Полезное

Календарь
Март
Пн   6 13 20 27
Вт   7 14 21 28
Ср 1 8 15 22 29
Чт 2 9 16 23 30
Пт 3 10 17 24 31
Сб 4 11 18 25  
Вс 5 12 19 26  

История Поволжья в названиях



Скачать: История Поволжья в названиях

План реферата

1. Волга-Волга

2. Волга — типичная равнинная река

3. О чем поведали названия

Список используемой литературы

1. Волга-волга

Знаем ли мы свою землю? Хотя бы ту ее часть, на которой живем? Что, например, мы знаем о своем Поволжском крае?

В России много больших и красивых рек, таких как  Иртыш, Лена, Обь. Одной из самих больших в Европе и красивых русских рек является Волга — 16-я по длине в мире.

"Каждая страна имеет свою национальную реку, — писал Дюма. — Россия имеет Волгу — самую большую реку в Европе, царицу наших рек, — и я поспешил поклонится ее величеству Волге!"

Геологи по отложениям в земной коре определяют, что за неизмеримо долгую историю Земли значительные пространства нынешнего Поволжья не раз превращались в морское дно. Одно из морей медленно отступало к югу примерно двадцать миллионов лет назад, и тогда по его следам протекла Пра-Волга. Пра-Волга начиналась не на Валдае, а возле Уральских гор. Она как бы срезала угол, взяв оттуда направление на Жигули, и дальше несла воды значительно восточнее, чем сейчас. Движения земной коры, образование новых возвышенностей и впадин, резкие колебания уровня Каспия и другие причины заставляли пра-Волгу менять направление.

2. Волга — типичная равнинная река

Тонким ручейком начинает Волга свой путь на Валдайской возвышенности и, достигая конца пути, могучей рекой впадает в Каспийское море, образуя дельту площадью 19 тыс. кв. км.

На протяжении почти 370 км катит она свои воды, из них на 350 км допускается движение судов. На этом расстоянии она спускается не более чем на 250 м. Падение реки небольшое. Средняя скорость течения — меньше 1 м/с.

Большинство рек являются притоками других, более больших, рек. Ока — правый приток Волги, Кама — левый приток Волги. Бассейн Волги равен 1360 тыс.. кв. км.

Основное питание Волги составляют талые вешние воды. Дожди, Выпадающие, главным образом, летом, и грунтовые воды, за счет которых река живет зимой, играют в ее питании меньшую роль. В соответствии с этим в годовом уровне реки выделяются высокое и продолжительное весенние половодье, довольно устойчивая летняя межень и низкая зимняя межень. Продолжительность половодья составляет в среднем 72 дня. Максимум подъема воды приходится обычно на первую половину мая, через полмесяца после весеннего ледохода. С начала июня до октября — ноября устанавливается летняя межень. Таким образом, большая часть навигационного периода, когда река свободна ото льда (в среднем 200 дней), совпадает с периодом низких меженных уровней (2—3 м).

Верхняя Волга — от истока до Нижнего Новгорода, до впадения Оки, средняя — от устья Оки до устья Камы, нижняя Волга — от впадения Камы до Каспийского моря.

От города Нижний Новгород, после слияния Волги с Окой, как принято считать, начинается среднее течение Волги. Ширина русла реки сразу же возрастает более чем вдвое, колеблясь затем в пределах от 600 до 2000 м и более.

Для средней Волги характерны три основных типа берегов. Справа возвышаются незатопляемые ни при каких уровнях воды древнего берега, спускающиеся к реке крутыми скатами; иногда, на повороте, такой берег вдается в Волгу, образуя утес. Слева преобладают чрезвычайно пологие, постепенно возвышающиеся к низкой луговой пойме песчаные берега. "Между ними величаво простерлась широкая река; бесшумно, торжественно и неторопливо текут ее воды; горный берег отражается в них черной тенью, а с левой стороны ее украшают золотом и зеленым бархатом песчаные каймы отмелей, большие луга", — так писал М. Горький о красавице Волге.

Разница правого и левого берегов Волги сказывается на расселении и хозяйственном освоении берегов этой реки. Тихие затоны левого берега широко используются для стоянки, перезимовки, ремонта и строительства судов: по всему заволжскому побережью Волги располагаются поселки судостроительных и судоремонтных заводов.

Левобережные села и поселки располагаются, как правило, вдали от Волги, за пределами низкой, заливаемой поймы, исключением в этом отношении служат селения на высоких ярах. Широкая левобережная пойма богата лугами; косить сюда приезжают колхозники и с правобережья, пойменные участки на котором невелики. Иное дело — на правом берегу. Селения часто располагаются прямо над Волгой, на вершине коренного берега и на скатах.

Высокий правый берег Волги таит в себе постоянную угрозу оползней и обвалов, что неблагоприятно для расселения на нем. Условием для их возникновения служит наблюдаемое на правобережье переслаивание водоупорных глинистых и водоносных песчанистых горизонтов с их выходом в сторону реки. Насыщенные водой после таяния снегов или летних ливней верхние песчано-глинистые толщи начинают скользить по водоупорному слою в сторону реки. Скольжение это может быть очень медленным, но, в конце концов, может привести к обвалу. С оползнями ведется борьба посредством укрепления опасных участков берегов, сооружение водоотводов.

Ра — так называл Волгу греческий ученый Птолемей в своей "Географии". Он жил далеко от Волги, на побережье Африки, в городе Александрии, но и туда доходили слухи о великой реке. Было это во II в. нашей эры.

Итиль, Этиль, Атиль... Такие названия Волги отмечены в средневв.ых хрониках.

А могут ли названия поведать об истории края? Оказывается, названия могут во многом дополнить и даже уточнить исторические сведения, получаемые из древних записей, историко-географических описаний, различных указов, устных преданий, раскопок. Географические названия населенных пунктов, урочищ, местечек, речек, озер, плесов, возвышенностей и низин могут стать путеводителем по дорогим сердцу местам.

3. О чем поведали названия

Синие горы и Красная Речка, Зеленый Дол и Черная Падина, Большие и Малые Озерки, Осиновый Гай и Ягодная Поляна: Мы только приоткрыли страницу географических наименований нашего края, а они уже, как внезапно вырвавшийся фонтан озорных ярких радужных брызг, вдруг обворожили наше воображение, очаровали нас. В науке любое географическое название принято обозначать термином «топоним». Слово «топоним» образовано от греческих корней: топос — "место, местность" и онима, онома — "имя". Совокупность всех топонимов объединяется термином топонимия, а мелкие географические объекты соответственно называются микротопонимами.

Топонимы появляются в глубокой древности, когда у челов. возникает потребность уточнить место своего поселения, в отличие от места поселения соседних племен и родов. С расширением территорий, которые осваивает человек, оказывается необходимым указать место каких-либо промыслов (например, место охоты, собирания дикого меда, воска, лыка и пр.; место добычи разных минералов, песка, камня, глины; место ловли рыбы и т. п.), место распахивания земель для их засева, пастбищ. Кроме того, нужно было определить нахождение различных водоемов: рек, озер, прудов, болот, морей и пр., а также гор и долин, впадин и возвышенностей. Все особенности поверхности земли получают определенное название, когда они оказываются в той или иной связи с интересами челов..

Самые древние географические названия обычно являются топонимами естественного образования, или естественными топонимами. В основе их лежит определение данного объекта по какому-то признаку, например: Моховое болото, гора Лысая (т. е. без растительности) — у Саратова; р. Неглинка — в Москве; р. Белая — бассейн рек Вятки, Камы, Кубани; речка Белый Ключ — приток речки Терешки; Суходол — в Самарской области, Каменный брод и т.п.

Люди выделили признак какого-то места: моховое — для болота, белая (т. е. чистая, прозрачная) или неглинная — для реки, сухая — для долины, где поселились люди, каменный — для брода, возле которого возникло селение; обозначили примету: за рекой, у ручья, возле дубравы, там, где сосны, на восток от горы и т. д. Выраженное словесно, такое определение превращается  в результате постоянного употребления  в собственное имя для данного места (болота, реки, поселка, полуострова). Так возникает географическое название, топоним. Передаваясь от поколения к поколению, топонимы доносят до нас "дыхание" и "чувства" наших далеких предков, передают их образ видения мира.

Естественным признаком для топонима могло послужить и определение того или иного места по роду занятий людей, которые его заселили или как-то освоили. Такие топонимы появляются по мере развития ремесел и торговых отношений. Примером могут служить пос. Бронницы Московской области, где жили  мастера, изготовлявшие броню; Ключничья слобода и г. Серпухове (XVI в.), где жили мастера по изготовлению ключей и различной утвари; улицы в старой Москве — Кожевническая, Каретный ряд, Скатертный переулок, Старомонетный переулок и подобные, где жили мастера по изготовлению кож, карет, столового белья, монет и пр.

Итак, естественные топонимы называют место по его природным свойствам или роду занятий людей, его населяющих.

Также естественна связь географического названия (топонима) с историей заселения края. Она вытекает из самой природы названия — обозначить освоенное место (поселения, хозяйственных угодий, становищ, промыслов, проезда и пр.) по наиболее выразительному, наиболее приметному для всех в данном коллективе признаку. Выразительность, понятность и удобство в употреблении — вот правила, которые определяют первоначально возникновение, оформление и функционирование географического названия. Подчиняясь этим правилам, в названии объекта реализуется определенная, практически необходимая информация, которая всегда исторична, т. е. всегда прикреплена к какому-то отрезку времени, какому-то "кусочку" истории в жизни наших соотечественников.

Какая же историческая информация, практически необходимая, может предшествовать появлению названия и быть соответственно реализована в нем в определенной форме? Это, конечно же, информация о том, что собой представляет данный край, земля, ее богатства, кто ее заселяет и за кем она закрепляется, по каким приметам следует ориентироваться.

Посмотрим на карту Поволжья. Названия рек и речушек, гор и оврагов, городов, сел и хуторов... Названия русские и нерусские, с русскими корнями и совершенно непонятными иноязычными концовками слов, с иноязычными корнями и русскими концовками слов... Названия старые и новые, веселые и грустные, яркие и бесцветные... Как не растеряться от такого калейдоскопа географических имен?! Чтобы не запутаться в многообразном и пестром топономическом лабиринте Поволжских названий, надо рассмотреть географические названия в исторической последовательности их возникновения. Такой путь поможет получить наиболее цельное представление о топонимии Поволжья.

Учеными установлено, что самыми древними названиями на земле являются имена рек (исключая, конечно, случаи некоторых более поздних переименований их) и отдельных урочищ, связанных с местами древнейших поселений разных народов. При внимательном прочтении карты области можно заметить, что большинство речных названий (за исключением Волги, Иловли, Медведицы и названий некоторых мелких речушек) не похожи на восточно-славянские слова: Русские Ключи (Белый, Серый, Теплый), Речки (Красная, Меловая), многочисленные мелкие Грязнухи, Чернавки, Березовки, Вязовки, Сосновки, Тростянки, Солянки, и др. тонут среди таких, как Абодим, Алай, Алтата, Аркадак, Аткара, Баланда, Бакур, Балаковка, Белгаза, Биклей, Узень (Большой и Малый), Чардым и др.

Иначе говоря, большинство речных названий являются иноязычными по своим основам или имеют иноязычные элементы. Названия населенных пунктов такого характера объяснить просто: они образованы от соответствующих гидронимов (т. е. от названий речек).

Ну а о чем нам говорят сами гидронимы, названия рек?

Они свидетельствуют, что территория Поволжья, которую со второй половины XVI в. начинают осваивать русские, была до их прихода местом обитания многих других народов и племен. Ими и были названы большинство перечисленных больших и малых рек, многие лиманы, озера (Рафай-Кюль), урочища (Увек, Алтата), возвышенности (Сырт, Дюра, Танч-Уба), освоенные для поселений, зимовок и стоянок места.

Толкование названий, дошедших до нас с тех далеких времен, затруднительно. Это объясняется не только возможным исчезновением древних слоев и даже языков, но и возможным изменением в звучании древних слов. Объяснение иноязычных гидронимов нередко давалось как прямой перевод на русский язык созвучных тюркских, иранских или фино-угорских слов: Иргиз — от тюркского ырк-"крюк", Еруслан — от тюркского арслан — "лев, барс", Елань — от тюркского елан, алан — "поляна"и т. д. Совсем иное их понимание возникает после глубокого знакомства с работами по истории финно-угорских, иранских и тюркских народов и племен, с которыми русские могли встретиться, придя в Поволжье.

Что известно ученым из истории Поволжья? Древняя и средневв.ая история Поволжья от Камы до Каспия необычайно богата событиями, связанными со сменой многих этнических групп и племен: ираноязычных — сарматов, скифов, аланов; тюркоязычных — гуннов, болгар (булгар), хазар, гузов, печенегов, кыпчаков-половцев, татаро-монголов; поволжских финно-угров — буртасов, эрзи (мордвы), черемисов (марийцев) и др. Это история политических союзов и войн, ассимиляций и уничтожений, перемещений в северном и южном, западном и восточном направлениях многих разных по происхождению и языку народов, ведущих в основном кочевой и полукочевой образ жизни.

Так, в I—V вв. н. э. пространства прикаспийских и Поволжских степей были основной территорией кочевников, древних ираноязычных сармато-аланских племен, которые граничили с севера с многочисленными финно-угорскими племенами. Граничили — значит, контактировали, что предполагает как языковые, так и культурные контакты, а также смешение родов. В IV—V вв., тесня сарматские и финно-угорские племена, через Поволжье проходят орды тюркоязычных гуннов, а за ними новые волны тюркских кочевников. Политические объединения и ассимиляции разноязычных и разнодиалектных племен привели к выдвижению на историческую арену в VII—IX вв. новых народов: болгар (булгар) и хазар (которые в середине VIII в. проникают в Волго-Донье и на Среднюю и Нижнюю Волгу), печенегов (кочевавших в конце VIII в. в Заволжье), буртасов, эрзю, черемисов и др. Главенствующую политическую роль играли болгары, хазары и аланы, составившие ядро Хазарского каганата.

В результате этнической ассимиляции (слияния разных народов) шло насаждение тюрской культуры иранским племенам: по свидетельству арабского писателя ал-Бируни (XI в.), ираноязычные аланы, вошедшие в состав Хазарии, восприняли тюркский язык.

В IX в. на территорию Средне-Нижнего Поволжья приникают новые орды тюркских кочевников — печенеги и гузы (огузы, узы, или торки, как называли их русские летописи), тесня другие племена. Из Приуралья через районы Поволжья прошли орды угру (венгров, или мадьяр) в восточные хазарские земли — Подонье, а затем дальше, на запад.

Посещали эти места с древнейших времен и славяне, корабельные караваны которых шли по Волге вниз, в страны Востока. В течение X в. древние русы предприняли несколько походов на Волгу и Каспий, последние из них — в конце X в. — стали роковыми для Хазарского каганата (государственного объединения), столица которого была в нижнем течении Волги.

Новая большая волна кочевников в южнорусские степи через Средне-Нижнее Поволжье отмечается в XI в: начинается движение кыпчаков (куманов, половцев) с востока. Они теснят: мадьяр, печенегов, болгар, тюркизированные иранские племена, частично ассимилируясь с ними. Кочевое объединение кыпчаков (Дешт-и-Кыпчак) покрывает огромную территорию. А в XIII в. новые лавины татаро-монгольских орд (правильнее, кыпчакско-монгольских), опрокидывающие и порабощающие всех и вся, втягивают в процессы миграции и ассимиляции новые родоплеменные объединения. XIII—XV вв. — время расцвета новой политической общности на Волге — Золотой Орды и ассимиляции части монголов с половцами, формирования общего золотоордынского языка.

Итак, формирование племенных объединений народов Поволжья (Среднего и Нижнего) в течение IV—XV вв. н. э. идет, как волнообразный процесс, при активном участии тюркоязычных, ираноязычных и финно-угорских племен с господствующей ролью первых. При этом на том или ином этапе истории устанавливалась общность языка на тюркоязычной основе. Эта общность языка должна пониматься как относительная: она представляла собой совокупность диалектов многочисленных древнетюркских племен, а также включала в себя те или иные элементы древнеиранских и финно-угорских племен.

Археологические раскопки и разыскания подтверждают это положение: по черепу, шлему и остаткам кольчуги, найденным близ с. Квасниковка, ученые определили, что здесь восемь веков назад, т. е. в XII в., была стоянка половцев. Племена половцев относились к кыпчакской группе тюркских языков, так называемые кыпчакскополовецкие племена (которые позднее, в XV в., образовали кыпчакско-ногайский союз). Разноплеменные контакты приводили к образованию родоплеменных объединений — булгаро-кыпчакских, узо-половецких , огузо-булгарских и др.

С учетом данной этноисторической характеристики Поволжья мы и подошли к анализу древнейших топонимов — гидронимов.

Учеными обнаружен очень интересный факт. Названия некоторых рек и некоторых древних урочищ Поволжского края полностью соотносятся с этническими именами древних племен кыпчаков и огузов (гузов, узов), их родоплеменных групп и объединений, которые в разные периоды, с I по XV в. н. э., овладевали пространствами Средне-Нижнего Поволжья. Например, р. Алай — этноним алай; ручей Ерик и речка Ерыкла — этноним эрык (в тюркских диалектах, говорах также арык, арик); Елань — этноним елан (в других тюркских диалектах также ялан, илан); р. Казанлы — этноним казанлы; р. Караман — этноним караман; речка Тарханка — этноним тархан; р. Тарлык — этноним тарлык; р. Терса — этноним терсяк (с этим этнонимом соотносится и название речка Терешка); р. Уза — этноним уз; р. Узень — этноним узун-кыпчак (и тюркских диалектах также озен, озянь). Элементы этнических основ можно обнаружить и во многих других топонимах Поволжья. Вряд ли можно говорить о случайном совпадении такого количества имен рек и урочищ с именами этнических групп. Названия их, несомненно, обозначали места древних кочевок отдельных огузских и кыпчакских племен в области Волги и Дона в IX—XV вв. Именно в этот период (особенно в XI—XIII вв.) отмечается наиболее активная миграция тюрко-монгольских, в том числе кыпчакско-половецких, племен на северо-кавказских и поволжских пространствах.

Такое именование урочищ, рек и ручьев, когда имя этнической группы переносится на урочище и водоем, вполне объяснимо традициями кочевания. При перемещении в новые степные и лесостепные районы отдельные племена и роды устанавливали, обычно, традиционные маршруты летних и зимних кочевок. Таким образом, за каждым родоплеменным объединением закреплялась определенная территория — юрт. Юрт вытягивался, как правило, вдоль русла рек, которые кочевники, по обычаю, занимали от истоков до устья. Места традиционных кочевок, возможно, отмечались особым образом. В тюркских сказах, например, богатырь говорит жене: "Я поеду вперед. Где будет черта — иди. Где будет круг — ночуй". При этом этническое название родоплеменной группы переходило в название юрта и речек (одной или нескольких), вдоль которых шли кочевья. Этот принцип именования территории и рек, когда имя народа, племени, рода переходило в топоним, относится к универсальным языковым явлениям, возникшим в глубокой древности и сохранившимся до наших дней. Например, при указании владений хазар путешественники раннего средневв.ья употребляли "земля Хазар" и "река Хазар" (Волга). Очень отчетливо этот принцип именования выступает в названиях древних государств и современных стран и республик, в которых отразилось имя господствующего или преобладающего народа. Например, древние государства — Скифия, Хазария, Тукю, Дешт-и-Кыпчак, и современные — Албания, Китай, Франция, Башкирия, Якутия и т. п.

Благодаря относительно позднему появлению в Средне-Нижнем Поволжье оседлого населения, время не успело стереть до неузнаваемости имена древних ранних средневв.ых юртов. Карта Средне-Нижнего Поволжья очень интересна не только тем, что она зафиксировала названия их, но и тем, что она отразила этнические границы кочевок, границы юртов. Это, чаще всего, бассейны небольших рек (включая их притоки): реки Карамыш — Голый Карамыш и Лесной Карамыш, Карабулак и Сухой Карабулак, Карай и Мокрый Карай и др. или междуречья, ограниченные почти параллельно протекающими реками и речушками: Большой и Малый Аркадак, Большой и Малый Иргиз, Большой и Малый Караман, Большой и Малый Тарлык, Большой и Малый Узень и др.

Поволжские этнотопонимы (т. е. географические названия, связанные с этническими именами) позволяют с известной долей точности определить и их этническую принадлежность, и время образования данных поволжских юртов. Так, родоплеменное объединение уз - огузское; родоплеменное объединение караман возникает в результате союза части огузских и булгарских племен; а родоплеменное объединение карай — узо-половецкое (точнее, огузо-булгаро-кыпчакское); казанлы, карамыш, тарлык — булгаро-кыпчакские; елан — кыпчакское. Следовательно, они возникают, вероятнее всего, в домонгольский период, в IX—XIII вв. Нижняя граница их возможного образования — IX в., когда огузы приходят на Волгу, — XI в., когда через Поволжье проходят ранние отряды кыпчаков. Верхней границей их возможного образования является XIII в., когда булгары как самостоятельное племенное объединение на Волге уже перестают существовать, — время прихода на Волгу новых тюрко-монгольских орд, объединенных общим именем монголо-татар.

Довольно значительная территориальная разобщенность родоплеменных групп, характерная для кочевого и полукочевого хозяйства, способствовала обособлению и сохранению этнических особенностей, в том числе языковых. Поэтому родоплеменное деление большинства тюркских народов сохранилось вплоть до конца XIX в. Однако параллельно шли и процессы ассимиляции, слияния разных этнических групп, полного растворения одних в составе других. Это приводило к исчезновению некоторых подразделений племен. Память о них нередко оставалась только в топонимах и микротопонимах — именах мест, водоемов, традиционное название которых передавалось от поколения к поколению. Старые значения названий нередко забывались с течением вв., и новое поколение, пытаясь осмыслить то или иное именование, приспосабливало его к своему языку, изменяя порой старое звучание имени.

Чтобы избежать неверных толкований имен, произвольных гипотез и выводов, нужно учесть при анализе все возможные варианты звуковых чередований в диалектах языка-основы, исторические сведения о передвижении племен, результаты археологических раскопок, повторяемость имени или его частей в пределах определенной территории. Нужно предусмотреть и ответ на их вопрос: что могло быть наиболее важным в акте называния объекта? Если это древний гидроним (имя реки, водоема), то он связан с определенной территорией, юртом, а юрт у кочевников назывался по племени. Не случайно в русских деловых грамотах конца XVI — начала XVIII в. мы встречаем: Иргизский юрт, Баландинский юрт, что соответствовало, видимо, Иргиз-юрт, Баланда-юрт. В гидрониме Иргиз вторая часть — газ, возможно, русифицированный вариант из гыз — гуз разных тюркских диалектов и связана с именем гузов (узов, огузов), продвинувшихся в IX в.в степные и лесостепные районы Саратовского и Самарского Поволжья из северной части Средней Азии и Приуралья. На правах сильного союзника хазар гузы, по-видимому, закрепляют за собой часть водно-земельных лесостепных массивов: р. Уза, речки Гуселки, Большой и Малый Иргизы. Вероятно предположить, что элемент ир- восходит к этнониму древнеиранских племен, которые в VII—X вв. занимали часть районов Поволжья. Объединение тюркоязычных и ираноязычных родовых групп было характерным для эпохи древнетюркских и раннесредневв.ых тюркских языков (IX—XIII в.). В результате мог появиться составной этноним иргыз — иргуз (так же, как карабулак, кара-курсак, сары-ногай, эрсары и т. п.).

К родоплеменному имени (этнониму) восходит, по всей вероятности, и речное название Аркадак, с которым связано имя города Аркадак. На такое размышление наводит двойное именование речек — Большой Аркадак и Малый Аркадак, что указывает на границы юрта Аркадак. Трудно абсолютно точно сказать сейчас, как звучал этноним восемь вв. назад. Но можно предположить, что он включал части арык и адак. Это имена тюркских родов, которые могли, объединившись, образовать родовой союз арыкадак. Их юрт с его главными реками, соответственно, должен был получить у соседних кочевников имя Аркадак (по новому названию укрупненного рода).

Возможно, что территория юрта этого родового союза была значительно большей, чем мы можем судить о ней сейчас, исходя из границ, очерчиваемых р. Большим и Малым Аркадаком. Являясь притоками Хопра, речки Б. и М. Аркадак оказываются между Хопром и Медведицей — крупным притоком Волги. Очень любопытно, что р. Медведица, вбирая такие притоки, как Колышлей, Аткара, Баланда, Карамыш и др., сама имеет русское имя. Оно, несомненно, моложе иноязычных имен перечисленных притоков. Словарь русского языка XI—XVII вв. подсказывает нам очень интересную догадку: в отдельных русских областях XV—XVII вв. было известно заимствованное, видимо, слово аркуда — "медведь, медведица". Не правда ли, оно созвучно слову аркадак. Причем в отдельных тюркских языках адык означало "медведь" (в других тюркских языках известны фонетические варианты этого слова: адыг, азык, айю). Рассуждая дальше, возможно допустить, что, осваивая территорию Средне-Нижнего Поволжья в XV—XVII вв., русские люди дают свой перевод знакомой части иноязычного названия реки, перенося этот перевод на имя в целом. Река Медведица, как очень крупный приток Волги и сравнительно недалеко отстоящий от нее, с ее богатыми лесами, конечно, была очень рано известна русским рыболовам и звероловам, и активное раннее освоение ее вместе с поволжскими угодьями обусловило закрепление русского имени взамен иноязычного. Более мелкие речки, не игравшие столь заметной роли в промыслах многочисленных наезжавших русских отрядов, могли оставаться долгое время безымянными или усваиваться в их иноязычных (чаще — тюркских) названиях. В процессе исторического развития языков этнонимы могли в дальнейшем приобретать новые дополнительные значения.

Этноисторическая характеристика всех древнейших этнонимов Поволжья может помочь восстановлению пропущенных звеньев в истории поволжских племен. В течение истории развития народов и языков топонимы могут претерпевать различные изменения. Одни из них могут исчезнуть вместе с исчезновением соответствующего географического объекта, другие — изменить свое звучание, третьи полностью изменяют свое название в связи с выбором нового имени. Все меняется с течением времени. И тем дороже становится та часть географических названий, которая доносит до нас отголоски прошлых веков глубокой старины об образе жизни и мышления наших предков, объединяя нас с ними в единый союз.

Список используемой литературы

1. Алексеев А. И., Николина В. В. География: население и хозяйство России, 1999.

2. Мурзаев Э. М. География в названиях. М., 1982.

3. Мурзаев Э. М. Словарь народных географических терминов. М., 1984.

4. Суперанская А. В. Что такое топонимика? М., 1985.



  © Реферат плюс


Поиск
Реклама

  © REFERATPLUS.RU  

Яндекс.Метрика