Календарь
Август
Пн   7 14 21 28
Вт 1 8 15 22 29
Ср 2 9 16 23 30
Чт 3 10 17 24 31
Пт 4 11 18 25  
Сб 5 12 19 26  
Вс 6 13 20 27  


Основные права и обязанности обвиняемого



Скачать: Основные права и обязанности обвиняемого

Правовое государство занимается охраной и обеспечением прав и законных интересов лиц, участвующих в уголовном процессе, и в частности, обвиняемых.

Борясь с преступностью, нельзя забывать о правах личности. Только   при соблюдении этого условия открывается возможность подвергнуть виновного справедливому, соответствующему тяжести преступления и его личности наказанию и оградить невиновного от неосновательного привлечения к уголовной ответственности и осуждения, ибо изобличить и наказать только виновного значит не допустить привлечения к ответственности и осуждения невиновного. Реальное обеспечение прав личности, в первую очередь обвиняемого, является критерием оценки демократизма, гуманизма уголовного процесса.

Основными гарантиями защиты прав и законных интересов личности в уголовном процессе являются:

право подозреваемого, обвиняемого иметь защитника;

судебный контроль за задержанием лица или избрание в качестве меры пресечения содержание под стражей;

равенство прав участников судебного разбирательства;

предоставление только суду права признать обвиняемого виновным;

возможность обжалования действий и решений должностных лиц и государственных органов в суд.

Важнейшими процессуальными гарантиями прав личности являются те средства, которые обеспечивают фактическую реализацию этих прав. Например, право обвиняемого иметь защитника гарантируется разъяснением ему этого права, предоставлением права избрать защитника, оказанием ему, в указанных законом случаях, бесплатно помощи защитника и др.

Платформу гарантий прав личности в сфере уголовного процесса составляют закрепленные и обеспечиваемые Конституцией права и свободы граждан    (гл. 2 Конституции РФ) и принципы правосудия. Эти основополагающие нормы, устанавливающие гарантии прав личности конкретизируются в уголовно-процессуальном законе применительно к стадиям процесса и правам, предоставленным участникам уголовного процесса.

В суде человек может защищать свои права как лично, так и с помощью защитника. Законом гарантированы права потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и иных субъектов процесса (свидетелей, экспертов, специалистов, понятых, переводчиков и др.).

В непосредственные обязанности государственных органов, ведущих процесс,входит обеспечение участникам процесса (обвиняемому, потерпевшему и др.) возможность реализовать свои права обусловлена тем, что фактическое использование прав участников процесса - одно из важнейших условий объективного, непредвзятого исследования дела, установления истины, защиты законных интересов личности в процессе. В этом смысле процессуальные права личности выступают в качестве особого вида процессуальных гарантий правосудия. Поэтому органы и лица, ведущие судопроизводство, обязаны соблюдать процессуальные права граждан. Они должны быть заинтересованы в том, чтобы участники процесса знали свои права и использовали их, так как только при этом условии может быть достигнуто объективное, всестороннее и полное исследование дела, исключен обвинительный уклон, вынесено законное и обоснованное судебное решение

В современных условиях развития и совершенствования правового государства свобода личности, ее права и гарантии возрастают, следовательно, это свойственно и уголовному судопроизводству.

Увеличение гарантий прав и законных интересов лиц, участвующих в уголовном процессе ссответствует как интересам личности, так и интересам общества в целом. Только при условий гарантированности прав и законных интересов лиц, участвующих в уголовном процессе и прежде всего обвиняемого, возможно выполнение задач уголовного судопроизводства.

Таким образом, вопрос о гарантиях прав обвиняемого имеет большое практическое и теоретическое значение.                   

Обеспечение прав обвиняемого при заключении под стражу

1. Конституцией Российской Федерации (ч. 1 ст. 22) установлено, что арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению. Вместе с тем в ч. 2 ст. 6 второго раздела Конституции под названием «Заключительные положения» оговаривается, что до приведения уголовно-процессуального законодательства в соответствие с положениями Конституции РФ сохраняется прежний порядок ареста, содержания под стражей и задержания. Пока уголовно-процессуальное законодательство в соответствие с положениями Конституции не приведено, заключение под стражу в стадии предварительного расследования применяется с санкции прокурора. Применение данной меры допускается лишь по делам о преступлениях, за которые законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет. Из этого следует, что если лишение свободы за данное преступление не предусмотрено вообще, а обвиняемый уклоняется от следствия и суда или препятствует установлению истины и т.д., он подлежит розыску и принудительному приводу на допросы, очную ставку или для участия в другом следственном действии, в судебном разбирательстве, к нему может быть применена мера пресечения, не связанная с заключением под стражу, но и только. До судебного приговора он заключен под стражу быть не может. Закон не позволяет лишать до суда свободы тех, кому даже в случае признания их виновным по суду не может быть назначено наказание в виде лишения свободы. Это означало бы, что в предварительном заключении может оказаться гражданин, который лишения свободы вообще не заслужил. Это же правило касается и тех, кто обвиняется в преступлении, за которое наказание в виде лишения свободы не превышает года.

Тем не менее в исключительных случаях заключение под стражу может быть применено и по делу о преступлении, за которое законом наказание в виде лишения свободы предусмотрено и на срок менее двух лет.

2. Для ареста некоторых категорий российских граждан в силу их особого служебного и общественного положения требуется соблюдение особых условий. Судья может быть заключен под стражу только с согласия квалификационной коллегии судей и только с санкции Генерального прокурора РФ или лица, исполняющего его обязанности, либо по решению суда. Член Совета Федерации и депутат Государственной Думы в течение всего срока полномочий может быть арестован только с согласия соответствующей палаты Федерального Собрания РФ. Судья Конституционного Суда может быть арестован только с согласия Конституционного Суда РФ. Ни при каких обстоятельствах не может быть арестовано лицо, обладающее дипломатической неприкосновенностью, если, конечно, государство, гражданином которого оно является, не лишило его этой неприкосновенности в установленном порядке.

3. При решении вопроса о санкции на арест прокурор обязан тщательно ознакомиться со всеми материалами, содержащими основания для заключения под стражу, и в необходимых случаях лично допросить подозреваемого или обвиняемого, а несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого   во всех случаях. Правом санкции на арест обладает не каждый прокурор, а лишь прокурор руководитель соответствующего звена российской прокуратуры, от Генерального прокурора РФ до районного прокурора, а также заместители некоторых из руководителей-прокуроров (ч. 4 ст. 96 УПК).

4. Лицо или орган, в производстве которых находится уголовное дело, обязаны незамедлительно известить одного из близких родственников подозреваемого или обвиняемого о месте или об изменении места содержания его под стражей. Орган дознания, следователь, прокурор и суд обязаны также:

а) при наличии у лица, заключенного под стражу, несовершеннолетних детей, остающихся без надзора,   передать их на попечение родственников либо других лиц или учреждений;

б) при наличии у лица, заключенного под стражу, имущества или жилища, остающегося без присмотра, принять меры к их охране.

5. Срок досудебного содержания под стражей обвиняемого по общему правилу не может продолжаться более двух месяцев. Он может быть продлен районным и приравненным к нему прокурором до трех месяцев. Дальнейшее продление срока допускается только ввиду особой сложности дела прокурором субъекта Российской Федерации и приравненными к ним прокурорами до шести месяца Продление срока досудебного содержания под стражей свыше шести месяцев допускается в исключительных случаях и только в отношении обвиняемых в тяжких и особо тяжких преступлениях заместителем Генерального прокурора РФ   до одного года, а Генеральным прокурором РФ до полутора лет. Дальнейшее продление срока не допускается, содержащийся под стражей обвиняемый подлежит немедленному освобождению. И только в случаях, когда обвиняемый или обвиняемые (по групповому делу), а также их защитники до истечения предельного срока содержания под стражей не успевают ознакомиться со всеми материалами уголовного дела, чтобы подготовиться к защите в суде, прокуратура вправе возбудить перед судом ходатайство о продлении и этого срока, а суд вправе удовлетворить это ходатайство и продлить срок предварительного заключения под стражей.

Основные черты процедуры такого продления детально описаны в законе и сводятся к следующему. Материалы оконченного расследованием уголовного дела должны быть предъявлены для ознакомления обвиняемому и его защитнику не позднее чем за месяц до истечения предельного, то есть полуторагодичного срока содержания под стражей. В случае, когда выяснится, что ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами дела до истечения этого срока невозможно, Генеральный прокурор РФ, прокурор субъекта Российской Федерации и приравненные к ним прокуроры вправе не позднее чем за пять суток до истечения предельного срока содержания под стражей возбудить перед судьей областного суда и приравненных к ним судов ходатайство о продлении этого срока. Судья в срок не позднее пяти суток со дня получения ходатайства выносит одно из следующих постановлений:

а) о продлении срока содержания под стражей до момента окончания ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами дела и направления прокурором дела в суд, но не более чем на шесть месяцев;

б) об отказе в удовлетворении ходатайства прокурора и об освобождении лица из-под стражи.

   В этом же порядке срок содержания под стражей может быть продлен в случае необходимости удовлетворения ходатайства обвиняемого или его защитника о дополнении предварительного следствия. Заявление такого ходатайства предусмотрено по результатам ознакомления с материалами уголовного дела и служит одним из наиболее надежных и эффективных средств зашиты от предъявленного обвинения. Отказ в удовлетворении подобного ходатайства, если оно обоснованно, рассматривается как существенное нарушение гарантий конституционного права граждан на защиту в уголовном процессе и может повлечь возвращение всего уголовного дела на дополнительное расследование. Поэтому продление срока содержания под стражей в подобных случаях   мера вынужденная, но вызванная все-таки огрехами предварительного следствия. Выглядит же оно (продление) так, как будто защищающаяся сторона «сама напросилась» на него.

Согласно ч. 7 ст. 97 УПК при возвращении судом на новое расследование дела, по которому срок содержания обвиняемого под стражей истек, а по обстоятельствам дела мера пресечения в виде содержания под стражей изменена быть не может, продление срока содержания под стражей производится прокурором, осуществляющим надзор за следствием, в пределах одного месяца с момента поступления к нему дела. Дальнейшее продление указанного срока производится с учетом времени пребывания обвиняемого под стражей до направления дела в суд в общем порядке и пределах, установленных ч. 1 и 2 ст. 97 УПК.

Этот месячный срок, который может предоставить для дополнительного расследования даже районный прокурор, независимо от того, сколько всего времени обвиняемый находится в заключении под стражей, у следователей заслужил название льготного. Но как только он истечет, вопрос о дальнейшем продлении решается уже с учетом всей предыстории применения меры пресечения.

6. Порядок и условия содержания заключенных под стражу обвиняемых и подозреваемых в совершении преступлений определяются Федеральным законом «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений»(7). Согласно этому Закону (ст. 7) местами содержания заключенных под стражу подозреваемых и обвиняемых являются:

следственные изоляторы уголовно-исполнительной системы

ГУИН Министерства Юстиции;

- следственные изоляторы органов федеральной службы безопасности;

- изоляторы временного содержания подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел;

изоляторы временного содержания подозреваемых и обвиняемых Пограничных войск РФ;

в особых, определяемых упомянутым законом случаях местами содержания заключенных под стражу в стадии предварительного расследования служат

Согласно ст. 96' УПК подозреваемые и обвиняемые, в отношении которых в качестве меры пресечения применено заключение под стражу, могут содержаться в изоляторах временного содержания не более трех суток. Подозреваемые и обвиняемые, содержащиеся в следственных изоляторах, могут переводиться в изоляторы временного содержания в случаях, когда это необходимо для выполнения следственных действий, судебного рассмотрения дел за пределами населенных пунктов, где находятся следственные изоляторы, из которых ежедневная доставка их невозможна, на время выполнения указанных действий и судебного процесса, но не более чем на десять суток в течение месяца.

Проверка судом законности и обоснованности ареста обвиняемого

1. Применение любой меры пресечения органом дознания или следователем может быть обжаловано обвиняемым, подозреваемым, его защитником и законным представителем по общему правилу   прокурору, осуществляющему надзор за расследованием данного уголовного дела. А если эту меру пресечения применил или, по крайней мере, предписал применить сам прокурор, то жалоба должна быть принесена вышестоящему прокурору. Судебные же решения о применении меры пресечения обжалуются в вышестоящий суд. Кроме того, заключение под стражу и продление срока содержания под стражей может быть обжаловано в суд. В этом случае жалоба рассматривается не «в тиши кабинета» (прокурорского), а в судебном заседании с участием жалобщика и его защитника, что, конечно же, повышает шансы на освобождение заключенного, если следователь поторопился с его арестом.

2. Основные черты процедуры такого обжалования и рассмотрения жалобы определены непосредственно законом (ст. 220 и 220 УПК). Этому относительно новому явлению (судебное обжалование ареста существует с 1992 г.) много внимания уделяет Верховный Суд РФ, издавший в 90-х гг. два руководящих разъяснения по данному поводу. Жалобы на применение органом дознания, следователем, прокурором заключения под стражу в качестве меры пресечения, а равно на продление срока содержания под стражей, приносятся в суд лицом, содержащимся под стражей, его защитником или законным представителем либо непосредственно, либо через лицо, производящее дознание, следователя или прокурора. Администрация места содержания лица под стражей по получении адресованной суду жалобы этого лица на арест или продление, срока содержания под стражей обязана немедленно и, во всяком; случае, не позднее двадцати четырех часов с момента ее получения направить жалобу в соответствующий суд с уведомлением о том прокурора.

Лицо, производящее дознание, следователь и прокурор обязаны в течение двадцати четырех часов направить в суд поступившую жалобу вместе с материалами, подтверждающими законность и обоснованность применения заключения под стражу в качестве меры пресечения или продления срока содержания под стражей, а при необходимости   и со своими объяснениями. В случае если жалоба была принесена через администрацию места содержания под стражей, прокурор обязан направить в суд указанные материалы и объяснения в течение двадцати четырех часов с момента получения от администрации места содержания лица под стражей уведомления о подаче этим лицом жалобы.

Принесение жалобы впредь до ее разрешения не приостанавливает действия постановления о применении заключения под стражу в качестве меры пресечения и не влечет освобождения лица из-под стражи, если это не найдет нужным сделать лицо, производящее дознание, следователь или прокурор.

Судебная проверка законности и обоснованности применения, заключения под стражу в качестве меры пресечения, а равно законности и обоснованности продления срока содержания под стражей производится судьей по месту содержания лица под стражей. При этом судья не входит в обсуждение вопроса о виновности содержащегося под стражей лица в инкриминируемом преступлении.

3. Судья проверяет законность и обоснованность ареста или продления срока содержания под стражей не позднее трех суток со дня получения материалов, подтверждающих законность и обоснованность заключения под стражу в качестве меры пресечения в закрытом заседании с участием прокурора, защитника, если он участвует в деле, а также самого лица, содержащегося под стражей, и его законного представителя.

Неявка без уважительных причин сторон, своевременно извещенных о дне рассмотрения жалобы, не является препятствием для судебной проверки. Судебная проверка законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей в отсутствие лица, содержащегося под стражей, допускается лишь в исключительных случаях, когда это лицо ходатайствует о рассмотрении жалобы в его отсутствие либо по собственной инициативе отказывается от участия в заседании.

В начале заседания судья объявляет, какая жалоба подлежит рассмотрению, представляется явившимся в заседание лицам, разъясняет им

права и обязанности. Затем заявитель, если он участвует в рассмотрении жалобы, обосновывает ее, после чего заслушиваются другие явившиеся в заседание лица.

В результате судебной проверки судья выносит одно из следующих постановлений:

а) об отмене меры пресечения в виде заключения под стражу и об освобождении лица из-под стражи;

б) об оставлении жалобы без удовлетворения.

В случае если на заседании не были представлены материалы, подтверждающие законность и обоснованность применения заключения под стражу в качестве меры пресечения или продления срока содержания под стражей, судья выносит постановление об отмене этой меры пресечения и об освобождении лица из-под стражи. Одновременно с вынесением постановления об отмене меры пресечения в виде заключения под стражу судья вправе избрать любую другую предусмотренную законом меру пресечения. Копия постановления судьи направляется прокурору и заявителю, а в случае принятия решения об освобождении лица из-под стражи также по месту содержания лица, заключенного под стражу, для немедленного исполнения. Если лицо, содержащееся под стражей, участвует в заседании, оно в указанном случае освобождается судьей из-под стражи немедленно в зале судебного заседания.

В случае оставления жалобы без удовлетворения повторное рассмотрение судьей жалобы того же лица по тому же делу в порядке, предусмотренном настоящей статьей, допускается, если заключение под стражу в качестве меры пресечения было вновь избрано после ее отмены или изменения лицом, производящим дознание, следователем или прокурором.

4. Повторное применение в отношении того же лица и по тому же делу заключения под стражу в качестве меры пресечения после отмены ее постановлением судьи возможно лишь при открытии новых обстоятельств, делающих эту меру необходимой. Иначе говоря, ни следователь, ни прокурор не могут снова взять под стражу обвиняемого и подозреваемого тут же, за дверью зала судебного заседания, где состоялось его освобождение. Для нового ареста требуется или новое обвинение, или новые веские фактические данные о том, что обвиняемый (подозреваемый), находясь на свободе, скроется (или уже скрылся) от следствия или суда, воспрепятствует (или уже препятствует) установлению истины и будет заниматься (либо уже занимается) преступной деятельностью. Повторный арест может быть обжалован в суд на общих основаниях. На сегодняшний день судебная защита является наиболее универсальным и эффективным способом защиты прав человека в любых сферах деятельности. Качество проверки судом обоснованности и законности заключения человека под стражу является более высоким по сравнению с аналогичной деятельностью прокурора или начальника следственного отдела.

Привлечение в качестве обвиняемого

   Собрав доказательства, свидетельствующие о совершении преступления определенным лицом, следователь привлекает это лицо в качестве обвиняемого (ст. 143 УПК) (1), о чем выносит постановление (ст. 144 УПК).

Значение этого решения следователя заключается в следующем: привлечение в качестве обвиняемого служит юридическим фактом, порождающим уголовно-процессуальные отношения между обвиняемым, следователем и прокурором. Обвиняемый ставится в известность о том, в чем его обвиняют, он становится активным участником процесса, реализующим предоставленное ему законом право на защиту. В свою очередь следователь и прокурор обязаны обеспечить обвиняемому возможность защищаться установленными законом способами, а также обеспечить охрану его личных и имущественных прав.

Привлечение в качестве обвиняемого определяет общее направление дальнейшего расследования, деятельность следователя по изобличению обвиняемого и в то же время по всестороннему, полному и объективному исследованию имеющих значение для дела обстоятельств.

Привлечение в качестве обвиняемого допускается не иначе как на основаниях и в порядке, установленном законом (ст. 4 УПК).

Привлечение в качестве обвиняемого вне этих условий есть незаконный акт, который грубо нарушает права и законные интересы личности и влечет за собой строгую ответственность должностных лиц, допустивших такое нарушение.  

Под основаниями привлечения в качестве обвиняемого понимается наличие достаточных доказательств, на основе которых делается вывод о необходимости предъявления лицу обвинения в совершении преступления. Какая для этого необходима совокупность доказательств и каким должно быть убеждение следователя, закон не разъясняет.

Поскольку предварительное следствие не завершено, собирание и исследование доказательств продолжаются, показания обвиняемого еще не получены и не проверены, вывод следователя о совершении обвиняемым определенного преступления не является окончательным. Отсюда не следует, что решение следователя о привлечении в качестве обвиняемого может базироваться на шатких, непроверенных доказательствах.      Преждевременное решение этого вопроса таит опасность привлечь в качестве обвиняемого невиновного человека и причинить ему серьезный ущерб. Но и выполнение указанного действия в конце предварительного следствия грубо нарушает право обвиняемого на защиту. Лицо, в отношении которого собрано достаточно доказательств для его обвинения, в течение всего расследования лишается возможности пользоваться не только правами обвиняемого, но и помощью защитника.

Привлечение в качестве обвиняемого влечет за собой серьезные последствия, и поэтому поставить лицо в положение обвиняемого следователь может и должен тогда, когда располагает вескими, проверенными доказательствами, которые свидетельствуют о совершении привлекаемым лицом конкретного преступления. Тот факт, что к моменту привлечения лица в качестве обвиняемого следователь не всегда располагает полным знанием обо всех обстоятельствах, подлежащих доказыванию, не исключает обоснованного вывода о совершении преступления и о лице, его совершившем, на основе собранных и проверенных к этому моменту версий и доказательств.

Решение следователя о привлечении лица в качестве обвиняемого облекается в форму мотивированного постановления, в котором указываются время и место его составления, кем оно составлено, фамилия, имя и отчество привлекаемого в качестве обвиняемого, преступление, в совершении которого обвиняется данное лицо, с указанием времени, места и других обстоятельств совершения преступления, поскольку они установлены материалами дела; уголовный закон, предусматривающий данное преступление (ст. 144 УПК). В тех случаях, когда обвиняемым совершено несколько преступлений, в постановлении отмечается, какие конкретно действия вменяются обвиняемому по каждой из статей уголовного закона.

Обвинение должно быть сформулировано так, чтобы оно было понятно обвиняемому. Таким образом, требование мотивированности относится к обоснованию установленными фактическим обстоятельством юридической квалификации преступления и вывода о лице, его совершившем. Следователь не обязан приводить в этом постановлении собранные им доказательства. Вопрос о ссылке на доказательства решает он сам в зависимости от конкретных обстоятельств дела.

Особый порядок привлечения в качестве обвиняемых установлен для депутатов Федерального собрания. О привлечении депутатов к уголовной ответственности Генеральным прокурором РФ должно быть направлено в соответствующую палату Федерального собрания представление. Представление должно быть рассмотрено в недельный срок, и о принятом решении в трехдневный срок извещен Генеральный прокурор РФ.

Судьи привлекаются в качестве обвиняемого не иначе как с согласия соответствующей квалификационной коллегии судей.

Предъявление обвинения должно последовать не позднее двух суток с момента вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого, а в случае привода   в день привода (ст. 148 УПК). Предъявление обвинения по истечении двух суток может иметь место лишь вследствие неизвестности места пребывания обвиняемого или неявки по вызову следователя. В случае неявки без уважительной причины обвиняемый может быть подвергнут приводу.

Предъявление обвинения состоит из трех взаимосвязанных действий:

удостоверения в личности обвиняемого;

объявления ему постановления о привлечении в качестве обвиняемого;

разъяснения сущности предъявленного обвинения и прав обвиняемого.

Выполнение указанных действий удостоверяется подписью обвиняемого и следователя на постановлении о привлечении в качестве обвиняемого с указанием времени предъявления обвинения.

В случае отказа обвиняемого от подписи следователь удостоверяет на постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, что текст постановления обвиняемому объявлен.

С момента предъявления обвинения обвиняемый приобретает реальную возможность реализовать предоставленные законом права.

Обвиняемый вправе: давать объяснения по предъявленному ему обвинению, заявлять различные ходатайства, представлять доказательства, участвовать в следственных действиях и знакомиться с протоколами следственных действий, производимых с его участием.

С момента предъявления обвинения у обвиняемого появляются и определенные обязанности: являться по вызову лиц, ведущих расследование, подчиняться избранной мере пресечения или иной мере процессуального принуждения, не отчуждать имущество, на которое наложен арест в обеспечение гражданского иска или возможной конфискации, исполнять решения следователя об освидетельствовании, отобрании образцов для сравнительного исследования и т. д.

Правовой статус обвиняемого

Обвиняемым признается лицо, в отношении которого установленном законом порядке вынесено постановление привлечении в качестве обвиняемого. Обвиняемый, дело в отношении которого принято к производству судом, именуется подсудимым. Обвиняемый, в отношении которого вынесен обвинительный приговор, именуется осужденным или оправданным, если приговор оправдательный (ст. 46 УПК).

Постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого выносят следователь или лицо, производящее дознание (а также вправе прокурор и начальник следственного отдела), в стадии предварительного расследования.

Привлечение лица в качестве обвиняемого в силу принципа Презумпции невиновности не предрешает окончательных выводов органов, ведущих предварительное расследование, и прокурора и тем более выводов суда о виновности привлеченного лица. После привлечения лица в качестве обвиняемого может быть установлена его невиновность, и дело в отношении этого лица должно быть прекращено, прокурор в суде может отказаться от обвинения, а суд вынести оправдательный приговор.

Акт привлечения в качестве обвиняемого вызывает лишь процессуальные последствия, а именно:

обвиняемый узнает, в чем он обвиняется и приобретает права, реализуя которые он защищает себя, свои законные интересы;

на обвиняемого возлагаются определенные обязанности;

органы и должностные лица, ведущие процесс, обязаны в ходе всего производства по делу разъяснять обвиняемому его права и обеспечивать их осуществление;

органы и лица, ведущие процесс, вправе применять по отношению к обвиняемому в строго определенном законом порядке принудительные процессуальные меры - меры пресечения, обыск, наложение ареста на имущество и др.

Основы процессуального статуса обвиняемого закреплены в Конституции РФ (ст. 21, 22, 26, 45-51, 123); они детализируются и развиваются в уголовно-процессуальном законе. Следует подчеркнуть, что закон не только подробно излагает содержание прав обвиняемого, но и предусматривает сложный и разветвленный механизм процессуальных средств их обеспечения (каждому праву обвиняемого корреспондирует обязанность следователя, суда; установление процессуальных санкций за нарушение и стеснение прав обвиняемого; институт обжалования и многое другое).

Обвиняемый имеет следующие права.

1. Право знать, в чем он обвиняется. Это право указано в начале перечня прав обвиняемого, поскольку оно является исходным, без него невозможно осуществлять само право на защиту Оно реализуется в стадии предварительного расследования путем вынесения следователем постановления о привлечении в качестве обвиняемого, в котором указывается, в совершении какого преступления обвиняется лицо, какая норма уголовного закон, предусматривает это преступление. Следователь обязан предъявить это постановление обвиняемому для ознакомления, разъяснить его сущность и одновременно - права обвиняемого (ст. 148 УПК). Обо всех случаях изменения обвинения в дальнейшем - и в ходе расследования и в суде   обвиняемый своевременно ставится в известность (ст. 154, 215, 237 УПК).

2. Право давать объяснения по предъявленному обвинению, давать показания, представлять доказательства. Следователь допрашивает обвиняемого немедленно после предъявления обвинения (ст. 150 УПК).

Дача показаний - право, а не обязанность обвиняемого Он не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников (ст. 51 Конституции РФ). Он не несет ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний.

Обвиняемый вправе знакомиться с протоколом допроса требовать соответствующих дополнений и поправок; он вправе   собственноручно изложить свои показания (ст. 150-152 УПК).

Право представлять доказательства реализуется путем передачи обвиняемым следователю или суду документов и предметов, имеющих значение для дела либо сообщения каких-то новых фактических данных или источников их получения  

3. Право заявлять ходатайства; Обвиняемый вправе заявлять самые разнообразные ходатайства   о прекращении дела, об изменении квалификации преступления, об отмене или изменении меры пресечения, об истребовании дополнительных доказательств, о производстве дополнительных следственных действий. Ходатайства могут быть заявлены в ходе предварительного расследования и в суде. Они подлежат удовлетворению, если обстоятельства, о которых в них указано, имеют значение для дела. Полный или частичный отказ в удовлетворении ходатайства может иметь место только по мотивированному постановлению следователя, судьи (определение суда). Об отказе обязательно сообщается обвиняемому; он вправе обжаловать принятое решение. Отказ не лишает обвиняемого права заявить такое же ходатайство в дальнейшем (ст. 131, 223. 276 УПК).

4. Право обжаловать в суд законность и обоснованность ареста или продления срока содержания под стражей, знакомиться с соответствующими материалами по данному вопросу, направляемыми в суд, и участвовать при рассмотрении этих жалоб судьей. Обвиняемый приносит жалобы через следователя или администрацию мест предварительного заключения, которые обязаны немедленно направить их в суд. Подробно порядок обжалования и рассмотрения таких жалоб регламентируется ст. 220 и 220' УПК

5. Право   лично и с помощью защитника - знакомиться: с протоколами следственных действий, проводимых с его участием;

с постановлением о назначении экспертизы и заключением эксперта (ст. 184, 185, 193 УПК), по окончании дознания и предварительного следствия со всеми материалами дела, а также вправе выписывать из него любые сведения и в любом объеме (ст. 201-204 УПК); после назначения судебного заседания со всеми материалами дела (ст. 236 УПК); в судебном заседании,   с документами и предметами, представляемыми сторонами, дополнительно истребованными судом, заключением эксперта

С отдельными материалами дела следователь может ознакомить обвиняемого   по его ходатайству или по своей инициативе и в ходе расследования.

6. Право иметь защитника с момента предъявления обвинения в стадии предварительного расследования. При протокольной при ознакомлении с материалами , направлении в суд участвует защитник. Если по делу предварительного расследования не проводилось (по делам частного обвинения, при протокольной форме досудебной подготовки материалов), защитник допускается к участию в процессе с момента принятия судом дела к своему производству. Закон устанавливает случаи, когда участие защитника в деле обязательно (ст. 49, 426 УПК), а также когда отказ обвиняемого от защитника не обязателен для следователя, прокурора и суда (ст. 50 УПК).

7. Право заявлять отводы широкому кругу должностных лиц, ведущих производство по делу, народным и присяжным заседателям, и другим субъектам процесса (например, эксперту, специалисту, переводчику). При наличии законных оснований данные лица устраняются от участия в деле (ст. 23, 59-67, 438, 439 УПК).

8. Право обжаловать действия и решения суда, судьи, прокурора, следователя и лица, производящего дознание. Жалобы на действия и решения лица, ведущего дознание, и следователя приносятся прокурору; на действия и решения прокурора вышестоящему прокурору или в суд. Они должны быть рассмотрены в течение трех суток. Соответствующий прокурор принимает меры по устранению допущенных нарушений либо   в случае неосновательности жалобы   отказывает в ее удовлетворении, мотивируя это в своем постановлении. В обоих случаях о решении прокурора сообщается заявителю (ст. 22, 218-220 УПК). На действия и решения суда могут быть поданы кассационная и частная жалобы (ст. 325, 331 УПК). Также можно в суде обжаловать действия следователя.  

9. Обвиняемый вправе возражать против прекращения дела по не реабилитирующим основаниям (ст. 6 УПК), за истечением срока давности или вследствие актов амнистии и помилования (ст. 5 УПК). В этих случаях производство по делу продолжается в обычном порядке.

10. Обвиняемый может участвовать в производстве ряда следственных действий (осмотре, следственном эксперименте), пользуясь при этом правами участника данного следственного действия   высказывать свои замечания, знакомиться с протоколом и др. Следователю предоставлено право привлекать обвиняемого к такому участию; проведение некоторых следственных действий предполагает обязательное участие в них обвиняемого.

11. Обвиняемый, не владеющий языком судопроизводства, наделен правами, позволяющими ему активно участвовать в процессе, отстаивать свои законные интересы: выступать, заявлять ходатайства на родном или известном ему языке, пользоваться услугами переводчика. Процессуальные документы, которые вручаются обвиняемому (копии приговора, обвинительного заключения и др.) должны быть выполнены на его родном или известном ему языке (ст. 17 УПК).

12. Обвиняемый имеет право на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом, право на рассмотрение его дела в случаях, предусмотренных законом, судом присяжных заседателей, с участием народных заседателей, коллегией из трех профессиональных судей или судьей единолично (ст. 47 Конституции РФ, ст. 15, 35, 201, 423 УПК, ст. 10 Закона о судоустройстве РФ).

13. Обвиняемому обеспечиваются все предусмотренные законом возможности активно участвовать в судебном разбирательстве в соответствии с принципом равенства сторон и состязательности процесса. Он вправе давать показания, заявлять ходатайства, представлять доказательства, участвовать в исследовании доказательств, излагать свое мнение по вопросам, возникающим в судебном заседании, выступать в судебных прениях (если в деле не участвует защитник), а также право на последнее слово. Обвиняемый вправе предлагать суду свои формулировки по вопросам, разрешаемым в вердикте и приговоре, подавать свои замечания

на протокол судебного заседания (ст. 245, 246, 263, 276, 279, 280, 288, 295, 298 УПК).

14. Право на защиту осуществляется и после вынесения приговора судом. «Каждый осужденный за преступление,   указывается в ст. 50 Конституции РФ, имеет право на пересмотр приговора вышестоящим судом в порядке, установленном федеральным законом, а также право просить о помиловании или смягчении наказания. Эти положения реализуются, в частности, путем принесения осужденным (оправданным) кассационной жалобы на приговор, не вступивший в законную силу, а по вступлении его в законную силу - путем обращения к компетентным должностным лицам с просьбой принести протест в порядке надзора (ст. 325, 331, 371, 376 УПК). Эффективная борьба с преступностью немыслима без усиления гарантий прав личности, вовлеченной в орбиту уголовного судопроизводства. Осуждение невиновного человека, помимо причинения ему незаслуженных физических и моральных страданий, ведет к тому, что действительный виновник остается безнаказанным и нередко продолжает свою преступную деятельность.

Обеспечение охраны общества от преступных посягательств, несомненно, согласуется с задачей охраны чести, свободы, неприкосновенности и иных законных личных интересов гражданина. Именно поэтому одним из важнейших конституционных принципов уголовного процесса является гарантированное право на защиту, позволяющее обвиняемому как самому лично, так и с помощью защитника доказывать свою невиновность либо приводить смягчающие вину обстоятельства. Но право обвиняемого на защиту служит не только охране его законных интересов, оно также позволяет успешно решать задачи правосудия в целом, в том числе и правильно проводить предварительное следствие.

Закон не только провозглашает право обвиняемого защищаться, но и требует от следователя, прокурора и суда обеспечения обвиняемому возможности воспользоваться своими правами, которые, в частности, должны быть ему четко разъяснены. Таким образом, речь идет не просто о провозглашении права на защиту, но и об обязательном обеспечении его, то есть создании условий для реального осуществления этого права. Разумеется, что не исключается возможность злоупотребления правонарушителем процессуальными гарантиями права на защиту, но отсутствие подобных гарантий создает возможность для злоупотреблений со стороны должностных лиц правоохранительных органов, а это по своим последствиям гораздо опаснее для общества.

Презумпция невиновности - одна из важнейших процессуальных гарантий прав обвиняемого

Осуществление правосудия определяется рядом презумпций (принципов) в интересах прав и свобод человека и гражданина. Наиболее важные из них: презумпция невиновности, освобождение обвиняемого от бремени доказывания своей вины, толкование сомнений в пользу подсудимого.

Одним из основных принципов правосудия является принцип презумпции невиновности, закрепленный в ст. 49 Конституции. “Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда”.

Прежде чем назначить наказание следует доказать, что преступление совершено именно этим лицом.

Изобличить преступника и доказать его вину призваны органы дознания и предварительного следствия. При доказывании вины лицо, производившее дознание, следователь, прокурор должны строго руководствоваться нормами Уголовно-процессуального кодекса. Нарушение требований УПК может привести к утрате доказательств, которые впоследствии невозможно будет восполнить. Доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы, не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания обстоятельств, подлежащих установлению по делу (п. 2, 3 ст. 69 УПК). При достаточности доказательств вины органы расследования выносят постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого.

Предъявляя лицу обвинение, органы расследования считают его виновным в совершении преступления, однако вину обвиняемого они должны доказать. Обвиняемый считается невиновным до тех пор, пока по делу не будет вынесен обвинительный приговор суда, вступивший в законную силу. Приговор суда вступает в законную силу по истечении срока его обжалования (опротестования), если он не был обжалован или опротестован.

В случае принесения кассационной жалобы (кассационного протеста) приговор, если он не отменен, вступает в законную силу по рассмотрении вышестоящим судом. Приговор, не подлежащий кассационному обжалованию, вступает в законную силу с момента его провозглашения.

Согласно ч. 2 ст. 49 Конституции запрещается возлагать на обвиняемого обязанность доказывать свою невиновность. Суд, прокурор, следователь и лицо, производящее дознание, не вправе перелагать обязанность доказывания на обвиняемого. Сам обвиняемый имеет право доказывать свою невиновность, однако это только его право, которое он может использовать для своей защиты, но не обязанность.

Обвиняемый может давать любые показания, полностью отказаться от дачи показаний, от ответов на отдельные вопросы. Однако ни отказ от показаний и ответов, ни дача противоречивых или ложных показаний не являются основанием для обвинительного приговора. Непредставление обвиняемым доказательств своей невиновности не может рассматриваться как доказательство его виновности.

Признание обвиняемым своей вины может быть положено в основу обвинения только тогда, когда оно подтверждено совокупностью доказательств. Обязанность доказывания вины обвиняемого возлагается на органы расследования и прокурора. Таким образом, не обвиняемый обязан доказать, что он невиновен, а органы уголовного преследования обязаны доказать его виновность.

Из презумпции невиновности вытекает и еще одно положение: всякое сомнение толкуется в пользу обвиняемого (ч. 3 ст. 49). Это означает, что если доказательства по делу спорны или противоречивы и возможно их различное толкование, то решение должно быть вынесено в пользу обвиняемого.

Правило о толковании всякого сомнения в пользу обвиняемого относится лишь к тем сомнениям, которые не могут быть устранены после самой тщательной проверки всех обстоятельств дела. Только неустранимые сомнения истолковываются в пользу обвиняемого. Обвинение должно быть основано на доказанных, а не предположительных фактах, и вывод о виновности лица в совершении преступления может быть сделан на основании объективно и точно установленных доказательств.

Содержащиеся под стражей обвиняемые и подозреваемые считаются невиновными, пока их виновность не будет доказана и установлена вступившим в законную силу приговором суда; они пользуются правами и свободами, а также несут обязанности, установленные для граждан Российской Федерации, с ограничениями, предусмотренными федеральным, прежде всего вышеназванным, законом. Эти ограничения не могут быть произвольными и должны вводиться лишь в той мере, в какой они обусловливаются требованиями изоляции от общества.

В статье 49 Конституции РФ закреплено одно из важнейших положений демократического правового государства, нашедшее свое отражение, и в ст. 11 Всеобщей декларации прав человека, и в ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, - презумпция невиновности.

Принцип презумпции невиновности определяет характер отношений между государством, его органами, должностными лицами и гражданами, с одной стороны, и лицом, против которого выдвинуты обвинения в преступлении, - с другой. Хотя этот принцип сформулирован как уголовно-процессуальный, его действие выходит за рамки собственно уголовного процесса и требует от всех - не только от органов, осуществляющих уголовное судопроизводство (следователя, прокурора, суда), но и от других лиц (в сфере трудовых, жилищных и пр. отношений) - относиться к человеку, чья вина в совершении преступления не доказана во вступившем в законную силу приговоре, как к невиновному.

Следует отметить, что статья 49 Конституции текстуально относит презумпцию невиновности только к обвиняемому, т.е. к лицу, в отношении которого вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемого (ч. 1 ст. 46 УПК), однако ее положения в равной мере относятся и к подозреваемому.

Обвиняемый (подозреваемый) может быть признан виновным лишь при условии, что его вина будет доказана в предусмотренном законом порядке (т.е. надлежащими субъектами - органом дознания, следователем, прокурором, потерпевшим; с помощью допустимых доказательств; при соблюдении установленных законом сроков и иных условий) и будет установлена в обвинительном приговоре суда. Вынесение в отношении лица оправдательного приговора независимо от оснований оправдания (за отсутствием события преступления, за отсутствием в деянии состава преступления, ввиду недоказанности участия подсудимого в совершении преступления) - исключает возможность постановления его невиновности под сомнение. Не позволяет говорить о виновности обвиняемого и вынесение в отношении его постановления (определения) о прекращении уголовного дела ввиду истечения сроков давности уголовного преследования, амнистии или помилования, смерти обвиняемого, изменения обстановки, применения мер, заменяющих уголовную ответственность, и по некоторым другим так называемым "нереабилитирующим" основаниям (п. 3, 4, 8 ст. 5; ст. 6-9 УПК РСФСР; прим. к ст. 174, 224, 218 УК и др.). Несмотря на то, что в перечисленных случаях в постановлении (определении) о прекращении уголовного дела не содержится вывод о невиновности обвиняемого, а даже наоборот, как бы предполагается его виновность, вынесение такого решения не должно порождать для лица никаких негативных правовых последствий, обусловливаемых фактом совершения преступления. Недопустимость признания лица виновным в совершении преступления постановлением о прекращении уголовного дела была подтверждена еще в 1990г. Заключением Комитета конституционного надзора СССР от 13 сентября 1990 г. "О несоответствии норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства, определяющих основания и порядок освобождения от уголовной ответственности с применением мер административного взыскания или общественного воздействия, Конституции СССР и международным актам о правах человека" (ВВС СССР, 1990, N 39, ст. 775).

Таким образом, после вступления обвинительного приговора в законную силу презумпция невиновности в отношении конкретного лица как бы прекращает свое действие. Однако это характерно лишь для отношений, складывающихся вне рамок уголовного судопроизводства. В уголовном же процессе при проверке законности и обоснованности вступивших в законную силу приговоров принцип презумпции невиновности не утрачивает своего значения в качестве правила, определяющего направление и порядок осуществления правосудия: и прокурор, и суд, оценивая обоснованность сделанных в приговоре выводов о виновности осужденного, должны исходить именно из этого принципа, а не из презумпции истинности приговора.

Из принципа презумпции невиновности вытекает ряд правовых последствий, получивших закрепление в других частях ст. 49 Конституции.

Одним из таких последствий является освобождение обвиняемого от обязанности доказывать свою невиновность (ч. 2 ст. 49). Бремя доказывания в уголовном судопроизводстве возлагается на прокурора, следователя, лицо, производящее дознание, а по делам частного обвинения - также на потерпевшего. Как указывается в ст. 20 УПК, суд, прокурор, следователь и лицо, производящее дознание, обязаны принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, выявить как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого, а также смягчающие и отягчающие его ответственность обстоятельства. Причем эти органы и лица не вправе перелагать обязанность доказывания невиновности на обвиняемого.

Ненадлежащее выполнение органами, осуществляющими уголовное судопроизводство, своей обязанности по доказыванию либо переложение ее на обвиняемого может приводить к прекращению уголовного дела, оправданию подсудимого, отмене постановленного обвинительного приговора, а также к мерам дисциплинарного и иного правового воздействия в отношении виновных.

Подтверждение этому можно найти и в судебной практике. Так Верховным судом   Башкирской республики 7 февраля 1998г. Цквитишвили Д.В. признан виновным в злостном хулиганстве и умышленном убийстве из хулиганских побуждений гр-на Герадзе.

Председатель Верховного Суда РФ в своем протесте поставил вопрос об отмене судебных решений, вынесенных по этому делу, и направлении его на новое расследование.

Рассмотрев материалы дела, Пленум Верховного Суда РФ согласился с протестом по следующим основаниям.

В соответствии со ст.14 Основ уголовного судопроизводства РФ суд, прокурор, следователь и лицо, производящее дознание, обязаны принять все предусмотреннные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела.

По данному же делу отдельные обстоятельства не исследованы с достаточной полнотой, в частности те, от которых зависит определение характера преступных действий Цкитишвили.

Как видно из приговора, вывод о виновности Цкитишвили в умышленном убийстве основан на оценке всего его поведения в отношении потерпевшего и главным образом того факта, что он, нападая на Герадзе, применил удар ребром ладони по горлу, который свидетельствует, по мнению суда, о наличии умысла на лишение жизни. С таким выводом можно было бы согласиться, если бы было установлено, что смерть наступила непосредственно вследствие указанного удара.

Между тем из описания происшедшего события усматривается, что еще до этого удара, во время борьбы с Цкитишвили, падая, Герадзе сильно ударился головой о землю. Согласно заключению судебно-медицинского эксперта у Герадзе было сотрясение мозга с последующим кровоизлиянием, что и явилось причиной смерти. Такое повреждение по мнению эксперта, могло возникнуть при падении Герадзе и ударе головой о твердый предмет.

Что касается повреждений, возникших в результате удара ребром ладони по горлу, то эксперт, ограничившись констатацией некоторого смещения хрящей гортани, не определил, к какой степени тяжести эти повреждения относятся и какое воздействие они могли оказать, т.е. могли ли они самостоятельно вызвать смерть потерпевшего или усугубить его тяжелое состояние, вызванное ударом головой о землю, и явиться тем самым причиной смерти.

Между тем от выяснения этого вопроса зависит квалификация действий Цкитишвили, поскольку его умысел, как можно заключить, был первоначально направлен просто на избиение Герадзе, и из тех обстоятельств, которые установлены судом, следует, что по отношению к тяжким последствиям, наступившим непосредственно от удара Герадзе головой о землю при падении, у Цкитишвили имеется лишь неосторожная вина.

Материалы дела не дают оснований и для категорического утверждения о направленности умысла Цкитишвили на убийство при нанесении им удара ребром ладони по горлу Герадзе. В деле нет данных, указывающих на то, что Цкитишвили обладал особыми навыками в нанесении таких ударов и что подобный удар заведомо должен был привести к смерти.

Эти обстоятельства, имеющие существенное значение, не были надлежаще исследованы, в связи с чем дело подлежит возвращению на новое расследование, при котором необходимо тщательно проверить их.

В зависимости от добытых данных и надлежит решить вопрос о квалификации действий Цкитишвили. На основании изложенного Пленум Верховного Суда РФ отменил приговор Верховного суда Башкирской респубоики от 7 февраля 1998г. и постановление президиума Верховного суда республики от 27 апреля 1998г. в отношении Цкитишвили, направив дело на новое расследование. (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 6.07.1971г.)

Также, согласно ст.20 УПК РФ, должны тщательно проверяться органами предварительного следствия и судом доводы обвиняемого об отсутствии умысла на хищение. На этом основании Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ от 19 мая 1997г. приговор народного суда и определение судебной коллегии Верховного суда республики Чувашия   в отношении Чернова отменила и дело направила на новое расследование.

В судебной практике по ст.20 УПК РСФСР есть дело Учанбриной осужденной по ч.2 ст.89 УК РСФСР приговором Егорьевского городского народного суда. В данном деле органы предварительного следствия и суды обязаны были выявить всех участников хищения и полностью вскрыть их преступную деятельность, на этом основании Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ определением от 20 апреля 1998г. приговор народного суда, определение судебной коллегии по уголовным делам и постановление президиума Московского областного суда отменила и дело возвратила на новое рассмотрение со стадии предварительного расследования.

То, что обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность означает, что 1) он не может быть понужден к даче показаний или к представлению имеющихся в его распоряжении других доказательств; 2) признание обвиняемым своей вины не является "царицей доказательств" и может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении признания совокупностью имеющихся доказательств по делу (ч. 2 ст. 77 УПК); 3) отказ от участия в доказывании не может влечь для обвиняемого негативных последствий ни в части признания его виновным, ни в части определения вида и меры его ответственности.

Из судебной практики следует, что самооговор при отсутствии в деле объективных доказательств, подтверждающих обвинение, не может быть положен в основу обвинительного приговора. Так по делу Лебедева В.В. и Бегларяна В.М. Пленум Верховного Суда РФ приговор областного суда г. Казани от 25 марта 1997г. и определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда республики Татарстан   от 8 июня 1997г., в части осуждения Лебедева по ст.106,п.п.3 и 8, УК РСФСР и Бегларяна по ст.106,п.п.3,6 и 8, того же УК, а также постановлениея президиума от 22 ноября 1976г. и пленума Верховного суда республики Татарстан от 16 декабря 1997г. в отношении Лебедева отменил и дело в этой части передал на новое расследование.

При новом расследовании было установлено, что убийство А. совершил Бегларян , в связи с чем дело в отношении Лебедева по данному эпизоду обвинения было прекращено.

Судебная практика показывает, что признание обвиняемым своей вины может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении признания совокупностью имеющихся доказательств по делу.

Так, Смидовичским районным судом Еврейской автономной области от 27 ноября 1998г. Бурдун осужден по ч. 2 ст.144 УК РСФСР. Он признан виновным в хищении личного имущества граждан, совершенном повторно. 9 июля 1978г. Бурдун похитил мотоцикл, принадлежащий Шалькину. 16 июля 1978г. он украл мотоцикл Зайцева.

Вечером 28 июля 1978г. Бурдун похитил мотоцикл, принадлежащий Ларину, а через три дня – мотоцикл Колодкина.

Судебная коллегия пол уголовным делам областного суда Еврейской автономной области приговор оставила без изменения.

Заместитель прокурора РФ в протесте поставил вопрос об исключении из приговора   обвинения Бурдуна в краже мотоцикла, принадлежащего Зайцеву.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 18 декабря 1979 г. протест удовлетворила, указав следующее.

Обвинение Бурдуна в краже мотоцикла, принадлежащего Зайцеву, суд обосновал признанием осужденным вины в совершении этого преступления и , кроме того, показаниями потерпевшего, ссылками на протоколы выемки вещественных доказательств и проверки показаний Бурдуна на месте происшествия.

Между тем приведенные в приговоре доказательства недостаточны для осуждения Бурдуна за кражу принадлежащего Зайцеву мотоцикла, поскольку не подтверждают его вины. Согласно ст.77 УПК РФ признание обвиняемым своей вины может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении признания совокупностью имеющихся доказательств по делу. В данном же случае признание Бурдуна не только не подтверждено другими доказательствами, но и опровергается ими. Он дал противоречивые показания по поводу кражи мотоцикла Зайцева.

Таким образом, у суда первой инстанции не было объективных доказательств вины Бурдуна в краже мотоцикла у Зайцева и осужден за это преступление он необоснованно. Не были учтены эти обстоятельства и кассационной инстанцией, оставившей приговор суда без изменения.

Освобождение обвиняемого от обязанности доказывать свою невиновность не лишает его права участвовать в доказывании по уголовному делу. При желании обвиняемый может давать показания по делу, представлять другие доказательства (документы, вещественные доказательства), ходатайствовать о принятии мер к установлению и получению дополнительных доказательств. При этом закон не предусматривает для обвиняемого, участвующего в представлении доказательств, ответственность за дачу заведомо ложного показания, если, конечно, такое показание не сопряжено с обвинением невиновного лица в совершении преступления. Обвиняемый вправе также участвовать в доказывании, давая оценку собранным доказательствам в своих ходатайствах и заявлениях, а также в выступлении в судебных прениях.

Положения ч. 2 ст. 49 распространяются не только на самого обвиняемого, но и на его законного представителя и защитника, однако лишь в той мере, в какой эти положения исключают возможность установления для обвиняемого каких-либо негативных последствий в связи с неэффективно осуществляемой его защитой. Вместе с тем, в отличие от обвиняемого, его защитник - адвокат согласно ч. 6 ст. 51 УПК - не вправе отказаться от принятой на себя защиты обвиняемого или подозреваемого.

Из презумпции невиновности вытекает также правило, что неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого (ч. 3 ст. 49).

Следовательно, неустранимыми сомнения признаются в тех случаях, когда собранные по делу доказательства не позволяют сделать однозначный вывод о виновности или невиновности обвиняемого, а предоставляемые законом средства и способы собирания доказательств исчерпаны. Когда же в процессе доказывания есть возможность устранить возникающие сомнения, их толкование в пользу того или иного решения недопустимо - такие сомнения должны устраняться.

Правило о толковании сомнений может касаться лишь фактической стороны уголовного дела: уголовно-релевантных признаков деяния (способ совершения, мотив, цель, размер ущерба и т.д. свойств личности обвиняемого; допустимости и достоверности отдельных доказательств, с помощью которых устанавливаются событие преступления и виновность конкретного лица в его совершении.

В вопросах квалификации преступления или назначения наказания сомнения устраняются не путем их толкования, а с помощью уяснения смысла закона или принятия волевого решения.

Решение, принятое в результате истолкования неустранимых сомнений в пользу обвиняемого, имеет такое же значение и порождает такие же юридические последствия, как если бы оно основывалось на однозначно доказанной невиновности обвиняемого. В первую очередь это касается основного решения по уголовному делу - приговора: независимо от того, установлено ли было в ходе судебного заседания алиби подсудимого или возникшие сомнения в доказанности обвинения были истолкованы в его пользу, по делу должен быть вынесен оправдательный приговор "ввиду недосказанности участия подсудимого в совершении преступления" (п. 3 ч. 3 ст. 309 УПК). Оправдание, как, впрочем, и прекращение дела по этому основанию, несмотря на несколько неудачную его формулу, ставящую под сомнение невиновность обвиняемого, означает полную его реабилитацию.

Из   Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. N 8 “О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" дается толкование принципа презумпции невиновности.

Так, пункт 15 гласит: “При рассмотрении уголовных дел должен соблюдаться закрепленный в ст. 49 Конституции Российской Федерации принцип презумпции невиновности, согласно которому каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. При этом с учетом положений данной конституционной нормы недопустимо возлагать на обвиняемого (подсудимого) доказывание своей невиновности.

Судам необходимо иметь в виду, что в соответствии с ч. 3 ст. 49 Конституции Российской Федерации неустранимые сомнения в виновности обвиняемого (подсудимого) должны толковаться в его пользу.

Из всего вышеизложенного можно сделать только один вывод, что презумпция невиновности – принцип, выражающий подлинный демократизм, гуманизм и законность в уголовном процессе.

Защита обвиняемого и проблемы ее осуществления

Придавая большое значение реальной защите обвиняемого в уголовном процессе и своевременному предоставлению обвиняемому квалифицированной юридической помощи, закон предусматривает участие защитника в деле, начиная со стадии предварительного расследования, точнее, с момента предъявления обвинения, а в случае задержания лица или применения к нему меры пресечения в виде заключения под стражу   до предъявления обвинения (ч. 1 ст. 47 УПК). С изменениями УПК адвокат участвует с момента допроса в качестве свидетеля.

По делам, по которым дознание или предварительное следствие не производилось, защитник допускается с момента принятия дела судом к своему производству. В качестве защитников допускаются: адвокат по предъявлению им ордера юридической консультации; представитель профессионального союза или другого общественного объединения, являющийся защитником, по предъявлению им соответствующего протокола, а также документа, удостоверяющего личность. Верховный Суд РФ особо отметил, что члены правового кооператива не являются представителями общественных организаций и не могут участвовать в качестве защитников на предварительном следствии. Законом предусмотрено, что в качестве защитников, по определению суда

или постановлению судьи, могут быть допущены близкие родственники и законные представители обвиняемого, а также другие лица. На судебной стадии защитник необходим в процессе как для государства, так и для обвиняемого.

Особый интерес представляет обоснование защиты, предложенное известным дореволюционным процессуалистом И. Я. Фойницким. Сам обвиняемый, застигнутый уголовным преследованием, нередко впадает в такое угнетенное состояние духа или до того теряет самообладание и волнуется, что не может дать себе надлежащего отчета в значении как самого обвинения, так и обстоятельств дела, почему помощь третьего лица, спокойно к делу относящегося, может явиться крайне необходимой и, во всяком случае, полезной в интересах выяснения истины.

2. Раз в процессе обвинительные функции успели уже выделиться в особо организованный институт прокуратуры, необходимо дать соответственную организацию и защите, иначе юридически образованный, опытный представитель государственного обвинения будет иметь против себя слабую, неопытную защиту.

Оказывая юридическую помощь обвиняемому в выявлении оправдывающих его обстоятельств, защитник обязан использовать все указанные в законе средства и способы защиты, опираясь на принципы профессиональной защиты по уголовным делам. Правовым и нравственным основанием защиты, ее основным стержнем является принцип защиты с позиции презумпции невиновности. Если подсудимый не признает себя виновным, защитник не вправе избрать противоположную позицию, исходя из его виновности.   Не в том миссия адвоката, чтобы спешить согласиться с обвинением, прежде чем оно будет доказано.

Не случайно в законе прямо указано, что адвокат не вправе отказаться от защиты. Вину лица устанавливает суд, а канцелярия адвоката - не место для установления вины. Если все адвокаты откажутся защищать обвиняемого, в виновности которого они убеждены, то лицо будет осуждено до рассмотрения дела судом. Мать признает себя виновной в преступлении, чтобы спасти действительно виновную дочь, жена пытается защитить преступника-мужа, поэтому защитник, приняв на себя бремя защиты, должен использовать все имеющиеся средства, не противоречащие закону, для оправдания или облегчения участи подзащитного и ни в коем случае не присваивать функцию судьи и вне суда осуждать подзащитного.

Профессиональный защитник, использующий в своем арсенале все не противоречащие закону средства, обладая разумной волей и желанием бороться за подзащитного, не допустит осуждения невиновного, а тем более не займет нейтральной позиции или стороны обвинения.

Защитник поддерживает и отстаивает права и законные интересы обвиняемого. И если права обвиняемого определены в законе, то с интересами лица все обстоит сложнее. Все ли интересы обвиняемого должен защищать адвокат?   М. П. Некрасова утверждает: "Нет сомнений, что защите со стороны профессионального адвоката-защитника подлежат только законные интересы обвиняемого". С этим можно было бы согласиться при условии, если бы закон определял перечень этих интересов.

Т. П. Николова пишет: "Законный интерес обвиняемого - это не только интерес, который отвечает требованиям закона, но который согласуется с нравственными нормами.

(Если интерес подсудимого не отвечает требованиям общественной нравственности, то он не может найти поддержку, не может признаваться законным".

Следует заметить, что соотношение между законом и моралью намного сложнее, чем пытается представить в своем определении автор. Т. П. Николова рассматривает нравственность в единстве и взаимодействии с законом, но соотношение закона и нравственности предполагает также различия и противоречия между ними. Различия находятся:

- в способах их установления и формирования (законы создаются либо санкционируются государством);

- в методах их обеспечения (законы обеспечиваются и охраняются государством);

- в форме их выражения и фиксации (нравственные нормы - неписаные заповеди, тогда как законы группируются по отраслям и институтам);

- в характере и порядке ответственности (противоправные действия влекут юридическую ответственность, а нарушитель нравственности подвергается моральному осуждению);

- в сферах действия (моральное пространство гораздо шире правового);

в том, что у нравственности и закона различные исторические судьбы (мораль старше по возрасту).

Исходя из того, что закон и нравственность по-разному оценивают одни и те же факты, в оценке законности интересов обвиняемого следует

ориентироваться в требованиях закона, который, как мы убедились, нельзя отождествлять с нравственностью.

Следует согласиться с позицией Ю. И. Стецовского, где он пишет, что стремление обвиняемого защищаться от обвинения (его материальный интерес) всегда законно; незаконными могут быть те или иные средства защиты. Не подлежат защите интересы обвиняемого, если они противоречат действующему законодательству (нельзя оправдывать факт совершения преступления, уклонение от явки к следователю или в суд, нарушения избранной меры пресечения, ложный донос в совершении преступления, понуждение свидетеля или потерпевшего к даче ложных показаний).

Итак, наша позиция определена: не подлежат защите интересы обвиняемого, которые противоречат закону, и, напротив, защитник должен защищать все интересы подзащитного, не противоречащие закону. И в подтверждение этому приведем цитату известного процессуалиста П. И. Сергеича: "Лучшая защита - это защита законом. Ее преимущество заключается в том, что, если защитник нашел юридически верное положение, оно обязательно для судей".

Чтобы показать процессуальную функцию защиты, необходимо рассмотреть уголовно-процессуальную деятельность защитника в объеме предоставленных ему законом прав. Предоставление защитнику права иметь с обвиняемым свидание наедине обеспечивает возможность своевременного согласования с подзащитным не только общей позиции, но и тактики, избираемой для ее реализации на разных этапах судопроизводства.

Гарантией этому является установление возможности таких свиданий без ограничения их количества и продолжительности. Хотя порядок, согласно которому адвокат для получения свидания с подзащитным, содержащимся под стражей до суда, должен получить разрешение судьи, давно отменен, в некоторых следственных изоляторах до сих пор требуют такие разрешения. Не вызывает сомнения, что адвокат может встречаться и беседовать с подсудимым без каких-либо ограничений как до суда, так и в процессе судебного разбирательства. Вместо разрешительного порядка использования своих прав адвокат должен наконец обрести полную самостоятельность и независимость. Реализация его прав не может находиться в зависимости от усмотрения любых лиц, будь то следователь или судья.

Важным правом защитника является ознакомление с материалами дела, без чего защитник не в состоянии помочь обвиняемому в деле защиты от обвинения. "Незнание адвокатом всех материалов дела дает обвиняемому повод для отказа от защитника, а вышестоящему суду - для отмены обвинительного приговора". Но если прежде адвокат по некоторых категориям дел имел право знакомиться со всеми материалами дела с момента предъявления обвинения, то сейчас ему такое право предоставлено по окончании предварительного расследования. Конечно, не может быть эффективной защита лица при предъявлении обвинения, если адвокат не знает материалов дела. В данном случае участие защитника при предъявлении обвинения становится формальным, поскольку незнание доказательств по делу лишает возможности адвоката заявлять ходатайства и равноценно представлять сторону защиты. Чтобы защита на следствии была результативной, надо разрешить адвокату знакомиться с материалами с момента предъявления обвинения. Защитник знакомится со всеми материалами дела и с обвинительным заключением совместно с обвиняемым, что необходимо для обсуждения вопроса о заявлении ходатайств и согласовании позиций в связи со ставшими известными материалами дела.      Тщательное изучение материалов дела поможет избежать ошибок, которые в дальнейшем могут обнаружиться только в суде первой или кассационной инстанции. Конечно же, необходимым для ознакомления процессуальным документом, завершающим предварительное расследование, является обвинительное заключение, но, к большому нашему сожалению, о его содержании защитник и обвиняемый узнают только после назначения судебного разбирательства, что не способствует эффективной защите от предъявленного обвинения.

Протокол об ознакомлении с материалами оконченного предварительного следствия защитник и обвиняемый подписывают в одно время и совместно, хотя ознакомление с материалами дела может происходить раздельно. Следователь не должен настаивать на подписании протокола, если защитник не закончил изучение дела и не обсудил с обвиняемым вопрос о заявлении ходатайств о дополнении предварительного следствия. Раздельное подписание протокола порождает различные недоразумения и сомнения в том, была ли обвиняемому предоставлена юридическая помощь защитником и, следовательно, было ли обеспечено право обвиняемого на защиту .

Заявление ходатайств как средство защиты обвиняемого является реакцией на нарушение своих прав или выражением своего несогласия по отдельным вопросам. Ходатайства защитника разрешает сторона обвинения - следователь, который не всегда считается с его мнением, отказывая адвокату в ходатайстве.

На следствии адвокат поставлен в приниженное положение, поскольку предоставляемые ему права (кроме права направлять запросы) он может реализовать только через следователя. Закон не определяет, в какой срок следователь должен разрешить ходатайство, в результате чего он может откладывать ответ защитнику до конца расследования по делу. По нашему мнению, в случае заявления ходатайств обвиняемым и его защитником следователь в трехдневный срок должен принять по нему решение и известить об этом заявителя. Ходатайства могут заявляться устно и письменно, аргументировано и без мотивации, а также в любой момент производства предварительного следствия по делу. Заявление ходатайств и участие в процессуальных действиях - средства, с помощью которых защитник представляет доказательства по уголовному делу. Право защитника представлять доказательства определяет ст. 70 УПК. Защитник является субъектом доказывания. Но его деятельность не включает (в отличие от следователя или прокурора) собирание доказательств. Он вправе представлять доказательства, полученные от своего подзащитного или истребованные через юридическую консультацию (справки, характеристики и отзывы, необходимые для осуществления защиты). Защитник имеет право участвовать в следственных действиях, производимых с участием обвиняемого. Возможность его влияния на ход следственного действия обеспечивается предоставлением защитнику права задавать вопросы допрашиваемым лицам, которые следователь может и отвести, но обязан отведенные вопросы занести в протокол. О предстоящих следственных действиях защитник должен быть заранее извещен(20). Защитник может принимать участие в допросе, очной ставке, осмотре, освидетельствовании, обыске, выемке, предъявлении для опознания, следственном эксперименте, проверке показаний на месте и назначении экспертизы. Участие в производстве следственных действий   право, а не обязанность защитника (кроме случаев, когда это является обязательным, ( ст. 49 УПК), поэтому он должен определить пределы необходимости и целесообразности участия в следственных действиях. Чаще всего защитники предупреждают подзащитных, чтобы они не принимали участия в следственных действиях без участия защитника или хотя бы не обговорив с защитником смысл его проведения. В ряде случаев присутствие адвоката в проведении следственного действия является нецелесообразным по следующим причинам:

его участие будет презюмировать объективность полученной в результате действия информации (например, в суде прокуроры часто заявляют: "Вы же давали показания в присутствии адвоката!");

оно может затруднить подзащитному возможность в дальнейшем, если он того пожелает, изменить позицию, которую он предлагает занять при производстве данного действия;

оно затруднит возможность для защитника в дальнейшем критически оценивать результаты следственного действия и поставить под сомнение их доказательственное значение в случае нарушений закона и ошибок следователя, поскольку при участии в следственном действии защитник не имеет права оставлять их без своего реагирования.

Хотя есть суждение, что если при допросе обвиняемого, проводимого с участием защитника, следователь использует недопустимые приемы, то адвокат, чтобы не породить конфликтную ситуацию, не должен срывать намеченную следователем тактику допроса. Но за защитником остается право принести прокурору жалобу по поводу использования следователем сомнительных с правовой и моральной точек зрения приемов допроса. По нашему мнению, защитник обязан сразу же заявить следователю о недопустимости недозволенных приемов при допросе и в дальнейшем, в случае продолжения нарушений при производстве следственного действия, предложить обвиняемому отказаться отвечать на вопросы, а при необходимости дальнейшего продолжения допроса осуществлять его лишь в присутствии надзирающего прокурора.

В соответствии с законом защитник является самостоятельной процессуальной фигурой в уголовном процессе, реализующей свои права для оказания юридической помощи подзащитному. Адвокат вступает в процесс в качестве защитника по просьбе или с согласия обвиняемого, который может в любой момент устранить защитника от участия в уголовном деле. Адвокат согласовывает свои действия по защите с обвиняемым, но по отдельным вопросам его мнение может расходиться с позицией подзащитного, что не должно причинять вред обвиняемому. Во взаимоотношениях защитника с обвиняемым реально проявляется довольно обширная сфера его процессуальной самостоятельности.    Например, когда обвиняемый признает свою вину, хотя она и не подтверждена совокупностью других доказательств, а защитник, учитывая эту особенность, обосновывает невиновность подзащитного, поскольку "наличие существенных противоречий, не получивших объяснения, означает недостаточность доказательств для вывода о виновности". Адвокат может расходиться во мнениях с подзащитным в вопросе о выборе квалификации содеянного, когда можно обосновать применение закона о менее тяжком преступлении. Защитник может не согласиться с обвиняемым по вопросам отвода или ходатайства, считая, что это может ухудшить положение подзащитного. В этом случае защитник старается убедить обвиняемого в нецелесообразности данного решения, и если между ними консенсус не найден, то защитник, оставаясь при своем мнении, не ставит в известность о своих возражениях следователя или суд. Также нельзя не считаться защитнику с мнением обвиняемого, не желающего, чтобы были проверены определенные обстоятельства, относящиеся к его личности, и возражающего против доследования или обжалования. Защитник не может отозвать свою жалобу без согласия обвиняемого. Защитник должен поддержать решения обвиняемого по ходатайству или обжалованию даже при отсутствии для этого оснований. Принятие решения, противоречащего интересам обвиняемого, может расцениваться как отказ от защиты. И если обвиняемый говорит о своей невиновности, то защитник своими действиями не должен показывать обратное. Выявление лишь обстоятельств, смягчающих ответственность обвиняемого, который показывает о своей невиновности, означает, что адвокат оспаривает оправдательное доказательство, а это - отказ от защиты, переход на сторону обвинения, а не защита. Отказ от защиты может проявляться также в других формах.

Например, К. виновным себя не признавал. Принявший на себя защиту адвокат просил в судебном заседании об освобождении от участия в деле, поскольку его позиция расходится с позицией подзащитного. В связи с нарушением права на защиту Верховный Суд РФ приговор отменил.   

Оставаясь в уголовном процессе и не разделяя позиции обвиняемого о его невиновности, защитник тем самым переходит на сторону обвинения, что является отказом от его защиты. Отсутствует функция защиты и если защитник рекомендует обвиняемому признаться в совершенном преступлении, обосновывая это тем, что признание послужит смягчающим вину обстоятельством.

В связи с этим невозможно согласиться с мнением Л. Д. Кокорева по поводу того, что "оспаривание адвокатом вины подзащитного, когда она доказана материалами дела, пойдет не на пользу, а во вред интересам обвиняемого". Закон не ограничивает числа защитников обвиняемых, которые могут защищать на дознании, предварительном следствии или в суде подзащитного, но защитник не может защищать двух обвиняемых, если интересы одного из них противоречат интересам другого. В данном случае это расценивается как нарушение права обвиняемого на защиту.

Например, органами предварительного следствия З., Р. и К. обвинялись в покушении на изнасилование О., а З. и Р., помимо того, и в ее умышленном убийстве при отягчающих обстоятельствах. Кроме того, К. и Р. обвинялись в умышленном причинении А. менее тяжких телесных повреждений, а К. - также в покушении на изнасилование несовершеннолетней Ч., недонесении об убийстве О. Определением Свердловского областного суда дело в отношении них направлено для производства дополнительного расследования. При этом суд указал, что органами предварительного следствия нарушено право З. на защиту. Нарушение выразилось в том, что на предварительном следствии адвокат Т. осуществляла защиту Р. и З., несмотря на противоречия их интересов.      Закон гарантирует защиту прав и законных интересов обвиняемого в процессе независимо от того, кем они нарушены, стороной обвинения или защиты. Слова обвинения, произнесенные адвокатом, впечатляют гораздо сильнее, чем утверждения прокурора. Такие высказывания адвоката могут быть результатом его неумения или нежелания найти в деле доказательства и доводы, подтверждающие объяснения подзащитного о своей невиновности.

Поэтому для правосудия опасно не опровержение адвокатом обвинения, а опровержение им утверждений подзащитного, который виновным себя не считает.

Хочется обратить внимание на реальное отсутствие возможности обеспечить полноценную защиту прав обвиняемого в суде во время слушания дела по причине раздельного нахождения адвоката и подсудимого.

Подзащитный находится в специально отведенном для него месте, охраняемом вооруженными милиционерами. В судах без участия присяжных заседателей (да и там иногда) подсудимый находится за решеткой, что создает видимость признания лица виновным. При необходимости консультации адвоката с подзащитным, которая может возникнуть в любой момент, защитник должен спросить разрешения у судьи и только после того, как судья даст разрешение, охрана допустит его к подсудимому. Необходимо не только провозгласить, но и обеспечить единство защитника и подсудимого, посадив их в суде рядом друг с другом, это позволит адвокату консультировать обвиняемого в любой момент слушания дела. Даже если нет необходимости в проведении консультации, все видят, что подсудимый сидит вместе с адвокатом, а значит, он находится лишь под подозрением и его виновность следует еще доказать. Также в суде подсудимый и его защитник рассматриваются как самостоятельные участники процесса, поскольку при необходимости получения какой-нибудь информации от стороны вопросы им задаются раздельно, а при отсутствии единства в их мнении предпочтение отдается обвиняемому. Это может привести к понижению авторитета защитника и представить обвиняемого не в лучшем положении.

Адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты обвиняемого, даже если очевидно, что преступление совершено подзащитным, поскольку в таком состоянии обвиняемый еще больше нуждается в квалифицированной защите. "Защита - это общественное служение. Она возможна по любому делу о самом тяжком преступлении, ибо нет такого падшего и преступного человека, в котором безвозвратно был бы затемнен человеческий образ и по отношению к которому не было бы места слову снисхождения. Защитник - друг, он советник человека, который, по его искреннему убеждению, невиновен вовсе или вовсе не так и не в том виновен, как и в чем его обвиняют". Следует обратить внимание на такое положение в суде, когда невозможно обеспечить состязательную форму правосудия, где адвокат должен обладать аналогичными правами с прокурором, поскольку последний обязан оставить вне суда свои привилегии и властные полномочия. На деле же факт ношения прокурорами специальной формы даже в суде присяжных может рассматриваться как неравенство в положении обвинения и защиты. Защитник несет персональную ответственность перед подзащитным, вверившим ему свою судьбу, а зачастую и жизнь, поэтому правовым и нравственным началом защиты должен быть принцип презумпции невиновности.

Заключение

Процессуальные гарантии - это установленные процессуальным законом средства, которые обеспечивают правильное осуществление по каждому уголовному делу задач правосудия и по своим целям и существу являются демократическими.

Особый вид процессуальных гарантий правосудия - процессуальные гарантии прав и законных интересов лиц, участвующих в процессе, то есть, устаовленные законом средства, которыми охраняются и обеспечиваются права и законные интересы лиц, участвующих в процессе.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство России предусматривает систему процессуальных гарантий обеспечения прав обвиняемого в стадии досудебного расследования.

1. Уголовно-процессуальный закон установил гарантии надлежащего исполнения дознавателем и прокурором обязанностей по обеспечению прав и законных интересов обвиняемого.

2. Презумпцией невиновности обеспечиваются права лица, привлечённого к уголовной ответственности, и объективное расследование обстоятельств дела.

3. Право обвиняемого знать, в чём он обвиняется обеспечивается соблюдением прокурором ряда процессуальных гарантий, из которых одни относятся ко времени сообщения обвиняемому сведений о предмете обвинения, другие - к объёму этих сведений, то есть реально это право обеспечивается принципами полноты и индивидуализации обвинения, требованием своевременного предъявления обвинения и разъяснения обвиняемому его сущности в ясных и понятных ему выражениях.

4. Право обвинямого давать показания по предъявленному обвинению гарантируется обязанностью прокурора допросить обвиняемого, а также теми требованиями закона, которые предъявляются к данному процессуальному действию.

5. Система гарантий обвиняемого при применении к нему мер пресечения обеспечивает принцип неприкосновенности личности.

6. Обективное и беспристрастное производство по уголовному делу является условием осуществеления процессуалных прав обвиняемого и одной из гарантий установления истины.

7. Право обвиняемого иметь защитника гарантируется установленным в процесуальном законодательстве порядком приглашения, назначения и замены защитника, свободой выбора обвиняемым защитника.

8. В целях обеспечения личных и имущественных интересов обвиняемого, к которому в качестве меры пресечения применено заключение под стражу, законодатель установил ряд дополнтельных гарантий.

9. С учётом совокупности возрастных особенностей подростков и задач правосудия законодатель установил дополнтельные гарантии для несовершеннолетних обвиняемых, направленные на защиту их прав и законных интересов.

Возрастание гарантий прав и законных интересов лиц, участвующих в уголовном процессе ссответствует как интересам личности, так и интересам общества в целом. Только при условий гарантированности прав и законных интересов лиц, участвующих в уголовном процессе и прежде всего обвиняемого, возможно выполнение задач уголовного судопроизводства.



  © Реферат плюс


Поиск

  © REFERATPLUS.RU  

Яндекс.Метрика