Календарь
Июль
Пн   3 10 17 24 31
Вт   4 11 18 25  
Ср   5 12 19 26  
Чт   6 13 20 27  
Пт   7 14 21 28  
Сб 1 8 15 22 29  
Вс 2 9 16 23 30  


Присоединение Сибири: первые шаги



Скачать: Присоединение Сибири: первые шаги

План реферата

Введение

1. Владения Строгановых и Кучумово царство

2. Экспедиция Ермака

3. Россия и Сибирь

Заключение

Список используемой литературы

Введение

Русскому народу издавна выпала судьба первопроходца, открывающего и обживающего новые земли. Нелишне вспомнить, что еще девять-десять столетий назад теперешний центр нашей страны был редконаселенной окраиной Древнерусского государства, что лишь в XVI в. русские люди стали расселяться по территории нынешнего Центрально-Черноземного района, Среднего и Нижнего Поволжья.

Больше  четырех столетий назад началось освоение Сибири, открывшее в истории колонизации Руси одну из ее самых интересных и захватывающих страниц. Присоединение и освоение Сибири — это, пожалуй, самый значимый сюжет в истории русской колонизации.

А что вообще означает название "Сибирь"? На этот счет существует много различных суждений. Наиболее обоснованными на сегодняшний день являются две гипотезы. Некоторые исследователи считают, что слово "Сибирь" произошло от монгольского "Шибир", что дословно можно перевести как "лесная чаща"; другие ученые утверждают, что слово "Сибирь" произошло от самоназвания одной из этнических групп, так называемых "сабиров". Оба эти варианта имеют право на существование, но который из них действительно имеет место, остается только догадываться.

Вспоминая слова Ломоносова: "Российское могущество прирастать будет Сибирью...", невольно задумываешься: как бы сложилась судьба России, если бы в ее состав не вошла Сибирь — эта огромная территория, богатая природными ресурсами, обеспечивающими практически всю страну?

Перевернем страницы истории немного назад... Занимая место на краю Европы, Русь очень часто подвергалась нападениям кочевых орд с востока. Пока древнерусское государство сохраняло единство, оно успешно противостояло натиску кочевников. Однако раздробленность и внутренние междоусобицы подорвали могущество Руси, и монголо-татарские завоеватели на два с лишним в. поработили страну. Но как только Русь вновь приобрела единство и покончила с внутренними усобицами и войнами, она тут же освободилась от угнетающего ига. И одну из главных ролей в этом событии играет тот самый казачий атаман, имя которого Ермак.

Бесспорно, наши ассоциации о начале русской Сибири связаны с именем Ермака Тимофеевича. Четыре столетия назад его дружина перешла "Каменный пояс" Урала и разгромила агрессивное Сибирское ханство — одно из последних укреплений Золотой Орды. Произошло событие огромной исторической важности: последний монгольский царь Кучум был разбит, и этим была заложена основа Азиатской России. Поход Ермака в пределы Сибирского ханства положил начало освоению Сибири русскими. За Урал двинулись казаки. Подвиг Ермака и его дружины навсегда был вписан в сибирские летописи.

Однако Ермак был не первым русским, вступившим на сибирскую землю. Начиная с XI в. новгородцы налаживали торговые связи с уральскими племенами. Заметную роль в продвижении русских далеко за "Камень" (Урал) и в присоединении Западной Сибири сыграли купцы Строгановы.

1. Владения Строгановых и Кучумово царство

Один из Строгановых, Аника, в XVI в. стал богатейшим человеком Соли Вычегодской, в стране коми-зырян, которые издавна поддерживали отношения с "закаменными" народами — с манси (вогуличи), хантами (остяки) и ненцами (самоядь). Аника скупал также пушнину (скору, или мягкую рухлядь) и сильно интересовался местами за Каменным Поясом, богатыми пушным зверем. Он подкупал некоторых инородцев и посылал с ними за "Камень" разведчиков, а затем приказчиков с ходовым товаром. Они доходили до нижней Оби, где выгодно обменивали товары на пушнину. Наживая большие капиталы на соляных промыслах и "закаменной" торговле, Аника начал расширять свои владения на восток. Во многом благодаря ему уже в середине XVI в. Москва знала о Сибири многое.

В царском титуле 1554—1556 г. Иван IV Васильевич, между прочим, величается уже не только, как государь "Обдорской, Кондинской и многих других земель", но и как "государь всех северных берегов", а в титуле 1557 г. "Обдорской, Кондинской и всех сибирских земель, повелитель Северной стороны". Есть прямые доказательства, что некоторые области Сибири платили дань Москве и признавали власть царя задолго до похода Ермака. Так, в 1555 г. добровольно подчинился Москве и обещал ежегодно платить дань в 1000 соболей "князь всей земли Сибирской" — хан Едигер (Эдигap), искавший русской помощи против наступавших на него бухарцев.

Не позднее 1556 г. из Москвы был послан в Сибирь за данью Дмитрий Куров. Он вернулся в 1557 г. вместе с сибирским послом, который доставил царю неполную дань (700 соболей) и оправдывался тем, что во владения Едигера вторгся шибанский царевич Кучум и увел много местных людей. В 1568 г. новые послы от Едигера привезли полную дань (1000 соболей), дорожные пошлины и "шертную грамоту" — присягу в верности. Но Едигер уже не был тогда хозяином в своих владениях. Именно в эти годы, его победил, а затем и убил Кучум, провозгласивший себя сибирским ханом. Русские с того времени стали называть его "сибирским салтаном". А Кучум не посылал дани в Москву, мешал делать это сибирским народам и организовывал набеги в бассейн верхней Камы.

Ядром Кучумова царства была часть Западно-Сибирской равнины между Тоболом в Иртышом. Вскоре власть Кучума распространилась и на соседние области. Он заставил платить себе дань манси и хантов, живших по обе стороны Иртыша, севернее устья Тобола, и даже по нижней Оби. На западе Кучум подчинил племена по рекам Тавде и Туре, почти до "Камня", На востоке его власть признавали племена, жившие между Иртышом и Обью, в Барабинской степи. Южные границы Кучумова царства, вероятно, доходили до казахской границы. Главная ставка Кучума – г. Кашлык (Искер), называвшийся русскими "городом Сибирью", возникший на правом (северном) берегу Иртыша, менее чем на полпути между устьями его южных притоков Тобола и Вагая.

Западнее "Камня" принадлежавший Руси бассейн верхней Камы — Пермская земля — еще не был тогда освоен русскими. Аника Строганов получил разрешение на его заселение, но процесс этот шел очень медленно. В 1558 г. Иван IV пожаловал сына Аники Григория Строганова, на 20 льготных лет, владением с Лесными, рыбными и охотничьими угодьями "на том пустом месте ниже Великой Перми за 88 верст вниз по обе стороны по Каме до Чусовой реки", с тем чтобы Григорий построил там городок (крепость). Тот поставил на верхней Каме два городка, Пыскор (1560 г.) и Орел (1564 г.) на правом берегу Камы, против устья Яйвы, ставший центром строгановских владений, — в этой местности были найдены соляные источники (усолья). В 1568 г. другой сын Аники, Яков Строганов, получив от Ивана IV владение на 10 льготных лет земли от верховьев до устья Чусовой по обе ее стороны, а от ее устья на 20 верст вниз по Каме, также по обоим берегам. В 1574 г. царь предоставил Строгановым на 20 льготных лет бассейн Тобола. Уже тогда (в 1574 г.) в Москве считали, что на Тоболе есть или могут быть московские переселенцы-старожилы. Кроме того, Иван Грозный разрешил Строгановым собирать и вооружать "охочих людей, и остяков, и вогуличей, и югричей, и самоедь", со своими наемными казаками посылать их на сибирских татар "и дань за нас приводить". Но господами за "Камнем" Строгановы стали только на бумаге, а действительный хозяин — "сибирский салтан" хан Кучум — не только оборонялся от русских, но и переходил в наступление. Силы Строгановых были очень невелики, и они пригласили к себе на службу донских казаков.

2. Экспедиция Ермака

К великому сожалению, источники не сохранили точных данных о месте и дате рождения Ермака. После смерти атамана различные волости и городки оспаривали честь именоваться его родиной. В северных деревнях население прилежно хранило предания об отважном покорителе Сибири. Одно из преданий гласит, что Ермак происходил из Потемского уезда Вологодской губернии. Другое предание свидетельствует, что родиной Ермака Тимофеевича было село Игнатьевское на Северной Двине.

Так же как и вопрос о биографии, тема об экспедиции Ермака в Сибирь остается открытой для дискуссий, так как источники сибирской экспедиции недостаточно исчерпывающи и, в то же время, довольно противоречивы.

После завоевания Казани и Астрахани царские владения протянулись до Каспия, и вся Волга стала русской рекой. Усилилась торговля с Нижним Поволжьем, Заволжьем и Ираном, разведан путь в Среднюю Азию. Лишь на западных рубежах шла война с Речью Посполитой, и там сосредоточились крупные военные силы Руси. В походе на Могилев летом 1581 г. среди многих полков принимала участие и казацкая дружина атамана Ермака. После заключения перемирия (начало 1582 г.) по повелению Ивана IV его отряд передислоцировался на восток, в крепости — Чердынь, расположенный близ устья р. Колвы, притока Вишеры, и Соль-Камскую, на р. Каме. Туда же прорвались казаки атамана Ивана Юрьевича Кольцо. В августе 1581 г. близ р. Самары они почти полностью уничтожили военный эскорт ногайской миссии, направлявшейся в Москву в сопровождении царского посла, а затем погромили Сарайчик, столицу Ногайской орды. За это Иван Кольцо и его соратники были объявлены "ворами", т. е. государственными преступниками, и приговорены к смертной казни. Между тем торговая деятельность Строгановых в Западной Сибири переросла в угнетение мансийских племен и прямой грабеж. Это вызвало естественную реакцию - началось восстание манси, поддержанное зауральскими соплеменниками и ханом Кучумом. Запылали деревни и слободки Строгановых по Чусовой и ее притокам. Больше всего пострадали владения Максима Яковлевича Строганова по р. Сылве, что и вынудило его обратиться к казакам. Предлагая им поход в Сибирь на Кучума и восставших манси, М. Строганов скорее всего не замахивался на все Сибирское ханство, а предполагал лишь припугнуть хана, оказать на него давление. Предложение идти "за Камень", видимо, совпало с намерением казаков добыть средства к существованию: в мирное время царское жалование им не полагалось.

Вероятно, летом 1582 г. М. Строганов заключил окончательное соглашение с атаманом о походе против "сибирского салтана". К 540 казакам он присоединил своих людей с "вожами" (проводниками), знавшими "тот сибирский путь", и толмачами "бусурманского языка", снабдил отряд оружием и припасами. Казаки построили большие суда ("добрые струги"), поднимавшие по 20 человек с припасами, и много малых. Следовательно, флотилия состояла более чем из 30 судов. Через своих агентов Строгановы получали сведения не только о военной силе Кучума и ресурсах его страны. Они имели данные о режиме рек — основных путей в Зауралье: начало осени было оптимальным временем для движения по рекам.

Речной поход во главе отряда численностью около 600 человек Ермак начал 1 сентября 1582 г. Проводники быстро провели струги вверх по Чусовой, а затем по ее притоку Серебрянке, судоходные верховья которой начинались недалеко от сплавной р. Баранчи (система Тобола), текущей на юго-восток. Казаки спешили: только стремительное передвижение и неожиданное нападение гарантировали им успех всего предприятия, выглядевшего достаточно авантюрно, так как на каждого русского приходилось 10—15 воинов Кучума. Перетащив через ровный и короткий (10 верст) волок все запасы и малые суда, Ермак с соратниками спустился по Баранче, Тагилу и Туре примерно до 58 град. с.ш. Здесь, близ нынешнего Туринска, они впервые столкнулись с передовым отрядом Кучума и рассеяли его. Главную задачу — взять "языка" для выяснения численности и боеспособности войска хана — выполнить не удалось. А Кучум вскоре уже знал о силах русских, но не проявил беспокойства по поводу намерений казаков, двигавшихся к его столице. На защиту Кашлыка ему удалось выставить отряды некоторых вассальных князей; основные же силы хана, возглавлявшиеся его старшим сыном Алеем, в распоряжении которого были пушки, находились в походе в Пермском крае.

Решительное сражение разыгралось на берегу Иртыша, у Чувашева мыса, немного выше устья Тобола. В распоряжении Махмет-Кула (Маметкул), племянника Кучума, командовавшего войском, находились два отряда — пеший и конный. Казаки поочередно разбили оба отряда, но потеряли больше 100 человек. После битвы союзники татар, иртышские ханты, бывшие в войске Кучума, рассеялись по своим селениям. Кучум с уцелевшими татарами бежал через Кашлык на левый берег Иртыша и ушел далеко на юг, в Ишимскую степь. 26 октября 1582 г. казаки вступили в опустевший "город Сибирь". Через четыре дня ханты с р. Демьянки, правого притока нижнего Иртыша, привезли в дар завоевателям пушнину и съестные припасы, главным образом рыбу. Ермак "лаской и приветом" встретил их и отпустил "с честью". За хантами потянулись с дарами местные татары, бежавшие от русских раньше. Ермак принял их так же ласково, позволил вернуться в свои селения и обещал защищать от врагов, в первую очередь от Кучума. Затем стали являться с пушниной и продовольствием также ханты из левобережных районов — с рек Конды и Тавды. Ермак облагал всех обязательной ежегодной податью — ясаком. Ясак обычно собирался пушниной, главным образом соболями. При недостаче соболей их разрешалось заменить другими мехами, по определенному расчету. С "лучших людей" (племенной верхушки) Ермак брал "шерть", т. е. присягу, в том, что их народ будет своевременно платить ясак. После этого они рассматривались как подданные русского царя.

К декабрю 1582 г. Ермаку подчинилась обширная область по Тоболу и нижнему Иртышу. Но казаков было мало. Чтобы удержать власть, требовались люди, продовольствие и военные припасы. Ермак, минуя Строгановых, решил наладить отношения с Москвой. Правда, он все же известил М. Строганова, но, видимо, не просил помощи, зная, какими малыми силами он располагает. Несомненно, Ермак и его советчики-казаки правильно рассчитывали, что победителей не судят и что царь пришлет всем участникам похода и помощь, и прощение за прежнее "воровство". Во главе посольства к Грозному, состоявшего из 25 казаков, Ермак поставил атамана Ивана Александровича Черкаса, своего соратника. Они повезли весь собранный ясак. Ермак, его атаманы и казаки челом били великому государю Ивану Васильевичу завоеванным ими Сибирским царством и просили прощения за прежние преступления. 22 декабря 1582 г.

Ранее правительство считало поход на Сибирь частным предприятием Строгановых, видимо, даже вредным для царских пермских владений. Отношение Москвы к Сибирскому походу резко изменилось после прибытия И. Черкаса. Приняли казаков очень милостиво и содержали на казенный счет. Все участники похода получили прощение, награждены деньгами и отрезами сукна. Ермаку Иван IV направил через посла вместе с милостивой грамотой золотые и повелел явиться в Москву. По Руси распространились слухи о привольной жизни в Сибири. Возможно, уже на обратном пути из Москвы в Сибирь к посольству присоединились толпы "гулящих людей", т. е. не приписанных ни к какому сословию, — беглых крестьян, должников, скрывающиехя от долговой кабалы, и т. д. Махмет-Кул в это время бродил с небольшим отрядом в низовьях Вагая, впадающего в Иртыш выше Тобола. Посланные Ермаком казаки напали ночью на татар, перебили многих, а царевича захватили в плен. Он был отправлен в Москву, ласково принят там и стал позднее русским полковым воеводой.

Большая часть татарских улусов на нижнем Иртыше не торопилась стать русскими данниками. И тогда для сбора ясака Ермак решил направить 50 казаков под командой есаула Богдана Брязги. В марте 1583 г. отряд выступил из Кашлыка на север, вниз по Иртышу. Брязга сначала встретил значительное сопротивление иртышских татар и взял один из их городков приступом. Он казнил "лучших людей" и "вожаков", с остальных же взял "шерть" (присягу), причем заставил их целовать саблю, обрызганную кровью. Собранный ясак, отнятые запасы хлеба и рыбы Брязга отослал в Кашлык. После этого татары приняли подданство; ближайшие — без сопротивления, более отдаленные — после незначительного отпора. Еще ниже по Иртышу страна была заселена одними хантами. Казаки, видимо, беспрепятственно спустились до р. Демьянки. В селениях близ реки Брязга приводил хантов к "шерти" и забирал у них под видом ясака все ценные вещи.

По нижней Оби Брязга дошел только до Белогорья, холмистой местности, где могучая река, огибая Сибирские Увалы, круто поворачивает на север. Возможно, казаки искали там легендарную "золотую бабу". В Белогорье у хантов было, по словам летописца, "мольбище большое богине древней, нагой, с сыном на стуле сидящей". Но казаки нашли только покинутые жилища: весной, во время половодья, ханты уходили к озерам на ловлю рыбы. Ниже берега Оби казались необитаемыми, поэтому Брязга повернул обратно. Он исследовал речные районы по нижнему Иртышу на 700 км от устья Тобола, включая и небольшой участок нижней Оби до Белогорья.

Весной 1584 г. Москва намеревалась послать в помощь Ермаку три сотни ратных людей под командой Семена Дмитриевича Болховского. Но смерть Ивана Грозного (18 марта 1584 г.) нарушила все планы. Рать С. Волховского, пропустив весеннее половодье, смогла преодолеть уральские волоки лишь в осенний разлив. Вот почему стрельцы на 15 стругах прибыли в Кашлык лишь в ноябре 1584 г., когда в Сибири разгорелось массовое восстание татар, поднятое сибирским "карачи", высшим советником хана, который раньше — мнимо или действительно — откололся от Кучума и укрепился на Иртыше у р. Тары. Карачи обманом завлек к себе 40 казаков во главе с Иваном Кольцо и убил всех. Он перебил также небольшие казачьи отряды, рассеянные среди татар и хантов на огромной территории, завоеванной Ермаком, и блокировал русских в Кашлыке, отрезав пути к населенным пунктам и промысловым угодьям. Зимой 1584—1585 гг. подвоз продовольствия в город прекратился, и среди русских начался голод. Многие, в том числе и С. Волховской, умерли от болезней.

12 марта 1585 г. соединенные силы татар и хантов под начальством Карачи обложили Кашлык. Прошло более месяца. В начале мая казаки атамана Матвея Мещеряка произвели удачную ночную вылазку и ворвались в стан самого Карачи. Почти все татары были перебиты, Карачи с несколькими людьми спасся бегством за Ишим. Казаки захватили его обоз и благополучно вернулись в Кашлык. Союзники карачи рассеялись по своим селениям, и осада Кашлыка прекратилась. Эта победа только на короткое время улучшила положение русских, число которых после тяжелой зимовки сократилось, вероятно, до 300 человек; остальные умерли от голода, болезней. Местные жители стали доставлять казакам съестные припасы.

Через несколько недель после разгрома карачи татарин, посланный Кучумом, принес Ермаку ложную весть, будто в Кашлык через р. Вагай направляется бухарский торговый караван, а хан не пропускает его. Ермак поверил и в июле со 150 казаками выступил навстречу каравану. Дойдя до устья Вагая, он разбил там татарский отряд, но ничего не узнал о бухарцах и двинулся вверх по Иртышу. Затем казаки одержали над татарами вторую победу близ устья Ишима и овладели без боя выше по Иртышу городком Ташаткан. Остановился же Ермак близ устья р. Шиш, почти в 400 км от Кашлыка, и повернул назад потому, что местные жители поразили его своей нищетой. На обратном пути, в Ташаткане, Ермаку снова принесли ложное известие, что бухарские купцы идут вниз по Вагаю, и он поспешил к его устью.

На берегу Иртыша, возле устья Вагая, 5 августа 1585 г. отряд остановился на ночлег. Была темная ночь, шел проливной дождь. По местной легенде, татарский разведчик унес у спящих казаков три пищали и три сумки и доставил их хану. Тогда Кучум в полночь напал на стан Ермака. Чтобы не поднимать шума, татары просто душили спящих русских. Но Ермак проснулся и проложил себе дорогу через толпу врагов к берегу. Он прыгнул в стоящий у берега струг, за ним устремился один из воинов Кучума, вооруженный копьем; в схватке атаман получил удар в горло и погиб. Дружина Ермака спаслась бегством в стругах и лишь "иные" полегли в ночном побоище.

Дальнейшие события показали, что Ермак был душой предприятия. Старшим среди московских служилых людей остался голова Иван Васильевич Глухов, старшим среди казаков — Матвей Мещеряк. 15 августа по решению войскового круга они вывели остатки соединенного отряда, всего 150 человек, из Кашлыка и двинулись в обратный путь на стругах. Опасаясь тобольских татар, И. Глухов не пошел прежней дорогой — по Тавде или Туре. Отряд плыл по Оби до ее низовьев, перевалил Югорский Камень (Северный Урал), достиг Печоры и оттуда вернулся на Русь. Однако татарам не удалось использовать свою победу. Среди них снова вспыхнули раздоры. Кучум послал в Кашлык с небольшим отрядом своего сына Алея, но его вскоре изгнал оттуда князь Сеид-Ахмат (Сей-дяк), племянник свергнутого и убитого Кучумом хана Едигера.

Из Москвы, где еще не знали о гибели Ермака и отступлении русских, в 1585 г. в Сибирь направился воевода Иван Мансуров с 700 служилых людей и с несколькими пушками, но уже не застал русских на Иртыше. Была поздняя осень, река стала. Мансуров зазимовал на правом берегу Оби, против устья Иртыша, построил там Обский городок — первый русский острог за Каменным Поясом. Весной 1586 г. отряд Мансурова оставил городок и поплыл вниз по Оби. Дойдя до Югорской земли, он перевалил "Камень" и вернулся в Москву. Дело присоединения Сибири приходилось начинать сначала. Но речные пути Западной Сибири и речные области были уже хорошо разведаны русскими.

Итак, подводя некий итог, мы можем сделать некоторые выводы. Поход был тщательно подготовлен. Первоначально казаков насчитывалось около 540, затем их численность увеличилась до 1650 человек. Были построены большие лодки — струги, каждая из которых вмещала до 20 воинов с запасами оружия и продовольствия. Но если сравнивать силы Ермака с силами, которые мог привлечь хан Кучум, то становится непонятно, как Ермак смог выиграть сражения.

По данным тогдашнего Посольского приказа, Кучум мог вывести в поле около 10 тыс. воинов, причем большей частью конных. Хан мог также принудить себе в помощь вогульские и остяцкие войска плюс к этому — добровольная помощь ногаев, с которыми у хана Кучума были хорошие отношения. Таким образом, численное преимущество хана было более чем подавляющим.

Историки обычно объясняли блестящие победы Ермака превосходством в вооружении, прежде всего в огнестрельном оружии, которого татары, якобы, могли не знать и которое приводило их в ужас. Но на самом деле это не совсем верная гипотеза. С огнестрельным оружием сибирские татары были знакомы, хотя и не имели его в достаточном количестве.

Несомненно, рать Ермака имела хорошее по тем временам оружие. По словам летописца, ее снабдили "оружием огненным". Пушки были, но только легкие (так как транспортировка больших, тяжелых орудий была более проблематична), и при всем этом было их немного, всего несколько штук. Зато имелись триста пищалей, дробовые ружья и даже испанские аркебузы. В целом же ручным огнестрельным оружием владело не более одной третьей части войска, остальные воины имели луки со стрелами, сабли, копья, топоры, кинжалы, какое-то количество самострелов. Пушки стреляли на 200—300 метров, пищали — на 100, причем скорострельность была незначительной (2—3 минуты на перезарядку). Так что решающего преимущества Ермаку огнестрельное оружие не давало.

Что же обеспечило успех Ермака?

Во-первых, умелое командование и четкая организация войска. Сам Ермак обладал большим военным опытом. Признанными воеводами считались и его ближайшие соратники: Иван Кольцо и Иван Гроза. Дружина делилась на пять полков во главе с выборными есаулами. Полки в свою очередь делились на сотни, сотни — на полусотни и десятки со своими сотниками, пятидесятниками и десятниками соответственно. В войске были выделены полковые писари, трубачи, литаврщики и барабанщики, подававшие сигналы во время сражений. В течение всего похода соблюдалась строжайшая дисциплина. Казаки были искусными, мужественными бойцами, привычными к дальним и трудным походам.

Во-вторых, успехам Ермака способствовала умело выбранная тактика — быстрые маневры "судовой рати", недоступной для татарской конницы, внезапные удары, сочетание "огненного" и рукопашного боя, использование легких полевых укреплений.

В-третьих, Ермак выбрал для похода наиболее выгодное время, когда силы Кучума оказались раздробленными. Как раз накануне похода Ермака хан послал своего старшего сына и наследника Алея с лучшими отрядами на Пермский край. И, наконец, тыл хана Кучума был довольно непрочным. Вогульские и остяцкие "князья", подданные хана, только по принуждению присоединились к его войску, на их верность нельзя было рассчитывать, а местные жители, рыболовы и охотники, вообще не желали воевать с русскими...

Три года длилась первая сибирская экспедиция. Голод и лишения, суровые морозы, бои и потери — ничто не могло остановить вольных казаков, сломить их волю к победе. Три года дружина Ермака не знала поражений от многочисленных неприятелей. В последней ночной стычке поредевший отряд отступил, понеся небольшие потери. Но он лишился испытанного вождя. Без него экспедиция продолжаться не могла.

Прошло несколько лет, прежде чем правительственные войска окончательно закрепились в Сибири и выстроили в окрестностях Кашлыка крепость Тобольск, ставшую новой столицей края. Через тринадцать лет после гибели Ермака царские воеводы окончательно разгромили Кучума...

3. Россия и Сибирь

Зауралье и Сибирь не были для русских людей неведомой землей. Новгородцы начали торговать с уральскими племенами с XI в. Путь за Камень (Урал) был непроходим пропастями, снегом и лесом. Но жителей Новгорода Великого не пугали ни пропасти, ни снег. На протяжении XII—XIII вв. они прочно освоили печорский путь на Урал.

Несомненно, присоединение Сибири к Русскому государству имело очень большое историческое значение. После факта присоединения в Сибирь двинулись переселенцы. Одной из первых забот переселенцев было устройство на новом месте пашен: продовольственный вопрос в Сибири стоял очень остро, и развитию местного хлебопашества русская администрация уделяла неослабное внимание. В непривычных природных условиях самым важным и ответственным шагом был выбор мест под пашню. Таким образом, Сибирь начала развиваться и с аграрной точки зрения, училась обеспечивать себя самостоятельно.

Благодаря присоединению Сибири Россия смогла узнать о несметном количестве сибирских полезных ископаемых, которые в дальнейшем стали обеспечивать всю страну в целом. За Уралом были открыты месторождения поваренной соли и т.д. Еще большую заинтересованность проявляло московское правительство к нахождению в Сибири руд цветных металлов и особенно серебра.

Надо отдать должное всем русским землепроходцам, которые так или иначе участвовали в открытии Сибири, благодаря им такая огромная территория примкнула к России, благодаря им весь мир узнал о Сибири. Около столетия западноевропейские географы черпали сведения о Северной Азии практически лишь из тех материалов, которые смогли получить в России, переносили на свои карты взятые из русских чертежей географические названия.

Заключение

Вольные русские колонисты были пионерами в освоении новых земель. Опережая правительство, они обжили "дикое поле" в Нижнем Поволжье, на Тереке, на Ялике и Дону. Поход казаков Ермака в Сибирь был прямым продолжением этого народного движения. То, что первыми русскими поселенцами здесь стали вольные люди, оказало большое влияние на историческую судьбу Сибири. Преобладание народной колонизации привело к тому, что феодально-дворянское землевладение и крепостное право никогда не утвердились на сибирской земле.

Казаки Ермака сделали первый шаг. Следом за ними на Восток двинулись крестьяне, промышленники, служилые люди. В борьбе с суровой природой они отвоевывали у тайги землю, основывали поселения и закладывали очаги земледельческой культуры.

Царизм нес коренному населению Сибири угнетение. Его гнет испытывали на себе в равной мере как местные племена, так и русские переселенцы. Сближение русского трудового народа и сибирских племен благоприятствовало развитию производительных сил и преодолению вв.ой разобщенности сибирских народов, воплощая в себе будущее Сибири.

Новый XVII век стал поистине веком великих географических открытий русских на Востоке. С основанием Мангазеи в Обской губе возникло "мангазейское мореплавание" по Ледовитому океану между Архангельском и Обью. Казаки-землепроходцы освоили пути с Енисея в устье Лены и далее — на Индигирку и Колыму. Следуя из Якутска на восток, они вышли к Охотскому морю. Отряд Семена Дежнева открыл в 1648 г. пролив, отделявший Азию от Америки. Началось освоение русскими побережья Тихого океана.

Список используемой литературы

1. На суше и на море, вып. 20, М., 1980.

2. Никитин Н. И. Русские землепроходцы в Сибири. М., 1988.

3. Окладников А. П. Открытие Сибири. Новосибирск, 1982.

4. Скрынников Р. Г. Ермак. М, 1986.

5. Скрынников Р. Г. Сибирская экспедиция Ермака. Новосибирск, 1982.



  © Реферат плюс


Поиск

  © REFERATPLUS.RU  

Яндекс.Метрика