские». Весьма уверенные в своей непобедимости, русские князья убили посланных к ним для переговоров татарских воинов. Татары послов отправили новых, и те сказали князьям: «Итак, вы, слушаясь половцев, умертвили наших послов и хотите битвы? Да будет! Мы вам не сделали зла. Бог един для всех народов.

Он нас рассудит».

С самого начала, однако, выяснилась слабость русского войска: каждый князь придерживался своего собственного плана военных действий и мало считался с приказами «старейшего» киевского князя. Задолго до решительной битвы начались споры о дележе будущей добычи.

31 мая 1223 г. русское войско подошло к реке Калке, за которой выстроились готовые к бою монгольские «тысячи».

Но даже накануне битвы среди князей не было единодушия. Мстислав Галицкий, вопреки уговорам Мстислава Киевского повременить с открытым боем и встать на холме у Калки укрепленным лагерем, решил перейти в наступление.

Вместе с половецкими дружинами он перешел на левый берег Калки и сразу же подвергся атаке со стороны монгольской конницы.

Русские дружины лицом к лицу встретили ожесточенный натиск врага, но половцы, стоявшие рядом, «не выдержали удара монголов: смешались, обратили тыл; в беспамятстве ужаса устремились на россиян, смяли их ряды и даже отдаленный стан, где два Мстислава, Киевский и Черниговский, еще не успели приготовиться к битве, ибо Мстислав Галицкий, желая один воспользоваться честию победы, не дал им никакой вести о сражении. Сие излишнее славолюбие героя, столь знаменитого, погубило наше войско: россияне, приведенные в беспорядок, не могли устоять...

В то время когда на левом берегу Калки шла жестокая сеча, князь Мстислав Киевский стоял в бездействии на холме, в укрепленном лагере. В клубах пыли за рекой метались русские и монгольские всадники, звенела сталь, лилась кровь, а многочисленный киевский полк, не получивший приказа наступать, оставался на месте. Никуда не двинулся князь и тогда, когда побежали на запад половецкие и русские дружины и толпы врагов начали обходить его укрепленный лагерь. Скоро возможности для прорыва не осталось: многочисленные монгольские рати плотным кольцом окружили холм.

Долгих три дня продолжался штурм лагеря. Русские воины защищались отчаянно. Только предательство помогло монгольским полководцам Субедею и Джебе сломать оборону киевлян. Татарские послы предложили Мстиславу сдаться, обещая отпустить его и воинов дружины за хороший выкуп. Князь поверил врагу и жестоко поплатился за это. Расправа над беззащитными пленниками была страшной. Траур опустился на Россию после побоища на Калке.

«Пришла неслыханная рать, - писал русский летописец. - Их же никто не знает, кто они, и откуда пришли, и какой язык их, и какого они племени, и какая вера их».

Воины Чингисхана и их военачальники были не «степными рыцарями», воюющими за создание «мировой империи», способной вывести соседние народы из «провинциального бытия», как о них иногда пишут. Монголо- татарские завоеватели несли соседним народам смерть, разрушение и тяжкое иго. Они мечтали покорить весь мир, и русские княжества, оказавшиеся у них на пути, приняли первый, самый страшный удар.

После сражения на Калке в 1273 г. конница Субедея и Джебе, преследуя отступавших русских воинов, дошла до Днепра. Татары дошли до Днепра и, разграбив землю его, повернули на восток. На пути войска Чингисхана встречались русские города и села, жители которых, в надежде смягчить свирепость татар своей покорностью, выходили к ним навстречу с крестами и молитвами. Татары, видя покорность, все же безжалостно убивали и граждан, и земледельцев, следуя правилу, что побежденные не могут быть друзьями победителей и что смерть первых нужна для безопасности вторых. Вся южная Россия трепетала, народ ждал гибели и молился в храмах. И Бог услышал молитвы россиян. Поворот на восток дал некоторую передышку.

«Россия отдохнула: грозная туча как внезапно явилась над ее пределами, так внезапно и скрылась. «Кого Бог во гневе своем насылал на землю Русскую? - говорил народ в удивлении. - Откуда приходили сии ужасные иноплеменники? Куда ушли? Известно одному небу и людям, искусным в книжном учении». Селения, опустошенные татарами на восточном берегу Днепра, еще дымились в развалинах; отцы, матери, друзья оплакивали убитых; но многочисленный народ совершенно успокоился, ибо минувшее зло казалось ему последним».* * Н. М. Карамзин.

Начало восточного похода было неудачным для полководца Субедея. Поверженным вернулся он к Чингисхану.

Его войско вторглось в Волжскую Булгарию, где его встретили храбрые дружины. Булгары «в нескольких местах устроили им засады, выступили против них и, заманив до тех пор, пока они зашли за место засад, напали на них с тыла, так что они остались в середине. Косил их меч со всех сторон, перебито их множество и уцелели из них только немногие. Говорят, что их было до 4 тыс. человек. Отправились они оттуда в Саксин, возвращаясь к своему царю Чингисхану».

Так бесславно закончилась первая попытка вторжения в пределы Восточной Европы. До нашествия на запад Чингисхан не дожил. Он умер в 1207 г. Новым великим монгольским ханом провозглашен был Угедей.

До 1235 г. много разорения и смертей принес народам Угедей. Многих великих воинов сломил напор монгольских завоевателей.

В 1235 году собрался «большой курултай», где совещались монгольские военачальники об истреблении «непокорных народов». Решено было завладеть странами булгар, асов и Руси. Возглавить войско должен был внук Чингисхана Батухан (русские летописцы называют его Батый). Под его знаменами собрались со своими ордами еще 14 знатнейших ханов. Это был общемонгольский поход на запад, равного которому не знала история Монгольского государства. Огромное войско собралось в прикаспийских степях, готовясь к вторжению в Восточную Европу.

По летописи, «от множества войск земля стонала и гудела, а от многочисленности и шума полчищ столбенели дикие звери и животные».

Сдержать натиск врагов не помог даже заключенный заранее союз с Россией. Слишком велико было численное превосходство татар. Недоступность Булгарии и многочисленность населения не помогли. О жестокой расправе над жителями Булгарии знали и на Руси. Татары жестоко мстили за прошлые неудачи и не щадили никого. Однако и для завоевателей эта победа потребовала немалых жертв. Достаточно сказать, что после вторжения в Булгарию осенью 1236 г. следующий поход Батый смог организовать только весной 1237 г.

Совсем недолго уже было до вторжения в Русь. Задержало его только героическое сопротивление народов нижнего и среднего Поволжья.

Но уже осенью 1237 г. Батый сумел собрать все свои силы на границах с Русью.

Венгерский путешественник, проезжавший по Восточной Европе глубокой осенью, писал: «Ныне же, находясь на границах Руси, мы близко узнаем правду о том, что все войско, идучи в страны Запада, разделено на части. Одна часть у реки Итиль на границах Руси с восточного края подступила к Суздалю. Другая же часть в восточном направлении уже нападала на границы Рязани, другого русского княжества. Третья часть остановилась против реки Дона, близ замка Воронеж, тоже княжества русских. Монголо-татары, как передавали нам сами русские, венгры и булгары, ждут того, чтобы земли, реки и болота с наступлением зимы замерзли, после чего всему множеству татар легко будет разграбить всю Русь, всю страну русских».

О Руси накануне татаро-монгольского нашествия летописи писали: «О светлая-светлая и прекрасно украшенная земля Русская и многими красотами преисполнена: озерами многими, реками и источниками, высокими горами, крутыми холмами, высокими дубравами, чистыми полями, дивными зверями разными, птицами бесчисленными, городами великими, селами дивными, садами обильными, домами церковными и князьями грозными, боярами честными, вельможами многими. Всем ты исполнена, земля Русская!..» Слова эти сказаны с полным основанием. Вторым Царьградом называли Киев. Митрополит Киевский Иларион в своем знаменитом «Слове» так обращался к князю Владимиру: «Встань, благородный муж, из своего гроба!..

Взгляни на город, величеством сияющий, на церкви цветущие, на христианство растущее, взгляни на город, святыми иконами освящаемый, блистающий, овеваемый благоуханным тимьяном, хвалами и пением оглашаемый!» О киевской Софии, воздвигнутой в XI в., говорили, что эта церковь «дивна всем окружным им странам якоже ина не обрящется в всемь полунощи зимнем».

Однако вместе с расцветом культуры меняется и форма политического устройства. Она нашла свое выражение в феодальной раздробленности, т. е. в создании относительно самостоятельных государств-княжеств. Феодальная раздробленность не была регрессом и шагом назад в истории. Она стала естественным, закономерным историческим явлением. Развитие материальной и духовной культуры в период феодальной раздробленности опиралось на подъем производительных сил и общее развитие феодальной экономики различных земель и княжеств.

Особенно важное значение для развития культуры имел тот значительный рост городов, который характерен для времени феодальной раздробленности. Об этом периоде много писали русские летописи. Создававшиеся в условиях ожесточенной феодальной борьбы, они не могли остаться от нее в стороне. Например, в Галицко- Волынской описана запутанная и сложная борьба феодалов: «Бесчисленныя рати, и великия труды, и частыя войны, и многие крамолы, и частыя восстания, и многия мятежи». В летописи история родной страны предстает в виде бесчисленных феодальных войн, крамол и бедствий. И перед опасностью вторжения страшного врага решающую роль сыграла военная слабость страны, вызванная княжеской разобщенностью: врага встретило не могучее объединенное русское войско, а дружины и ополчения отдельных княжеств. Калкинское побоище показало, что даже значительное по численности феодальное войско было малопригодно к согласованным действиям по единому плану и под единым командованием. Каждый князь предпочитал действовать по собственной стратегии, и войско его подчинялось только воле своего предводителя.

Разрушена усобицей была и единая система обороны южных границ. Оборона каждого отдельного княжества была предназначена в основном для противодействия соседям во время феодальных войн, которые велись силами небольших княжеских дружин, без применения военной техники. Использование большого количества осадных машин - пороков - обеспечило монголо-татарам решающий перевес: деревянные укрепления русских городов не выдерживали их ударов. Да и сами города были невелики. Самыми большими, с населением в 20-30 тыс., были Новгород, Киев, Владимир. Они могли в случае нападения серьезного врага собрать войско в 3-5 тыс. ратников.

Ростов, Суздаль, Рязань, Переяславль, Чернигов имели всего по нескольку тысяч жителей, а большинство городов - и того меньше. У монголов, таким образом, всегда был численный перевес.

Персидский историк Рашидаддин писал, что в 1237 г. монгольские ханы Батый, Орду, Берке, Кадан, Менгу, Гуюк, Бури, Кульпан закончили войну в степях с половцами и «осенью упомянутого года пошли войной на русских».

Рязанскую землю, и захватили ее до Пронска, попленили Рязань всю и сожгли, и князя их убили. Схваченных же одних рассекали, других стрелами расстреливали, а иным назад руки связывали. Много же святых церквей огню предали, монастырей и сел сожгли...»* * Из «Лаврентьевской летописи».

На берегу Воронежа встретили татар владетели рязанские - Юрий, Олег и Роман Игоревичи. Татары уже не искали в России соратников, им нужны были данники и рабы. «Если желаете мира, - говорили послы, - то десятая часть всего вашего достояния да будет наша». Князья ответили как подобает государям: «Когда из нас никого в живых не останется, тогда все возьмете».

Юрий, князь Рязанский, начал готовить оборону и просил помощи у Владимирского князя.

Гонец, поскакавший из Рязани во Владимир, привез князю Рязанскому горькую весть: Юрий Всеволодович отказался послать войско на помощь Рязанскому княжеству. Помощь не пришла и из Чернигова, где была сильная большая дружина. Поддержали рязанское войско только маленькие отряды пронского, муромского и коломенского князей. Время помогал выиграть сын Юрия Игоревича Федор, который отправился на переговоры с Батыем с богатыми дарами.

Последующие события подробно описаны в древней «Повести о разорении Рязани Батыем».

«И пришел князь Федор Юрьевич на реку на Воронеж к царю Батыю, и принес ему дары, и молил царя, чтобы не воевал Рязанской земли. Безбожный же, лживый и немилосердный царь Батый дары принял и во лжи своей притворно обещался не ходить войной на Рязанскую землю.

И стал у князей рязанских дочерей и сестер к себе на ложе просить.

...И сказал князю Федору Юрьевичу: - Дай мне, княже, изведать красоту жены твоей.

Благоверный же князь Федор Юрьевич посмеялся и отвечал царю: - Не годится нам, христианам, водить к тебе, нечестивому царю, жен своих. Когда нас одолеешь, тогда и женами нашими владеть будешь.

Безбожный царь Батый оскорбился и разъярился и тотчас повелел убить благоверного князя Федора Юрьевича, а тело его велел бросить на растерзание зверям и птицам, и других князей и воинов лучших поубивал.

И один из пестунов князя Федора Юрьевича укрылся и горько плакал, смотря на славное тело честного своего господина. И, увидев, что никто его не охраняет, взял возлюбленного своего государя и тайно схоронил его. И поспешил к благоверной княгине Евпраксии, и рассказал ей, как нечестивый царь Батый убил благоверного князя Федора Юрьевича.

Благоверная же княгиня Евпраксия стояла в то время в превысоком тереме своем и держала любимое чадо свое - князя Ивана Федоровича, и, как услышала она смертоносные слова, исполненные горести, бросилась она из превысокого терема своего с сыном своим князем Иваном прямо на землю и разбилась до смерти.

...И увидел князь великий Юрий Ингварович братию свою, и бояр своих, и воевод, храбро и бестрепетно скачущих, и сказал братии своей: - О государи мои и братья! Из рук господних мы принимали благое, теперь надлежит нам потерпеть и злое. Лучше нам смертию славу вечную добыть, нежели во власти поганых быть. Пусть я, брат ваш, раньше вас выпью чашу смертную за святые Божии церкви и за веру христианскую, и за отчину отца нашего великого князя Ингвара Святославича».

Рязанские воины бились «крепко и мужественно, и была сеча зла и ужасна». Полегло много воинов и с той, и с другой стороны. Даже воины Батыя удивлялись «крепости и мужеству рязанскому».

Юрий Игоревич с немногими воинами надеялся скрыться в Рязани и отсидеться за крепкими городскими стенами, которые были хорошо укреплены. Все население окрестных сел скрылось за стенами, пришли боярские отряды и из дальних вотчин. За оружие взялись все - от мала до велика.

Осада Рязани началась 16 декабря 1237 г., а решительный штурм пришелся на 21 декабря. Все рязанские воины погибли в страшной сече, погиб и рязанский князь Юрий. Страшная расправа ожидала и всех горожан: «В городе многих людей, и женщин, и детей мечами иссекли, и иных в реке потопили, и весь город сожгли, и все богатство рязанское взяли. И не осталось в городе ни одного живого, все равно умерли и единую чашу испили. Не было тут ни стонущего, ни плачущего - ни отец и мать о детях, ни брат о брате, ни ближний о родственниках, но все вместе мертвые лежали».

Казалось, ничто не угрожает завоевателям. Но это было не так. Когда Батый двинулся дальше на север, напала на него с тыла неизвестная рать. Это пришел на помощь родной земле богатырь Евпатий Коловрат.

«И некий из вельмож рязанских, по имени Евпатий Коловрат, был в то время в Чернигове с князем Ингваром Ингваровичем, и услышал о нашествии зловредного царя Батыя, и выступил из Чернигова с малой дружиною, и помчался быстро...

И собрал небольшую дружину - тысячу семьсот человек, которых Бог соблюл вне города. И погналися вослед безбожного царя, и едва нагнали его в земле Суздальской, и внезапно напали на станы Батыевы. И начали сечь без милости, и смешались все полки татарские.

И стали татары точно пьяные или безумные. И бил их Евпатий так нещадно, что и мечи притупились, и брал он мечи татарские, и сек ими. Почудилось татарам, что мертвые восстали. Евпатий же, насквозь проезжая сильные полки татарские, бил их нещадно. И ездил среди полков татарских так храбро и мужественно, что и сам царь устрашился». Мужество Евпатия Коловрата так поразило монголов, что они говорили: «Мы со многими царями во многих землях и на многих бранях бывали, а таких удальцов и резвецов не видали, и отцы наши не рассказывали нам».

Образ богатыря Евпатия Коловрата как бы олицетворяет собой весь народ, поднявшийся на защиту родной земли.

Евпатий пал в неравной борьбе, но вслед за ним тысячи других героев встали на пути врага. Монгольско- татарских завоевателей ждали впереди новые страшные битвы. Первой из них стала битва под Коломной.

«В ту же зиму пошел князь Всеволод сын Юрьев, внук Всеволода, против татар, и сошлись около Коломны, и была сеча великая, и убили у Всеволода воеводу Еремея Глебовича и иных мужей много...» Так коротко описана в Лаврентьевской летописи битва у Коломны, которая закончилась победой Батыя только из- за численного превосходства его войска. Вместе с сыном князя Юрия Всеволодовича - Всеволодом - бились и уцелевшие рязанские дружины с князем Романом, отряды из Бронска, Москвы и других городов. Вместе с Всеволодом командовал войском русичей владимирский воевода Еремей Глебович. Русские полки «бились крепко, и сеча была злая».

Не сразу было сломлено сопротивление владимирцев. Большая часть воинов погибла в бою. Всеволод с остатками дружины бежал во Владимир. Но и со стороны монголов потери были весьма значительны. В этой битве погиб хан Кулькан. Это был единственный хан, убитый во время нашествия.

В ту же зиму взяли татары и Москву, и двинулись к столице Северо-Восточной Руси - городу Владимиру, сильно укрепленной крепости. Четыре дня - с 3-го по 7-е февраля - продолжалась осада Владимира. Жители города отчаянно сопротивлялись «бесчисленному множеству татарских воинов». Татары привели к Золотым воротам княжича Владимира, брата Всеволода и Мстислава, руководивших обороной. «Всеволод и Мстислав, пожалев брата своего, сказали дружине своей и Петру-воеводе: «Братья! Лучше нам умереть перед Золотыми воротами, за святую Богородицу и за правоверную веру христианскую, а не сдаться на волю их...» 7 февраля татары ворвались в город. Всеволод и Мстислав бежали «в Печерний город».

«Епископ Митрофан и княгиня Юрьева с дочерью и со снохами, и с внучатами, и прочие княгини владимирские с детьми, и многое множество бояр и всего народа, укрывшиеся в церкви Святой Богородицы, без милости огнем запалены были...

...И убиты были архимандрит монастыря Рождества Святой Богородицы Пахомий, да игумен Успенский Феодосий Спасский, и прочие игумены, и монахи, и монахини, и попы, и диаконы от юного и до старца и сущего младенца, и всех и тех порубили, одних убивая, а других гоня в плен босых и без одежды, умирающих от мороза, в станы свои...» Весенняя распутица и мужество других русских городов, ослабивших силы монголов, спасли Новгород. Войска Батыя повернули, так и не дойдя до него.

Монголо-татары, решив, что их численное превосходство достаточно велико, разделили свое войско.

Одна часть его пошла на восток, разгромила город Стародуб и оттуда вышла на Волгу, к Городцу. Далее монголо- татары двинулись на север по льду Волги, разрушая приволжские города. Отдельные отряды дошли до Вологды.

Другая часть войска двинулась на северо-запад, через Переяславль-Залесский, Юрьев, Димитров, Волоколамский и Тверь к пограничному Торжку. Небольшой Торжок, в котором не было ни князя, ни княжеской дружины, две недели успешно отбивал приступы врага. Вооруженное посадское население задержало дальнейшее продвижение этого монгольского войска.

В движении татар был замечен определенный план. Захвачены и порабощены были в первую очередь те города, которые являлись центрами сопротивления и обещали также богатую добычу. Летописец с горечью пишет: «Не было места, ни волости, ни сел, где бы не воевали на Суздальской земле, и взяли городов 14, кроме сел и погостов, в один месяц февраль».

Надолго в памяти народа осталось и кровавое побоище на Сити 4 марта 1238 г. С ним связано много легенд и преданий. Много потерь было и с одной, и с другой стороны. Опять решающую роль сыграло численное превосходство врага, но войско все же было теперь сильно ослаблено. Это спасло Северо-Западную Русь от ужасов нашествия. Монгольские отряды оказались разбросанными от Торжка до Костромы - на большом пространстве Руси. Для татар наступило время тяжелого зимнего отступления. И опять разорению подверглась Северо-Восточная Русь - путь отхода захватчиков.

Так козельское вече выразило волю народа. Когда передовые монгольские отряды, не ожидавшие встретить здесь сопротивления, подошли к городским стенам, в них полетели стрелы и камни. Семь недель продолжалась осада.

Монголы разбили стены, но русские вышли в ответный бой и погибли все до единого, как пишет летописец, на телах мертвых врагов. Страшной была расправа. Батый приказал без пощады уничтожить всех женщин, стариков и детей, а Козельск назвать Злым городом и сровнять его с землей. Погиб и малолетний козельский князь Василий. Летопись так сообщает о его гибели: «Иные говорят, что в крови утонул, потому что был млад».

Битвой под Козельском закончился поход хана Батыя на Северо-Восточную Русь. Завоеватели отошли в половецкие степи, где рассчитывали дать отдых воинам.

Русь склонила голову перед страшным врагом и теперь уже хозяином, перестав быть свободной и богатой, смелой и сильной. Почти двести лет продлится это постыдное унижение, названное монгольским игом.

«О светло светлая и украсно украшенная земля Русская! И многими красотами удивлена еси: озерами многими, реками и кладязьми местностными, горами крутыми, холмами высокими, дубравами частыми, полями дивными, зверьми разноличными, садами обительными, домами церковными и князьями грозными, боярами честными, вельможами многими - всего еси исполнена земля Русская, о правоверная вера христианская».

Так говорили о своей земле крестьяне и горожане земли Русской, принявшие на себя самый первый, самый страшный удар завоевателей. А. С. Пушкин писал: «Русские необозримые равнины поглотили силу монголов и остановили нашествие на самом краю Европы; варвары не осмелились оставить у себя в тылу порабощенную Русь и возвратились в степи своего Востока. Образующееся просвещение было спасено истерзанной Россией».

Подлинным воителем за землю Русскую был народ - крестьяне и горожане, которые вынесли на своих плечах всю тяжесть неравной борьбы. Героическая оборона русских городов проводилась, как правило, силами местного городского и сельского населения. Так было при осаде столицы Северо-Восточной Руси - города Владимира, покинутого великим князем и его дружиной накануне осады. Так было при двухнедельной обороне Торжка, где в момент опасности не было ни князя, ни дружинников и оборону возглавили выборные посадские старосты «Иванко, посадник Новоторжский», Яким Влункович, Глеб Борисович, Михайло Моисеевич. Так было в героическом Козельске, вписавшем славную страницу в русскую военную историю. Семь недель держали горожане оборону - больше, чем любая княжеская столица. Храбро, до последнего воина защищались русские города. Не раз русские рати выходили встречать страшных степных завоевателей в «чистом поле». Велик был подвиг безвестных русских людей, не жалевших жизни в жестоких боях за родную землю.

4. Причина и следствие победы Батыя

Княжеские и церковные летописцы, довольно подробно рассказавшие о нашествии Батыя, почти ничего не говорили о роли народа в борьбе с завоевателями. Война представлялась в первую очередь как дело князей, «мучеников» и «страдальцев» за Русскую землю, а также духовенства. «Новгород же заступил Бог и святая соборная и апостольская церковь Софии, и святых правоверных архиепископов молитвы!» В действительности же, даже по приукрашенным летописным рассказам, роль князей и духовенства в обороне страны далека от восхищения. Прежде всего князья, занятые междоусобными распрями, не подготовились к обороне, не приняли мер по объединению военных сил России.

Даже после разгрома завоевателями Волжской Булгарии на Руси не делалось и попытки князей договориться о совместных действиях. Ни один из князей, в том числе великий Юрий Всеволодович, не пришли на помощь Рязани. В результате храбрые рязанские дружины погибли в неравном бою «у пределов рязанских», открыв путь Батыю во Владимиро-Суздальскую землю. В свою очередь, когда великий князь Юрий на реке Сити собирал войско и обращался к другим князьям с отчаянными мольбами о помощи, те не торопились с дружинами к своему «брату старейшему».

Усобицы не прекратились даже в самый разгар нашествия. В 1239 г. в летописи есть запись не только о битве в Переяславле и Чернигове, но и о том, что тогда же князь Ярослав Всеволодович «взял град Каменец и княгиню Михайлову (жену черниговского князя), со множеством пленных привел в свои волости». Не лучше вели себя и духовные феодалы - митрополиты и епископы. Они просто бросали паству в минуты опасности. Пример подал глава русской церкви грек Иосиф: он исчез накануне нашествия и больше на Руси не появлялся. Даже историк православной церкви Н. Ч. Голубинский, которого трудно заподозрить в недоброжелательном отношении к духовенству, вынужден был признать, что «летописи не дают нам права сказать, что епископы наши оказались на

 Заключение

Тяжело заплатил русский народ за спасение от ужасов монголо-татарского нашествия стран Центральной и Западной Европы.

«Татары, - писал А. Герцен, - пронеслись над Россией подобно туче саранчи, подобно урагану, сокрушающему все, что встречалось на его пути. Они разоряли города, жгли деревни, грабили друг друга и после всех этих ужасов исчезали за Каспийским морем, время от времени посылая оттуда свои свирепые отряды, чтобы напоминать покоренным народам о своем господстве... Люди бежали из деревень, никто из жителей не чувствовал себя в безопасности... Именно в это злосчастное время, длившееся около двух столетий, Россия и дала обогнать себя Европе».

Неисчислимые бедствия принесло русскому народу монголо-татарское завоевание. И дело было не только в страшных опустошениях, причиненных нашествием хана Батыя в 1237-1240 гг. За «Батыевым погромом» последовали многие другие вторжения, приносившие все новые и новые опустошения.

Список литературы

1. Библиотека мировой литературы для детей. Былины, русские народные сказки, древнерусские повести. М.: Детская литература, 1979.

2. Всемирная история в лицах. Раннее Средневековье. М.: Олма-пресс, 1999.

3. Н. М. Карамзин. История государства Российского. Т. 3-4 Тула: Приокское книжное издательство, 1990.

4. Каргалов В. В. Свержение монголо-татарского ига. М.: Просвещение, 1973.

5. Соловьев С. М. Чтение и рассказы по истории России. М.: Правда, 1989.

6. Хрестоматия по истории СССР с древнейших времен до конца XVIII века. Сост. П. П. Епифанов, О. П.

Епифанова. М.: Просвещение, 1989.



  © Реферат плюс


Поиск
Реклама

  © REFERATPLUS.RU  

Яндекс.Метрика