Полезное

Календарь
Июнь
Пн   5 12 19 26
Вт   6 13 20 27
Ср   7 14 21 28
Чт 1 8 15 22 29
Пт 2 9 16 23 30
Сб 3 10 17 24  
Вс 4 11 18 25  

Москва - столица России



Скачать: Москва - столица России

План реферата

1. Основание Москвы

2. Развитие и архитектура Москвы

3. Экономика, строительство, промышленность

4. Музеи и культура

5. Кремль

Список используемой литературы

"Москва, Москва! Как много в этом звуке для сердца русского слилось, как много в нем отозвалось:"

А. С. Пушкин.

1. Основание Москвы

Впервые летописное известие о существовании Москвы датировано концом первой половины XII в. Это была пора образования отдельных областных княжеств и время ожесточенной борьбы из-за Киева между династиями Мономаха и Олега, ослабившей Русь перед нашествием татар. В этой борьбе принимали участие все князья: и северные, и южные, и западные, и восточные. Москва в первый раз упоминается как город в летописи именно в эту горячую пору, в 1147 г. Весною этого года суздальский князь Юрий Владимирович, как передает летописное сказание, пошел на Новгород, бывший на стороне Изяслава Мстиславича, взял Торжок и землю, а Святослав Северский, его союзник, по Юрьеву приказу пошел на землю смоленскую, тоже стоявшую на стороне киевского князя, и взял там живших на Протове литовцев и обогатил дружину свою полоном. После этого Святослав, к которому Юрий еще раньше посылал на помощь сыновей своих и богатые дары для него и его княгини, получил от суздальского князя зов приехать к нему в Москву (в "Москов"), которая по этому именно поводу впервые упомянута в летописи. Святослав отправился к нему в новый городок с сыном Олегом, князем рязанским Владимиром и дружиной. Олег поехал в Москву вперед и подарил Юрию барса. Дружески поздоровался основатель Москвы с прибывшими князьями, и здесь начался пир.

На другой день Юрий сделал большой, или, по старинному выражению, "сильный" обед для гостей, богато одарил Святослава, сына его Олега, Владимира Рязанского и всю их дружину. Слух о свидании князей-союзников в Москве, перед началом громадного междоусобья, разнесся по Руси и сделал известным этот новый и маленький городок.

В эту пору Москва была в Суздальском княжестве лишь небольшим пограничным военным пунктом, которому предстояло лишь в будущем важное значение по его положению на одинаковых расстояниях от наших естественных пределов на западе и  востоке, на юге и севере. Хотя еще не могла быть осознана эта значимость Москвы, но уже ощущалось, что тут лежит бойкий узел границ нескольких княжеств: Суздальского, Смоленского, Рязанского, Северского и Новгородского и важный перекресток многих дорог и водных путей.

Первый суздальский князь Юрий, получив от отца своего Владимира Мономаха Залесье, должен был почувствовать, что ему недостаточно в его уделе старых новгородских городов (Суздаля и Ростова), при помощи коих славяне утвердились в поволжском бассейне, а также и новых княжеских, как Владимир-на-Клязьме и Ярославль на Волге: "он начал в своем уделе города строить и людей населять". Так он основал здесь Переяславль-Залесский, Юрьев-Польский и Дмитров, но ему был необходим еще новый город и именно на Москве-реке.

Москва-река при обилии лесов семь с половиной столетий тому назад, многоводная и судоходная, представляла собой место, где в живом соприкосновении сходилось и сплеталось очень многое. Начало этой реки (выше Можайска) находилось в Смоленском княжестве, тянувшемся по Днепру к южной Руси, а по Двине к западу, к Балтийскому морю; устье Москвы при впадении ее в Оку принадлежало Рязано-Муромскому княжеству, тянувшемуся к Волге. Здесь в первой половине XII в., были старинные поселения Вышегород и Лобыньск. С другой стороны, Москва-река связывалась с верхним Поволжьем правым притоком своим Рузой и Ламой, вместе с Шошей, впадающей в Волгу. В область Клязьмы шли пути по Сходне, впадающей в Москву-реку выше столицы, и по Яузе, которая по обилию воды была совсем не та, что ныне.

Здесь был узел бойких, перекрещивающихся военных и торговых дорог из Новгорода, Смоленска, Чернигова с Киевом, Ростова с Суздалем. Когда он отдал в удел Владимиро-Суздальскую землю своему сыну Юрию Владимировичу Долгорукому, здесь на Москве-реке был целый ряд сел, принадлежащих старшему его дружиннику первого ранга -- боярину Кучке. Здесь все было: и большие поселения, и храмы, и боярские хоромы, не было только города, как крепости, как военно-княжеского пункта. Но, несомненно, основатель отдельного княжества Суздальского не мог на рубеже стольких уделов, в пору их наибольшего столкновения из-за Киева, при начале междоусобной борьбы с Изяславом Мстиславичем, не основать здесь города, как именно стратегического пограничного пункта.

Этому вполне соответствует то, что новый город в 1147 г. сделался местом важного съезда вышеназванных князей -- ратных союзников, где князья сговорились "жить в любви и единстве до конца живота, иметь одних друзей и врагов и сообща стеречься от недругов". И крепость главными своими сторонами была обращена на юг и запад. Она была заложена на холме, там, где оканчивалось судоходность Москвы-реки, а выше устья Неглинной были пороги.

Только впоследствии, когда Москва разрослась, для защиты ее Построена была другая крепость -- Китай-город, а потом Белый город и круговое земляное укрепление, охватывавшее город со всех сторон.

Об основании же Москвы летописное предание говорит, что "Юрий, казнив Кучка, взыде на гору и обозрев очима своими семо и овамо, по обе стороны Москвы-реки и Неглинной, возлюбив села оныя (Степана Кучка) и повелел сделати там древян град". Построил Юрий Владимирович в Москве древнейший храм Иоанна Предтечи и церковь Спаса, на Бору, который тянулся из Кремля от Боровицких ворот, через Китай-город на нынешнюю Лубянку, на далекое пространство. Но сооружением основателя Москвы были, несомненно, деревянные стены Кремля, за коими могли находить себе защиту крестьяне сел Кучковых и новые поселенцы. Однако эти стены были даже не дубовыми, потому что таковые, по летописному сказанию, построены Иоанном Калитой. Основатель Москвы построил в Кремле и княжий двор с соответственными строениями, где гостили у него князья и где можно было дать названный выше "сильный" обед в 1147 г., и где жила княжья дружина.

Известный созданием храмов в других городах, Юрий построил церковь в Москве; так, в основанном им же через пять лет после Москвы, в 1152 г. Переяславле-Залесском на замену киевского Переяславля, он построил церковь каменную Спаса и воздвиг вокруг нее земляной вал, с деревянными башнями, с воротами в них Спасскими, Никольскими, Рождественскими. В том же 1152 г. в основанном им Городце на Волге он строит храм Архангела Михаила и делает земляной вал с глубоким рвом. В построенном Юрьеве-Польском создает церковь каменную, во имя Спаса, и другую, Св. Георгия. В основанном тоже Юрием Долгоруким Дмитрове первоначальное укрепление состояло из рва, наполненного водой, земляного вала и еще двойной стены с двенадцатью башнями. Нечто подобное построил Юрий и на Москве-реке. К числу Кучковых сел, по преданиям, принадлежали: Воробьево, Симоново, Высоцкое, Кулишки, Кудрино и Сущево, и там, еще до основания Москвы как города были, конечно, свои церкви: ибо села отличаются от деревень именно наличием церквей. Одно только известно, что Кучковы села не совпадали с укрепленным городом Москвой. Кучково поле начиналось именно с того места, где идет теперь Лубянка.

Москва некоторое время называлась даже Кучковым, и лишь потом за нею утвердилось по реке название Москва, вероятно финское, обозначающее, по одним сказаниям "смородину", по другим -- "крутящуюся, искривленную", а по третьим — "мутную" и т. д. Ходаковский писал Мосткова, производя это имя от мостков на реке, иные производят это имя от Мосоха, сына Иафетова. В Северо-Восточной Руси много рек, имена которых оканчиваются на ва: Протва, Сылва, Косва... У одной Камы 20 притоков, названия которых именно так оканчиваются; а ва по-фински значит вода.

Три поколения Юрьева потомства не удостаивали сделать новый, только что построенный стратегический пункт постоянным стольно-княжеским городом, хотя тут жили в XIII столетии князья: Владимир Всеволодович, Владимир Юрьевич и Михаил Хоробрит, сын Ярослава. Глеб Ростиславич Рязанский в 1177 Г. выступил на защиту Ростиславичей против дяди их Всеволода III и шел в Суздальскую землю чрез Москву. Во время междоусобных войн, начавшихся после смерти Всеволода III (Большое Гнездо), между его сыновьями младшим Юрием, получившим великое княжество, и Константином, лишенным его, несмотря на то, что он был старше, младшие их братья разделились между этими соперниками и иногда переходили от одного к другому. Так поступил Владимир Всеволодович, занимавший Юрьев после похода в 1212 г. с Юрием на Константина, перебежал к этому последнему и занял Волоколамск; посланный Константином, затворился в Москве. Но в следующем, 1213 г., когда братья помирились, Владимир был выведен Юрием из Москвы в южный Переславль, и Москве не удалось сделаться стольным княжеским городом.

Затем сам Юрий Ситский прислал сюда младшего сына своего Владимира Юрьевича, еще малолетнего, но он погиб при нашествии татар. После татарского разорения в Москве сел один из младших сыновей Ярослава Всеволодовича -- Михаил "Хоробрит", который, не удовольствовавшись Москвой, выгнал из первопрестольного Владимира дядю своего Святослава и занял его место; но он тогда же погиб на берегах Протвы в битве с Литвой. Александр Ярославич Невский основывает здесь княжество, отдав Москву в удел младшему сыну своему Даниилу. Но со времени утверждения здесь княжества, и особенно с возвышения Москвы до степени общерусского центра, стала восстанавливаться и подниматься память основателя его. Наши князья, начиная с Даниила Александровича, давали своим сыновьям -- в честь основателя Москвы -- имя Юрий, и, наконец, Иоанн III сделал ангела его, Георгия Победоносца, гербом московского княжества, кратковременное царствование императора Павла I и части правления Александра I, до великой войны 1812 г., Москва, как дворянский центр, продолжала строиться и жить в прежнем направлении, на котором мало отразились и мрачный характер первого правления, и либеральный характер второго правления.

В это время происходит отток дворянства из окрестностей Яузы в центр Москвы, к Арбату, Пречистенке, Знаменке, Староконюшенной и прилежащим переулкам. Екатерининские орлы, как Зубов, Мусин-Пушкин, Разумовский доживали свой век вблизи Немецкой слободы, а граф Орлов гонял своих рысаков из Нескучного по Замоскворечью. Но новое поколение дворянства, особенно под влиянием своих заграничных странствований, тянулось к новой обстановке жизни. В одежде преобладала мода сперва директории, а потом империи.

В екатерининское время Москве задавали тон вельможи, тон величественного великолепия. Дома-дворцы с роскошными парками и большими прудами, с великолепными картинными галереями, с театрами, со своими оркестрами и хорами из крепостных, с обедами и феерическими балами, открытыми "для званых и незваных", сосредоточивали культурную жизнь Москвы в немногих домах знати и не давали возможности развиваться общественности в средних кругах. Не то стало при Александре I. При нем все эти празднества у немногих раздробились между множеством живших в Москве семейств уже среднего дворянства. Стала развиваться клубная жизнь, общественные увеселения, театральные зрелища за плату. Английский клуб привлекал мужчин не только своими обеденными и карточными столами, но и читальней и политическими беседами; а танцевальный клуб — лиц обоего пола. Бульвары, недавно строившиеся особняками по линии своих проездов, переполнялись гуляющими. Кузнецкий мост, куда из Немецкой слободы перешли заграничные магазины, стал не только местом для покупок, но и местом прогулок и всевозможных свиданий. Балы, маскарады, рауты из домов екатерининской знати и  дворянских домов Москвы переместились в клубы, становясь общественными и платными.

В Москве возникали кружки для чтения литературных произведений и бесед, которые касались иностранной политики, особенно ослепительных побед Наполеона. Много было политических разговоров в Английском клубе, в котором выписывались иностранные газеты и журналы. Но Москва высших и средних классов ее населения с первых лет царствования Александра I неудержимо предавалась увеселениям. Вигель в своих записках говорит: "Каждая зима в Москве походила на шумную неделю масленицы". Его современник Булгаков пишет в 1805 г. сыну: "Балам нет конца, и не понимаю, как могут выдерживать. Ежели сумасшествие продолжится всю зиму, то все переколеют и к будущей — нужен будет рекрутский набор танцовщиц". Примечательно, что такое беззаботное веселье царило в Москве до самого лета 1812 г., хотя немногие зоркие люди уже ясно видели, что заключенный императором Александром I в 1807 г. союз с Наполеоном непрочен и что война с ним быстро надвигается на Россию.

Само вторжение в Россию было для огромного большинства москвичей неожиданностью. Правда, простой народ не без страха всматривался по ночам в огромную комету, которая казалась мечеобразной и которую Наполеон называл "своей путеводной звездой в Россию". Весть о вторжении в наши пределы неприятеля, конечно, заставила всех встрепенуться. Москвичи толпами собирались к Казанскому собору, близ которого на Никольской находилась управская типография, которая выпускала военные известия.

Но тогдашний генерал-губернатор, называвшийся московским главнокомандующим, граф Ф. В. Ростопчин принимал все меры сохранить в народе дух бодрости и готовности к пожертвованиям. В выпущенной 1 июня первой еще своей простонародной афише он высмеивал, как что-то невероятное, намерение Бонапарта "идти на Москву". Он предсказывал, что русские морозы заморозят солдат Наполеона, что их раздуют русские щи и каша и вообще сулил врагам полную погибель. Уже с появлением этой еще анонимной афиши стали корить Ростопчина за шовинизм. Но, по правде, их приподнятый патриотический тон принес много добра. С глубокой верой в победу над врагами в Москве добровольцы записывались в ряды московского ополчения. Но битвы не было дано, и Кутузов, чтобы спасти войско, вынужден был сдать Наполеону Москву. Наступила трагедия, ужасная для первопрестольной, но зато спасительная для России и гибельная для самого западного завоевателя.

Не станем повторять известные подробности отступления наших войск, о вступлении Наполеона, о жутком впечатлении, что столица покинута населением и предана народом всесожжению. Эта высоконравственная и глубоко патриотическая жертва показалась носителям кичливо{next}й западной культуры скифским варварством. Но они сами, в течение недолгого своего пребывания в Москве, от 2 сентября по 11 октября, проявили неслыханную по дикости мстительную злобу и невероятное варварство.

Покинуть столицу всему населению, оставив врагам и дома свои, и громадную недвижимость, среди которой находились богатства, деньги, драгоценные картинные галереи и колоссальные библиотеки, явилось подвигом, до которого не дотянулась ни одна из столиц Запада: все они раболепно подносили Наполеону ключи от своих крепостей. Но сила этого подвига возвышается еще тем, что сами москвичи сожгли свою создававшуюся веками столицу, чтобы она не доставалась наглому врагу. И это дело было всенародным, пример которому положил граф Ростопчин, вывезший из Москвы все обозы и приказавший полицейским поджечь винные склады, а на Москве-реке барки с хлебом, ставшие плавучими платформами огня и пожаров. Уходившие от Москвы войска и народ, оглядываясь на зарево исполинского пожара, набожно крестились и трогательно говорили: "Горит родная мать наша, как свеча перед Богом". Если огонь московского пожара поднял в русском народе несокрушимую энергию для борьбы с полчищами Наполеона не на жизнь, а на смерть, то он же впервые сокрушил веру в свою звезду этого гордого победителя в 50 битвах. Граф Сегюр был свидетелем того глубокого потрясения, какое испытал Наполеон на другой день после своего первого ночлега в Кремле, во дворце русских царей. Проснувшись раньше обыкновенного, он стал было спокойно рассуждать со своим лейб-медиком о причинах московского пожара. Но вдруг в окне увидал страшное зарево, вскочил с постели и впился глазами в бушевавшее по всему Замоскворечью море огня. "Первым его движением, -- говорит граф Сегюр, -- был гнев: он хотел властвовать даже над стихиями, но скоро он должен был преклониться перед необходимостью. Удивленный тем, что, поразив в сердце Русскую империю, он встретил не изъявления покорности и страха, а совершенно иное, почувствовал он, что его победили и превзошли в решимости. Это завоевание, для которого он принес все в жертву, таяло на его глазах в облаках страшного дыма и моря пламени. Им овладело страшное беспокойство, казалось, его самого пожирал огонь, который полыхал в Москве. Ежеминутно он вставал, ходил порывисто по дворцу, принимался за работу и бросал ее, чтобы посмотреть в окно на море огня. Из груди его вырывались короткие восклицания: "Какое ужасное зрелище: это они сами поджигают город; сколько прекрасных зданий, какая необычайная решимость! Что за люди! Это скифы..."

И на острове св. Елены, доживая свою бурную жизнь, Наполеон каждый раз при слове "Москва" испытывал глубочайшее волнение, вздрагивал всем телом и однажды написал в своих записках: "Никогда все поэты, изображая сказочный пожар Трои, не могли в своем изображении представить что-либо похожее на действительный пожар Москвы. Ужасающий ветер раздувался самим пожаром и производил огненные вихри. Перед нами был буквально океан огня. Повсюду поднимались горы пламени, с невероятной быстротой вздымались к раскаленному небу и так же быстро падали в огненное море. Это величайшее и поразительнейшее и в то же время ужаснейшее зрелище, какое мне когда-либо приходилось видеть..." Так описывает он эту жертву всесожжения, которую русский патриотизм, не останавливаясь ни перед чем, принес для спасения своего отечества.

От горевшего Китай-города с Никольской и Ильинкой и из громадных товарных складов, от горевшего Замоскворечья, от пожара громадных винных казенных складов вследствие пожарных вихрей летели на Кремль не то что искры, а громадные головни, которые едва успевали тушить солдаты расположенной в Кремле молодой гвардии. Кремль был в страшной опасности, потому что в нем было много пороховых ящиков и взрывных снарядов; он гудел от адской музыки, от свиста и рева огненных смерчей, от грохота падавших по всей Москве стен, от жалобного стона разбивавшихся при падении колоколов.

Но Наполеон, показывая наружное спокойствие, не расставался с дворцом. Наконец раздались крики: "Горит Кремль!" Загорелись Троицкая башня и арсенал. Тогда только Наполеон вышел из дворца и сам стал тушить пожар, но маршалы на коленях упросили его покинуть Кремль, из которого он с величайшим трудом выбрался в Петровский дворец; на пути он едва не погиб в огне: его вывели из моря пламени повстречавшиеся французские солдаты. Только после продолжительных блужданий Наполеону удалось добраться до Петровского дворца. Долго молча смотрел он отсюда на страшное пламя Москвы и глухо сказал: "Это предвещает нам великие бедствия..." Через три дня, когда сгорело более трех четвертей города, Наполеон вернулся в Кремль. Но с начала московского пожара для него уже не было ни в чем удачи, и ему пришлось видеть, что все вокруг него рушится, падает и влечет его самого в пропасть.

Наполеон отлично понял все гибельное значение пожара Москвы и сам стал предлагать императору Александру I заключить мир. Глубоко взволнованный тем, что не получал ответа, он старался скрыть от окружающих свою тревогу разговорами, что предпримет поход на Петербург, что разделит Россию на прежние удельные княжества и раздаст их своим маршалам и русским боярам. Для демонстрации своего мнимого спокойствия устраивал в Кремлевском дворце концерты, а на Никитской, в доме Позднякова, французские спектакли, и сам со своими маршалами посетил на Преображенском кладбище раскольников, которые присягнули ему на подданство. Втайне же он готовился покинуть Москву. Отъезд в начале октября авангарда Мюрата было началом очищения Москвы, но оно было совершено с большой поспешностью, потому что 5 октября Мюрат был разбит Кутузовым при Тарутине. На прощанье с нашей столицей Наполеон обнаружил всю низость своего мстительного озлобления: он отдал приказ приготовить громадный взрыв Кремля с его соборами, дворцами, стенами и башнями, чтобы не оставить камня на камне в этом сосредоточии нашей истории и всероссийских святынь. Заранее пикетам был отдан приказ не допускать в окрестности Кремля и тех немногих русских, которым прежде были выданы пропуска. В самом Кремле саперы всюду копали траншеи и в них закладывали пороховые мины с фитилями. В ночь на 7 октября началось выступление, представлявшее печальную картину выхода перегруженных добычей грабителей, и закончилось оно 10 октября. Последним выступил из Москвы отряд начальника арьергарда Мортье. Некоторые из неприятелей, объятые жалостью, впрочем, предупреждали москвичей быть на следующий день подальше от Кремля, а один гвардеец даже прямо сказал городскому голове Находкину: "Спасайтесь, если можете. Кремль будет взорван. Все приготовлено..." Страшная тревога распространилась среди оставшихся в Москве русских.

В ночь на 11 октября в Москве шел сильный ливень. Вдруг ночную тишину разорвали один за другим три пушечных выстрела. Это из-за Калужской заставы подавал сигналы маршал Мортье. В Кремле раздался потрясший всю Москву и ее землю первый взрыв, за которым один за другим следовали 6 других взрывов. В окрестных домах провалились потолки, потрескались стены, полопались стекла, вылетели рамы. Охваченные страхом люди выбегали из своих убежищ и под проливным дождем стояли на площадях и улицах и успокоились, когда стало светать и когда заблестели кресты Кремлевских соборов. Но скоро звон в церквах, начавшийся со Страстного монастыря, возвестил всем, что Москва свободна... Хотя далеко не все подкопы взорвались, центр Москвы носил страшные следы разрушения. По берегу Москвы-реки дома были облеплены вонзившимися в стены осколками камней. Река засеребрилась от множества мертвой всплывшей рыбы. Никольская башня наполовину была разрушена, но над ее воротами остался невредимым образ Чудотворца Николая, даже стекло, покрывавшее его, и фонарь, висевший перед ним, были, к изумлению всех, целы. Арсенал был разрушен. Здание Сената было сильно изуродовано, филаретовская пристройка к Ивану Великому была взорвана. Но соборы были все целы: в минных подкопах фитили были потушены, вероятно, ночным ливнем, из траншей было вынуто 60 пудов пороху. Взорваны были Грановитая палата, дворец, Комендантский дом и Алексеевская башня. В Кремлевских стенах зияло пять больших проломов. Несмотря на это, московские скитальцы собрались в храмах и с радостными слезами благодарили Бога за освобождение Москвы. Подошедшие к Москве казаки генерала Иловайского заняли город, и скоро здесь начал устанавливаться порядок. Возвратился сюда преосвященный Августин и привез святыни.

Приехал и граф Ростопчин. Стало возвращаться население. Потребовалось несколько лет, чтобы поднять Москву из пепла и развалин. И этот процесс ее воссоздания был в своем роде третьим ее основанием, если за второе принять ее восстановление за 200 лет перед этим, при царе Михаиле Феодоровиче, которому пришлось строить Москву после страшной разрухи междуцарствия и польского владычества.

Вид Москвы был ужасен: на месте деревянных домов стояли обломки печей и дымоходных труб; на месте каменных — обгорелые стены; большая часть церквей стояли обезглавленные, а колокольни без колоколов, расплавленных пожаром или упавших на землю. Но поразителен и процесс возрождения Москвы. Москва, не являясь правительственным центром, а оставаясь только помещичьим и купеческим городом, обнаружила великую силу воссоздания, почти в той же мере, в какой проявлялась она в 1613 году при первом государе из дома Романовых, царе Михаиле Феодоровиче. Уже в 1812 году, когда архиепископ Августин в декабре месяце устроил первый крестный ход из Кремля в память освобождения Москвы, здесь кипела работа, а к весне 1813 года сюда стали стекаться огромные массы каменщиков. Торговля и промышленность распространялись с удивительной быстротой. Построено до 2800 временных лавок, и вся торговая площадь заполнена «бесчисленным множеством продавцов и покупателей».

Император Александр I высоко ценил жертвы и заслуги жителей Москвы в великом деле освобождения России от нашествия врагов с их грозным предводителем. Он выразил это в своем манифесте от 30 августа 1818 г., Первопрестольной Москве, но еще ранее этого манифеста государь 25 декабря 1812 года решил воздвигнуть в память Отечественной войны всероссийский памятник в виде храма Христа Спасителя.

С любовью относясь к восстановлению Москвы из развалин, Александр Павлович, несмотря на множество дел, часто посещал ее. Так, прибыл он сюда после Венского конгресса 15 августа 1816 г. и пробыл здесь до своих именин — 30 августа, когда подписал вышеупомянутый манифест. Эти две недели сделались народным праздником в честь освободителя отечества и умиротворителя Европы. В следующем, 1817 г. он прибыл сюда со всей царской семьей и прожил до описанной выше закладки храма Христа Спасителя. В феврале 1818 г. он снова посетил Москву и 20 числа с большим торжеством открыл на Красной площади памятник Минину и Пожарскому скульптора Мартоса. Один из барельефов памятника изображал сбор пожертвований в Нижнем Новгороде, а другой -- выход в 1612 г. поляков из Кремля. Отсюда государь уехал в Варшаву. В этот день, 17 апреля, родился в Николаевском дворце великий князь (будущий император) Александр Николаевич. Крещение, при котором присутствовал государь, происходило 5 мая в Чудовом монастыре, где крещенный был помещен в купель возле мощей святителя Алексия. 16 июня прибыл в Москву прусский король Фридрих Вильгельм с упомянутым выше принцем Вильгельмом. При их встрече у дворца великая княгиня Александра Феодоровна взяла у кормилицы новорожденного Александра Николаевича и передала его Фридриху Вильгельму, причем император сказал прусскому королю: "Этот ребенок родился в Кремле, в древнем дворце русских царей, недалеко от колыбели фамилии Романовых и близ святых Иверских ворот, где чудотворный образ Богоматери бодрствует и печется о судьбах этого города и России". Эти слова государя произвели глубокое впечатление, и Фридрих Вильгельм много раз повторял их близким людям. Прусский король, проезжая по Москве удивлялся городу, как тому фениксу, возрождавшемуся из пепла с чрезвычайной быстротой. Однажды, любуясь с Красного крыльца видом Москвы и сиявшими на солнце куполами церквей, он сказал: "С Москвой не может соперничать ни один город". "Да, -- сказал стоявший около него император Александр, -- это святой город".

В черте Земляного города в царствование Александра Павловича в 1805 г. были построены следующие здания: Александровский институт, на который государь пожертвовал 400 000 тысяч, его церковь во имя св. Александра Невского была освящена в 1812 г.; училище ордена св. Екатерины, в память императрицы Екатерины II; Вдовий дом, построенный на средства Воспитательного дома, в память благотворительности императрицы Марии Феодоровны; Мариинская больница; Лазаревский институт и, наконец, огромные Покровские казармы. В это же царствование основаны дом для бедных и больница графа Шереметева. Эти учреждения, созданные графом Николаем Петровичем по мысли его супруги Прасковьи Ивановны, помещаются в прекрасном по архитектурному стилю здании.

Главный его корпус имеет форму полукруга. В галереях на лицевую и заднюю сторону устроены палаты для блаженных. В самой середине лицевого корпуса устроена изящная снаружи и внутри церковь. Это здание не было сожжено и обезображено в 1812 г., потому что здесь жил какой-то из маршалов Наполеона. Нашествие на Россию полчищ с запада произвело у нас немалый переворот, сказавшийся подъемом нашего национального духа в государе, правящем классе и даже в литературе, что особенно заметно у Карамзина и Крылова и других; но стиль построек Александровского времени остался по-прежнему подражательным: дома строились и украшались снаружи и внутри в классическом стиле.

Москва горячо любила императора Александра Благословенного и трогательно проводила его в последний путь, когда тело его перевозили в Петербург из Таганрога, где скончался он 19 ноября 1825 г. Незадолго до своей кончины государь назначил в Москву в сане архиепископа святителя Филарета, который, возведенный в сан митрополита, в течение полувека оказывал сильное влияние на московскую религиозно-нравственную жизнь. В память императора Александра I его брат и преемник на престоле Николай Павлович у Тверской заставы выстроил в 1826 г. Триумфальные ворота. Латинская и русская надписи гласят, что они посвящены "священной памяти императора Александра I, восстановившего Москву из пепла и развалин".

При императоре Николае I в Москве сглаживались последние следы разрухи 1812 г.; сама она разрасталась в своем пространстве и населении и достигала дальнейших успехов. Правда, глубоких перемен в ней не было: она по-прежнему оставалась дворянско-купеческим центром, к которому тяготела Россия. Но то, что было в предшествующее царствование временным взрывом и проявлением русских национальных стремлений, стало при национально-консервативном направлении государя постоянным и господствующим ее направлением. Население становилось более образованным и в этом Москва сильно подвинулась вперед. Университет блистал такими профессорами, как Погодин, Шевырев, Соловьев, Гранковский, Катков, Леонтьев, Иноземцев и другие. Сюда стекался весь свет творческой элиты: Пушкин, Жуковский, Вяземский, Батюшков, Аксаков, Киреевский, Гоголь, Герцен, Тургенев и другие. Здесь сложились влиятельные круги западников и славянофилов. Во главе первых стояли Станкевич и Гранковский, во главе вторых — Киреевский, Аксаков и Самарин. В Москве процветало и театральное искусство, где блистали такие звезды, как Мочалов, Каратыгин, Щепкин, Садовский, Шумский и другие. Вообще за это время Москва, как культурный центр, стала влиятельнее Петербурга.

Важное значение для Москвы имела постройка Николаевской железной дороги, первого, если не считать Царскосельскую ветку, рельсового пути в России. Она вместо нескольких суток путешествия в северную столицу на лошадях приблизила ее к нам до одного суточного переезда, влияние Петербурга на Москву очень усилилось. Вместе с тем это сооружение императора Николая I положило начало новой сети железных дорог, узлом которых стала наша столица, вследствие чего увеличилось ее значение для всех отраслей русской жизни на юге, западе и востоке до Сибири включительно. Но прежде дальнейшего соединения Москвы рельсовыми путями со всеми окраинами России москвичам пришлось пережить Севастопольскую войну, повлекшую за собою очень много перемен в нашем отечестве. Москва патриотически встречала и провожала войска разных ополчений в Крым, прилежно готовила перевязочные средства для раненых, собирала для них щедрые пожертвования, но мало думала о готовившихся важных переменах в России.

Для нее сама кончина Николая I в разгар Севастопольской войны была неожиданностью. Равным образом для громадного большинства нашего населения неожиданна была и перемена консервативного направления скончавшегося императора на новое, проводником коего явился его сын, москвич по рождению, император Александр II. Радостными надеждами на реформы встретила его в Москве интеллигенция как западнического, так и славянофильского типа.

И Москва чутко откликалась на национальные тоны царствования императора Александра II.

Вообще в Москве в это царствование поднялось национальное самосознание, которое поддерживали в ней Катков, Аксаков, Самарин, Погодин, Гиляровский и другие, боровшиеся против петербургского космополитизма и западничества. Число учебных заведений у нас быстро увеличивалось: возникли Лицей цесаревича Николая, Техническое училище, Петровская земледельческая академия, Комиссаровское и Дельвиговское училища, несколько гимназий, два реальных училища, женские гимназии, Филаретовское училище и целый ряд городских школ, основанных думой по новому городовому положению...

В это же царствование открыт был музей Румянцева с огромной библиотекой, возникло Московское археологическое общество, основанное графом Уваровым; в связи с всероссийской художественно-промышленной выставкой в Москве по поводу 200-летия рождения Петра Великого основан был Политехнический музей; положено было основание ставшему под августейшее покровительство наследника цесаревича Александра Александровича Историческому музею; открыт был Зоологический сад. Для лечения москвичей возникали новые больницы, а также целый ряд благотворительных учреждений разного назначения.

Москва обогатилась еще двумя новыми памятниками. На Тверском бульваре был поставлен изваянный Опекушиным прекрасный памятник А. С. Пушкину, а на Лубянской площади — павшим под Плевной гренадерам. В это царствование были проложены новые железные дороги, такие как Нижегородская, Рязанская, Троицкая, Курская и Брестская, что усилило значение промышленности и торговли Москвы. Открыто было много новых фабрик, заводов, банков, начиная с Конторы государственного банка и разных акционерных предприятий.

В это время утрачивает свое прежнее преобладающее значение дворянство, отъезжавшее в свои поместья, на земскую службу и в Петербург — на государственную. Подъем русского национального направления стал сказываться на московском зодчестве, которое начало отражать в постройках русский стиль. В этом стиле были выстроены Исторический, Политехнический и Художественно-промышленный музеи. Даже дворяне и просто богатые люди строили свои дома в этом стиле.

Еще большее значение для усиления в Москве русского народного духа имело царствование императора Александра III. Покровительство этого государя русской национальной культуре еще более подняло в Москве ее исторический дух и предания. Это сказалось на новой всероссийской выставке 1882 года (на Ходынском поле), где отдано было предпочтение чисто русским произведениям искусства и промышленности. К коронованию государя в 1883 г. Кремль приведен был в порядок, были отреставрированы соборы и расписана живописью Грановитая палата в том виде, в каком она была задолго до того как была разрушена; при царе Алексее Михайловиче стали открываться под руководством знатока истории Москвы И. Е. Забелина одна за другой палаты Исторического музея с русскими древностями, устроены были новые помещения для патриарших библиотеки и ризницы. Императорские театры отданы были под руководство А. Н. Островского и А. А. Майкова; что сказалось на наших сценах падением интереса к итальянской опере и драматическим пьесам, замененным произведениями русской оперы и русской драмы. Стали возникать частные театры с русскими постановками. Московской консерватории были перечислены значительные средства на постройку нового большого здания. П. М. Третьяков открыл для публики свою грандиозную галерею русской живописи. Картинные выставки приобрели несравненно более  русский колорит и характер. Здания в русском стиле стали все чаще строиться в Москве. Укажем на городскую думу, торговые ряды на Красной площади. И дома богатых людей больше и больше стали красоваться русскими фасадами и орнаментами. Москва впервые после Петра I стала возвращаться к своей исторической самобытности, освобождаясь от чужого, несвойственного ей. Во главе Москвы генерал-губернатором и командующим войсками ее округа был поставлен связанный своим детством с нашей столицей горячий поклонник русской истории великий князь Сергей Александрович. При нем в Кремле построен был и открыт памятник царственному императору Александру II. Стало легче дышать и развиваться коренной Москве. В это же царствование московское купечество, поддерживаемое покровительственной системой, на свои пожертвования выстроило целый ряд университетских клиник на Девичьем поле.

Государь император Николай Александрович, следуя по стопам своего родителя, с большой любовью относился к своей древней столице, что он выразил уже вскоре после восшествия своего на престол, когда, сопровождая гроб своего родителя императора Александра II, прибыл вместе с ним в Москву и когда именно в ней наметил место для памятника царю-миротворцу. Народ щедро отдавал свои сбережения на постройку. После своего священного коронования государь император со всей своей августейшей семьей много раз посещал столицу. Двукратно он жил здесь на Страстной неделе и проводил с москвичами дни светлого праздника. Эти пребывания отмечены были поучительным для всех людей паломничеством по всем святыням и историческим местам нашим.

Примечательно, что его величество своим посещением подземелья Чудова монастыря привлек впервые взоры всех к давно забытому месту мученической кончины святейшего патриарха Гермогена, ныне причисленного к лику святых. Еще более памятны посещения Москвы государем императором с его августейшей семьей и другими особами царствующего дома. Так, в мае 1912 г., в присутствии его величества, близ храма Христа Спасителя был открыт и освящен грандиозный памятник царю-миротворцу, императору Александру Александровичу. Вскоре после этого, но уже после отъезда царственных гостей, на Тверской площади, против дома генерал-губернатора открыт был другой памятник — умершему в Москве еще в царствование императора Александра II народному любимцу генералу М.Д. Скобелеву.

В 1913 г. празднованием трехсотлетия восшествия на престол родоначальника дома Романовых завершился в Москве целый ряд юбилейных чествований, начало которых было положено 19 февраля 1911 г. празднованием пятидесятилетия освобождения крестьян, в память которого заложен строящийся на всенародные пожертвования собор св. Александра Невского, -- любимого всенародно царя-освободителя. Романовские же юбилейные торжества начаты были в Москве с 21 февраля, т. е. с того дня, когда был избран на царство первый государь из династии Романовых. В память этого на Романовской земле, селе Покровском (ныне Покровская община сестер милосердия), на пожертвования московских монастырей устроена большая, прекрасно оборудованная больница. В марте же 1913 г. в покоях митрополита Чудова монастыря была устроена выставка церковно-исторических памятников царской эпохи романовского периода. Здесь были собраны драгоценные подарки первых государей этой династии, щедро преподнесенные разным храмам. Из выставленных здесь вещей многие представляли собственноручную, нередко даже художественную работу русских цариц и царевен. Продолжавшаяся до октября выставка привлекла живое внимание не только москвичей и приезжих из разных концов России, но и множества иностранцев, восхищавшихся драгоценными памятниками нашей доброй старины.

Вообще в царствование Николая II Москва продолжала развиваться вширь и ввысь. Число ее жителей, увеличивающееся каждые десять лет на 20 %, достигло теперь цифры 1 700 000 и уже не умещалось в пределах Камер-коллежского вала, линия которого простирается на 35 верст. Жители Москвы уже стали заселять новые, более обширные, чем прежде, земли,  которые образовала недавно опоясавшая Москву окружная железная дорога. Она соединила между собой старые железные дороги с новыми, такие как Брянская и Павелецкая. В пределах нового центра образовались такие новые и большие поселки, какие мы видим в прежней Марьиной роще и за Крестовской и Бутырской заставами. Заселению же окраин способствуют проложенные трамвайные линии. Кроме того, и вдоль самих линий железных дорог стали строить жилые дома, которые начинают смыкать старые дачные местности (Пушкино, Перово, Кусково, Останкино, Кунцево, Одинцово) с Москвой. Соответственно с этим вокруг нее растет из года в год количество торгово-промышленных заведений; строятся новые школы и другие административные здания; возникают новые благотворительные учреждения; город постепенно благоустраивают, что выражается тем, что развивается водопроводная и канализационная сеть (новый Рублевский водопровод и новые поля орошения), расширяются площади, проводят электрическое освещение во всех районах и т. п.

2. Развитие и архитектура Москвы

В XIII в. (после пожара 1237 г.) начал складываться и второй посад -- Занеглименье, т. е. "за Неглинной". В начале XIII в. в летописях появилось название "москвичи". Москва становилась одним из крупных русcких городов. Появились первые (известные по летописям) каменные храмы, определившие состав ансамбля Соборной площади в Кремле, а также церковь Спаса на бору (1330), вошедшая в XIV в. в комплекс великокняжеского двора. Сложилась застройка Кремля. Расширилась его территория, в 1339 г. были возведены новые дубовые стены, а в 1366--1367 гг., при Дмитрии Донском, их заменили белокаменными. Строительство Кремля повлияло и на характер застройки заречных территорий. Выпрямлялись старые дороги, появились новые, связывавшие Москву с Золотой Ордой (Б. и М. Ордынка). Расширились посады.

К концу XIV в. вся территория внутри современного Бульварного кольца с запада до реки Неглинной была заселена и обнесена оградой -- валом со рвом. Для укрепления этой оборонной линии вдоль нее был поставлен ряд монастырей, от которых к центру города пролегли новые улицы: Петровка от Петровского монастыря, Рождественка от Рождественского, Сретенка от Сретенского. Вокруг Москвы располагались села и угодья крупных землевладельцев (Кудрино, Новинское), дворцовые села (Воронцово, Красное — ныне Красносельская ул.; Черкизово), монастыри (Андроников, Данилов, Симонов), сторожевые городки. Крупные поселения раньше всего появились в западной части Заречья: Голутвино, Хвостово (в районе ул. Полянки).

В XV в. интенсивно продолжалось каменное строительство в Кремле и на посадах, получившее особое развитие к концу XV -- началу XVI в., когда начался новый важный этап формирования Москвы, отмеченный крупными градостроительными мероприятиями. Окончательно определились не только структура, но и облик города. Со всех концов Руси в Москву приезжали опытные мастера-строители, приглашены были Иваном III итальянские зодчие. Строились главные соборы Кремля, царский дворец, возводились новые Кремлевские стены. Сложились основные улицы посада -- Никольская, Ильинка, Варварка. Возникли общественные и торговые центры на "крестцах" (перекрестках дорог), где появились первые гостиные дворы (главный торг сформировался около Кремля). Великий посад постепенно выделился во вторую по значимости часть столицы, чему способствовало появление здесь учреждений не только общегородского, но и общегосударственного характера. Великий посад был обнесен рвом, его защищали монастыри и пруды с плотинами на реке Неглинной (1514 г.). Новые стены Кремля (1485--1495 гг., итальянский архитектор Марк Фрязин, П. А. Солари, Антон Фрязин) повлияли на создание и благоустройство таких улиц как: Занеглименье, Заяузье и Замоскворечье. Только северо-восточная часть за Великим посадом со сложным, покрытым лесами рельефом была заселена слабо.

Приобщение русский зодчих к опыту итальянцев в каменном строительстве способствовало повышению профессионального уровня русcких "градодельцев" и "палатных дел мастеров". В конце XVI в. работали крупные зодчие - Барма, Постник, Федор Конь. В 1584 г. был организован Приказ каменных дел, который ведал производством работ, пропагандировал каменное строительство и снабжал кирпичом и белым камнем горожан. Одновременно происходило регулирование формы улиц и переулков, устанавливалась их ширина -- 12 и 6 сажен. В XVI в. наряду с небольшими посадскими храмами (Никиты за Яузой церковь) строились шатровые церкви (церковь Вознесения в Коломенском), пятиглавые соборы (церковь Усекновения главы Иоанна Предтечи в Дьякове, ныне в ансамбле Коломенского). Постройки конца XVI в., условно именуемые "годуновским стилем", отличались центричностью объемов, стройностью пропорций. Влияние этого стиля сохранилось и в постройках 1-й половины XVII в. (Покрова в Рубцове церковь, Успения, Покрова в Медведкове церковь). Небольшие, но внушительные объемы каменных храмов изменили характер застройки улиц, так же как и дворы богатых усадеб и дома ремесленников и торговцев, выходившие на линию улиц. На рубеже XVI—XVII в. появляются первые планы Москвы.

Петровские реформы привели к новому повороту в архитектуре Москвы. На первый план выдвинулось строительство зданий гражданского назначения, почти неизвестных в Древней Руси. Традиционно ведущий тип зданий -- церкви -- отошел на второй план. Сложившаяся в XVII в. свободная по своей планировке композиция города препятствовала коренной перестройке Москвы. Тем не менее ее застройка приобретала более светский характер. В связи с развитием торговли, военных дел и промышленного производства сооружались первые здания нового типа: Хамовный двор (парусная ф-ка) в селе Преображенском (1696 г.) и Суконный двор у Каменного моста (оба не сохранились), Арсенал в Кремле. На Красной площади были возведены Главная аптека (построенная как Земский приказ), Монетный двор, Комедиальная храмина" и "Библиотека" (книжная лавка), деревянные триумфальные ворота (1709 и 1721 г.). В Немецкой слободе, по соседству с селом Преображенским, формировался новый дворцовый центр. Во всех сооружениях проявились черты архитектуры, противостоящие традициям недавнего "прошлого". Преобладали строгие прямые линии объемов, четкие поэтажные расчленения фасадов, симметричная композиция, единый нерасчлененный блок здания.

Эпоха барокко

Архитектура Москвы в 1740--1750 гг. в значительной мере антипод петровской. На смену принципам утилитаризма и практицизма приходит стремление к пышности и великолепию построек. Дворцовое строительство было развито относительно слабо. Основная тенденция в архитектуре Москвы 2-й половины XVIII -- 1-й четверти XIX в. определяет складывающийся классицизм, прошедший в Москве три этапа развития: ранний классицизм (1760--1770 гг.), зрелый классицизм (1780--1790 гг.) и ампир (1-я треть XIX в). В загородном строительстве (усадьба Царицыно, Петровский дворец), во временных сооружениях (увеселительные постройки на Ходынском поле, арх. В. И. Баженов), в строительстве отдельных, т. н. готических зданий в центре Москвы в начале XIX в. (церковь Вознесенского монастыря, Печатный двор на Никольской ул.) наряду с классицизмом нашли применение формы ложной готики. Классицизм противопоставил барокко логическую четкость и простоту, спокойное величие.

Ведущими типами становятся общественные, связанные с гражданским и просветительским пафосом идейно-художественной программы классицизма здания – больницы, учебные заведения и театры. Достигает максимального подъема регулярное градостроительство, дворцовым сооружениям придается характер общественных зданий. Архитектура классицизма XVIII в. связана с именами двух крупнейших зодчих -- В. И. Баженова и М. Ф. Казакова.

После пожара 1812 г. руководство по устройству и реконструкции было возложено на специальную Комиссию, созданную для восстановления Москвы (1813—1843 г.) под руководством О. И. Бове. Работа комиссии предусматривала создание нового общественно-административного центра с полукольцом парадных площадей вокруг Кремля, уничтожение стен Белого города и устройство на их месте кольца бульваров, создание площадей в местах их пересечения с радиальными улицами, выпрямление улиц и застройку их домами, расположенными по красной линии. В дополнение к Бульварному кольцу на месте Земляного города было создано Садовое кольцо с площадями на пересечении с радиальными улицами, определены границы города по Камерколлежскому валу и спроектированы площади у застав, в т. ч. Тверская с Триумфальными воротами. Река Неглинная была заключена в трубу, и над ней, у северной стены Кремля, был разбит Александровский сад, обновился в классическом духе фасад Верхних торговых рядов на Красной площади, по оси их центра, портика, был поставлен памятник Минину и Пожарскому; ров, тянувшийся вдоль северо-восточной стены, был засыпан. Красная площадь, приблизившись по конфигурации и планировке к современному облику, обрела черты парадной площади классицизма. Ансамбль Театральной площади, новый фасад здания университета, Манеж коренным образом изменили облик центра Москвы. Столь же радикально изменился и облик улиц.  Комиссия для строения разработала правила, определявшие количество этажей, размеры, окраску жилых и служебных зданий, их размещение на улице в зависимости от местоположения и материалов дома (камень или дерево); там же утверждались проекты фасадов.

С конца 1820-х г. начался процесс упадка традиций классицизма и зарождения эклектики, которая претерпела в своем развитии два этапа: 1830—1860-е гг. и 1870—1890-е гг. В архитектуре применялись новые материалы — чугун, железо, стекло. Однако в плане эстетики они значительно уступали своим предшественникам. Облик Москвы 1530—1560-х гг. сохранил особенности черт застройки после пожара 1812 г. Исторически сложившаяся система вертикалей храмов обновлялась и дополнялась новыми (храм Христа Спасителя, колокольня Симонова монастыря). В строительстве административных и жилых зданий использовались преимущественно формы европейской архитектуры.

В 1870—1890-е гг. начался период интенсивного строительства. Местоположение железнодорожных вокзалов определило размещение фабрично-заводского и связанного с ним жилищного строительства. В непосредственной близости от вокзалов и по берегам наиболее значительных рек формировались промышленно-заводские комплексы, строились складские и торговые здания. Менее важным, но достаточно ощутимым градообразующим фактором стало строительство учебных и медицинских учреждений.

Кремль, который больше не играл роль важного официального центра, приобрел характер исторического памятника. Вновь, как в классицизме, большое внимание уделяется ансамблю центра. В "русском стиле" реконструировалась система площадей, опоясывающих Кремль и Китай-город. На Красной площади сооружаются: Исторический музей, Верхние торговые ряды и Средние торговые ряды, на Воскресенской площади — здание Городской думы, на Лубянской площади — Политехнический музей. В Китай-городе застраивается Ветошный проезд (арх. А. Н. Померанцев) и строятся замыкающие его со стороны ул.Никольской Новоспасские ряды (арх. М. Н. Преображенский). Со стороны Никольской улицы к Театральному проезду был проложен Третьяковский проезд, близ Владимирских ворот Китай-города возводится часовня Пантелеймона, у въезда на Красную площадь со стороны Охотного ряда — Лоскутная гостиница (все — арх. А. С. Каминский). В остальных частях города преобладали здания в европейских стилях. Разнообразие стилей всех форм не исключало единой системы приемов. В композициях конца XIX в. независимо от назначения здания (банк, пассаж, доходный дом, особняк или гостиница) господствовал принцип гармонизации, при котором горизонтальные и вертикальные элементы здания равнозначны. Ориентация композиций по длине фасада уничтожила прерывистость улиц, которые стали выглядеть, как фасад одного здания. Во второй половине XIX в. получает также распространение демократический вариант "русского стиля", использующий формы народного (крестьянского) искусства и известный под названием "ропетовщина" (по имени одного из ведущих представителей -И. П. Ропета), — "Погодинская изба" (1850-е гг., арх. Н. В. Никитин).

В начале 20 в. все более активным компонентом застройки города становился рядовой жилой дом. Быстро росло количество этажей жилых домов (10-этажный дом в Б. Гнездниковском пер., 1912 г., арх. Э. Нирензее). Доходные дома в 8—10 этажей получают распространение как в центральных районах, так и в удалении от них. Одни характерны своеобразной пластикой объемов, выразительностью линейных очертаний, другие — строгим ритмом балконов, эркеров и козырьков крыш. К середине 1900-х гг. возник еще один тип доходного дома — с гладкими, облицованными глазированной плиткой фасадами, подчеркнуто строгим рисунком эркеров, с яркими майоликовыми плитками.

Интенсивное строительство во второй половине XIX — начале XX вв. придало Москве облик крупного промышленного и торгового города. Строились фабричные корпуса, железнодорожные вокзалы, многоэтажные здания банков и контор, торговых пассажей, универсальных магазинов. Наряду с частными особняками сооружались многоэтажные "доходные" дома. С середины XIX в. в московской архитектуре преобладает подражание различным стилям прошлого. В 1837—83 гг. был построен грандиозный 5-купольный храм Христа Спасителя в память Отечественной войны 1812 г.(архитектор К. А. Тон; снесен в 1930-е г.). В том же "русско-византийском" стиле построен Николаевский (ныне Ленинградский) вокзал (1849 г., архитектор Тон), в "русском" стиле с использованием мотивов "узорочной" и "нарышкинской" архитектуры XVII в. — Исторический музей (1875—1881 гг., здание Городской думы (1890—1892, архитектор Д. Н. Чичагов), в так называемом неорусском стиле — Казанский вокзал (1914—1926 гг., 1941 г., архитектор А. В. Щусев), главный фасад Третьяковской галереи (начало 1900-х гг., по рисунку В. М. Васнецова), в неоклассическом стиле — Музей изящных искусств (1898—1912 гг., архитектор Р. И. Клейн, ныне Музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина) и др. В начале XX в. большое распространение получил стиль модерн: здание Художественного театра (1902 г.), особняк Рябушинского на Малой Никитской улице (1900 г.), Ярославский вокзал (1902 г.; все — архитектор Ф. О. Шехтель).

Острейший жилищный кризис (с начала 1920-х гг. рост населения Москвы многократно опережал рост жилого фонда, основная масса москвичей проживала в так называемых коммунальных квартирах) с середины 1950-х гг. вынудил резко увеличить объем жилищного строительства. С 1955 г. строительство переносится на свободные земли, создаются крупные городские районы, расчлененные на микрорайоны и застраиваемые по типовым проектам пятиэтажными домами, а с 1960-х гг. — домами в девять и более этажей. В 1960 г. граница Москвы была установлена по московской кольцевой автомобильной дороге (МКАД) (построена в 1958—1961 гг.), площадь городской территории достигла 87870 га. В середине 1980-х г. к Москве были присоединены шесть территорий ("выступов") за пределами МКАД. В 1950—1990 г. в центре М. проложены и застроены новые проспекты — Комсомольский (1958—1965 гг.), Калининский (1964—1969 гг.; ныне Новый Арбат), Новокировский (1980—1990-е гг.; ныне проспект А. Д. Сахарова) и др. В 1955—1956 гг. выстроен комплекс Центрального стадиона в Лужниках. Сооружались (часто без учета исторически сложившейся среды и архитектурного окружения) крупные общественные здания — Кремлевский Дворец съездов, ныне — Большой Кремлевский дворец (1959—1961 гг.), кинотеатры "Россия" (1961 г.), "Октябрь" (1967 г.), телецентр в Останкино (здание — 1968 г., башня высотой 533 м – 1967 г.), здание СЭВ на Новом Арбате (ныне Московская мэрия, 1969 г.), гостиница "Россия" в Зарядье (1970 г.), здание цирка на проспекте Вернадского (1971 г.), Курский вокзал (1972 г.), так называемые олимпийские объекты, в том числе универсальный крытый зал и плавательный бассейн на проспекте Мира, крытый велотрек в Крылатском, здание Пресс-центра и др. (все — 1976—1980 гг.), построенные к Играм XXII Олимпиады 1980 г., Театр драмы и комедии на Таганке (1981 г.), здание Верховного Совета России ("Белый дом", с 1981 г.) и др. 12 июня 1990 г. в Москве был провозглашен государственный суверенитет Российской Федерации. С декабря 1991 г. Москва стала столицей вновь созданной России (Российской Федерации). Москва — местопребывание высших органов: законодательных, исполнительных и судебных властей Российской Федерации.

3. Экономика, строительство, промышленность

В конце 1840-х г. в Москве появился общественный транспорт — линейки. В 1867 г. многие улицы получили газовое освещение. С 1872 г. началось движение по городским железным дорогам с конной тягой (конка). В 1872 г. начала действовать линия телеграфной связи, соединившая Москву с Санкт-Петербургом, в 1882 г. — телефонная станция. 31 декабря 1898 г. была открыта первая междугородная телефонная линия М. — Санкт-Петербург. В 1883 г. в районе Пречистенских ворот установлены дуговые электрические фонари. В 1899 г. появился трамвай, в 1903 г. — современная система водопровода (Москворецкая), в конце XIX в. — канализация. К 1917 г. граница Москвы далеко перешагнула черту Камер-коллежского вала; территория города в муниципальных границах составляла 9149 га, в полицейской черте — 17685 га, в пределах Окружной железной дороги (в границах фактического города) — 24 200 га.

На начало 1914/15 учебного года в Москве было 752 общеобразовательные школы всех видов (140,2 тыс.. учащихся), 22 средних специальных учебных заведения (6 тыс.. учащихся), 20 высших учебных заведений (33,9 тыс.. студентов). В 1913 г. действовали 60 больниц (11,1 тыс.. коек), в городе практиковали 2,3 тыс.. врачей. В 1866 г. создана Консерватория; в 1898 г. основан Московский Художественный театр, в 1914 г. - Камерный театр. 12 марта 1918 г., после переезда советского правительства из Петрограда, Москва вновь становится столицей страны. В 1920-е гг. восстанавливаются промышленность, городское хозяйство. В 1924 г. на улицах появились рейсовые автобусы, в 1925 г. — таксомоторы. С конца 1920-х гг. преимущественное развитие получают отрасли машиностроения и металлообработки (их доля в общем объеме промышленного производства выросла с 10,4 % в 1913 до 48,1 % — в 1940 г.) — авиационная, автомобильная, станкостроительная, электро- и радиотехническая и др., а также металлургическая и химическая промышленность, закладываются основы мощного военно-промышленного комплекса Москвы и Подмосковья. Основная ставка делалась на реконструкцию и расширение старых (металлургический завод "Серп и молот", автомобильный завод "АМО", завод "Динамо", электромеханический завод им. Владимира Ильича — бывший завод Л. А. Михельсона и др.) и создание новых крупных промышленных предприятий (вступили в строй в 1930 г. завод по выпуску станков и инструментов им. С. Орджоникидзе, 1-й часовой завод, автосборочный завод имени КИМ, ныне — головное предприятие ПО "Москвич", в 1932 — завод режущих инструментов "Фрезер", 1-й подшипниковый завод и др.). В 1941 доля Москвы и Московской области в общем объеме промышленного производства СССР составила 20 %. В 1920—30-е гг. в Москве возникает ряд новых высших учебных заведений, растет сеть научно-исследовательских и проектных институтов, лабораторий, конструкторских бюро и т. п. В 1929 г. основана Академия сельскохозяйственных наук, в 1934 г. из Ленинграда переведены руководящие органы АН СССР (с 1991 г. — Российской АН), многие ведущие академические институты.

В 1920—1930-е гг. население быстро растет (в 1923 г. — свыше 1,5 млн человек, в 1931 г. — около 2,8 млн, в 1936 г. — около 3,6 млн человек), на бывших окраинах строятся новые жилые кварталы со свободной расстановкой зданий (районы Усачевки, Дангауровки и др.). К 1941 г. городская застройка перешагнула границу Окружной железной дороги, территория Москвы достигла 32617 га.

В годы промышленного подъема начала XX в. число крупных предприятий в Москве увеличилось с 909 — в 1910 г. до 973 — в 1913 г., число промышленных рабочих —  с 136,4 до 159,3 тыс.. Ведущими предприятиями текстильной промышленности были Прохоровская (Трехгорная) мануфактура, ситценабивная мануфактура Товарищества "Эмиль Циндель" (свыше 2 тыс.. занятых на каждом). Среди крупнейших предприятий других отраслей — механический завод братьев Бромлей (ныне "Красный пролетарий"), металлургический завод Гужона (ныне — "Серп и молот"), завод Гакенталя, завод Дангауера и Кайзера. Кроме крупной фабрично-заводской промышленности, в Москве было много мелких кустарных предприятий и мастерских с общим числом занятых — 245,4 тыс.. человек в 1913 г. К началу XX в. Москва становится крупным мировым кредитно-финансовым центром.

Во второй половине XX в. в экономической структуре Москвы наблюдается снижение удельного веса промышленности; с 1940 г. по 1989 г. доля занятых в промышленном производстве сократилась с 43,7 до 24,1 %. Несмотря на это, к началу 90-х гг. Москва оставалась крупнейшим промышленным центром России. На протяжении многих десятилетий столица служила центром притяжения наиболее передовых отраслей промышленности. Ведущее место в промышленности занимают машиностроение и металлообработка (около 3/5 всех занятых в промышленном производстве в начале 1990-х гг). Московская городская агломерация — крупнейший центр военно-промышленного комплекса, здесь сосредоточены ведущие предприятия авиационной, ракетно-космической, радиоэлектронной, приборостроительной и др. отраслей. Среди важнейших отраслей машиностроения выделяются также станкостроительная и инструментальная (производство металлорежущих станков и инструментов, кузнечно-прессового оборудования, промышленных роботов, автоматических и полуавтоматических линий и др.), разнообразная электротехническая, автомобильная (грузовые и легковые автомобили) промышленность, производство холодильного и компрессорного оборудования, подшипников, часов и др. Москва — крупный центр химической промышленности (в том числе производство автомобильных шин, резинотехнических изделий, красителей, товаров бытовой химии); Московский нефтеперерабатывающий завод удовлетворяет значительную часть потребностей столичного региона в горюче-смазочных материалах. Предприятия черной металлургии производят различные виды продукции из качественной стали, трубы, метизы. При явном преобладании тяжелой индустрии Москва сохраняет позиции традиционного центра легкой промышленности, главным образом, текстильной (производство хлопчатобумажных, шерстяных и шелковых тканей) и швейной. Столичные функции предопределили развитие в городе полиграфической промышленности. Среди отраслей пищевой промышленности выделяется кондитерская, развита и табачная. В Москве сосредоточены крупные предприятия строительной индустрии; в начале 1990-х гг. здесь, а также на строительных объектах города было занято около 1/10 всех рабочих и служащих столицы.

Москва поддерживает дружественные связи с 42 крупными городами мира. Активное партнерское сотрудничество осуществляется с 15 городами в политической, экономической, культурной и социальной сферах. Установлены и развиваются рабочие контакты с 2-мя международными организациями городов мира: "Метрополис" и "Конференция мэров крупнейших городов мира". В Москве аккредитовано 138 дипломатических представительств (посольств), 29 торговых представительств, 12 представительств международных организаций, с которыми на городском уровне поддерживаются рабочие отношения. В столице в настоящее время действуют 36 совместных предприятий с участием городских структур и иностранных партнеров и 30 государственных муниципальных предприятий с иностранным капиталом, проводится около 100 международных выставок и ярмарок. В 1999 году Москву посетило около 2,5 млн гостей столицы, из них около 1 млн иностранных туристов. Валовой региональный продукт, производящийся в Москве, составляет  689,9 млрд рублей. Общий объем промышленной продукции, произведенной предприятиями, достигает в настоящее время  175,1 млрд рублей. Общий объем товарооборота — 512,5 млрд рублей. Производство потребительских товаров — 65,7 млрд рублей. Внешнеторговый оборот составляет — 15015 млн долларов. Экспорт новых товаров выводится на 7493,7 млн долларов. Импорт — 7521,3 млн долларов. Привлеченные иностранные инвестиции — 2,68 млрд долларов. Инвестиции в основной капитал — 100,6 млрд рублей, в том числе выполнение инвестиционной программы Правительства Москвы по капитальным вложениям — 51,7 млрд рублей.

4. Музеи и культура

С незапамятных времен каждый народный праздник в России имел свои собственные, особенные церемонии, традиции, песни. Происхождение многих праздников не всегда связано с христианскими праздниками. Они идут из глубины вв., и передают быт и обычаи того времени. Христианство покончило с религиозными церемониями язычества. Однако многие традиции сохранялись людьми в формах веселого развлечения и торжественных случаев, некоторые из них относятся к христианским церемониям и традициям, такие как: Масленица, колядки, Красная горка, Иван Купала, Пасха, Троица —отмечают все россияне.  Эти замечательные праздники несут частичку древней истории России, их ждут, отмечают с большой радостью.

Москва является центром науки, культуры и искусства мирового значения. Здесь находятся крупнейшие научные учреждения, высшие учебные заведения. 49 музеев сосредоточено только в одной Москве. Наиболее крупными среди них со всемирным значением являются Третьяковская галерея, Музей изобразительных искусств имени А. С. Пушкина, Музей восточных культур, Исторический музей, Центральный музей музыкальной культуры им. М. И. Глинки, Политехнический музей, музей землеведения (при МГУ), Исторический музей и т. д. Здесь сосредоточены культурные богатства, представляющие огромную ценность для всего мира.

5. Кремль

Кремль — это главный архитектурный памятник и символ России. На нем остановимся немного подробнее.

Большой Кремлевский дворец

На высоком Боровицком холме расположен Большой Кремлевский дворец. Его фасад обращен в сторону Москвы-реки и протянулся с запада на восток на 125 м.

Дворец построен в 1838—1849 гг. группой русских архитекторов — Д. Н. Чичаговым, П. А. Герасимовым, А. Н. Бакаревым, Ф. Рихтером и др. - под руководством К. А. Тона. Дворец был временной резиденцией императорской семьи во время пребывания ее в Москве. На этом месте ранее стоял дворец XVIII в., построенный архитектором В. Растрелли.

Грановитая палата

Палата представляет собой огромный квадратный зал с крестовыми сводами, опирающимися на центральный столб. Величественный и просторный зал высотой 9 м освещается 18 окнами, расположенными с трех сторон, а вечером — 4 кругами массивных люстр. Они сделаны в XIX в. из бронзы по образцу древних новгородских паникадил. Площадь пола Грановитой палаты равна 495 кв. м.

Во второй половине XVI в. Грановитая палата была украшена стенописью на церковно-библейские темы. В 1668 г. художник Симон Ушаков возобновил стенопись и сделал ее подробную опись.

После пожара 1682 г. палату восстановили и великолепно отделали. Окна были красиво украшены снаружи белокаменными резными наличниками. Кровлю покрыли позолоченными листами и сверху расписали цветным орнаментом. При пожаре 1696 г. эта кровля сгорела.

По некоторым предположениям, в XVIII в. стенопись в палате забелили известью. Во время нашествия наполеоновских войск палата пострадала от пожара, но вскоре ее восстановили. В 80-х гг. XIX в. художники братья Белоусовы расписали стены заново по описи Симона Ушакова.

Грановитая палата предназначалась для торжественных церемоний. В ней принимались иностранные послы, заседали Земские соборы, на одном из которых более 300 лет назад был решен вопрос о воссоединении Украины с Россией. Здесь отмечались победы русских войск. Так, например, Иван IV праздновал в Грановитой палате взятие Казани в 1552 г., а Петр I отмечал в 1709 г. Полтавскую победу.

По обычаям того времени, женской половине царской семьи запрещалось присутствовать в палате на торжественных церемониях. Поэтому царевны и царицы находились в особой комнате, называемой тайником, и через специальное решетчатое окошко наблюдали за всем происходящим в палате. Вход в тайник находится со стороны хоров Владимирского зала. Свое название Грановитая палата получила за граненый белый камень, которым облицован ее фасад, выходящий на Соборную площадь. В 1954 г. фасад палаты был очищен от поздней окраски и получил свой первоначальный вид.

Архангельский собор

Архангельский собор замыкает линию застройки на Боровицком холме. Северный и западный фасады его обращены на древнюю Соборную площадь, южный — на Москву-реку. Ныне существующий Архангельский собор был построен в 1505—1509 гг. Алевизом Новым. Постройка началась при Иване III и была закончена при его сыне, великом князе Василии Ивановиче. До этого здесь находился древний Архангельский собор, сооруженный еще Иваном Калитой в 1333 г. в память избавления Москвы от сильного голода. В начале XVI в. его разобрали и освободили место для постройки более обширного храма.

После разгрома наполеоновских полчищ собор восстановили в прежнем виде. Кроме дневного света, собор освещается девятью позолоченными паникадилами, сделанными в XVII в. Собор был расписан вскоре после того, как его построили. Некоторые фрагменты стенописи, открытые при реставрации 1955 г., дают возможность предполагать, что выполнялась она мастерами школы Дионисия. К 1652 г. первоначальная роспись сильно обветшала и была удалена вместе со штукатуркой. После этого собор расписали заново (в 1652, 1660, 1666 гг.). Роспись собора производила большая группа художников, вызванных в Москву "для государева дела" из многих русских городов — Костромы, Ярославля, Владимира, Вологды, Новгорода, Устюга и др. В их числе — московские жалованные иконописцы Степан Рязанец, Федор Козлов, Федор Зубов, Иван Филатов. Отбирал иконописцев замечательный художник Симон Ушаков. Стенопись Архангельского собора в целом выполнена в одной манере и носит литературно-повествовательный характер.

Архангельский собор еще со времени Ивана Калиты был усыпальницей великих московских князей и царей. Самая древняя гробница — Ивана Калиты, умершего в 1342 г., — находится у южной стены собора. Погребения в соборе продолжались до Петра I. Исключением является захоронение императора Петра II, умершего в Москве от черной оспы в 1730 г. Всего в соборе — 54 захоронения, или 46 гробниц (есть гробницы с двумя и тремя захоронениями). Гробницы представляют собой надгробия из белого камня. На них вырезаны надписи славянской вязью о времени и имени похороненного князя или царя. В соборе похоронены Димитрий Донской и Иван III (гробницы у южной стены), Иван Грозный и его сыновья (гробницы в южном алтаре) и другие деятели русской истории. У правого юго-восточного столба помещается рака сына Ивана Грозного—царевича Димитрия, останки которого перенесены в собор царем Василием Шуйским в 1606 г. из Углича. Над гробницей была сделана резная белокаменная позолоченная сень. В 1955 г. ее реставрировали как памятник истории и прикладного искусства начала XVII в. и вернули ей первоначальный вид.

В северо-западной части Кремля, между Троицкой и Никольской Башнями, простирается огромное здание Арсенала с обширным внутренним двором. Архитектура Арсенала отличается монументальностью и простотой. Арсенал был заложен по распоряжению Петра I на месте бывших Житных дворов, сгоревших в пожаре 1701 г. Здание предназначалось для склада всевозможного военного оружия и снаряжения, а кроме того, должно было стать музеем. Для этого был издан специальный указ о сборе медных и железных пушек и всяких воинских знаков, взятых в боях с иностранными интервентами. Эти трофеи было приказано доставить в Москву и "в новопостроенном Цейхаусе для памяти на вечную славу поставить".

Строителями Арсенала были назначены архитекторы X. Конрад и Д. Иванов с участием И. Чеглокова. Начатое в 1702 г. строительство было приостановлено в 1706 г. из-за войны со Швецией. Постройка возобновилась только в 1722 г. и продолжалась до 1736 г. При пожаре 1737 г. Арсенал частично сгорел, его восстановил в 1754 г. архитектор Д. Ухтомский. Простота и благородство, строгость и выразительность архитектурного облика Арсенала очень хорошо сочетаются с древними кремлевскими стенами и башнями. Отступавшие из Москвы в 1812 г. французские войска взорвали часть этого грандиозного здания между Никольской и Угловой Арсенальной башнями. В 1816—1828 гг. оно было восстановлено архитектором О. И. Бове. В середине XIX в. предполагалось организовать в Арсенале музей Отечественной войны 1812 г. Поэтому стены здания были украшены лепными военными атрибутами, вдоль юго-восточного фасада Арсенала выставлено 875 трофейных пушек, отбитых русскими войсками у армии Наполеона. Среди этих пушек: французских — 365, австрийских — 189, прусских — 123, неаполитанских — 40, баварских, — 34, итальянских — 70, голландских — 22 и др.

Благовещенский собор

В юго-западном углу Соборной площади, напротив Архангельского собора, рядом с Большим Кремлевским дворцом расположен Благовещенский собор.

Первый каменный храм Благовещения был построен сыном Димитрия Донского, великим князем Василием, в 1397—1416 гг. В 1405 г. его расписали знаменитые художники того времени — Андрей Рублев, Феофан Грек и Прохор с Городца.

В 1482 г. за ветхостью собор разобрали, и на его месте при Иване III в 1484—1489 гг. псковские мастера построили новый трехглавый храм из кирпича. С трех сторон его окружала открытая паперть-гульбище. В пожаре 1547 г. собор сгорел и был восстановлен при Иване Грозном в 1562—1564 гг. Паперть перекрыли сводами, на углах образовавшейся галереи возвели четыре небольшие церковки в память христианских праздников. С южной стороны собора пристроили крыльцо, получившее впоследствии название Грозненского. Купола и кровли покрыли медными листами и позолотили. Новый девятиглавый собор получил название Златоверхого. Большую художественную ценность представляет настенная живопись в соборе. Впервые она была выполнена русскими художниками в 1508 г. Долгое время считали, что древние фрески Благовещенского собора погибли безвозвратно, но первые пробные расчистки, сделанные в 1946 г., показали, что это не так.

Полная расчистка стенописи была проведена в 1947 г. бригадой художников Центральной реставрационной мастерской Академии строительства и архитектуры СССР и села Палеха.

Древняя живопись по характеру композиций, трактовке образов и красочному колориту близка к фрескам Ферапонтова монастыря, который был расписан художником Феодосием совместно с отцом Дионисием и братом Владимиром. Достоверность летописных данных о росписи собора 1508 г. художником Феодосием "с братьями" подтвердилась.

Фрески Благовещенского собора посвящены многочисленным темам апокалипсиса, основным богословским проблемам средневв.ья (борьба добра и зла и т. д.), рассказывают о преемственности власти московских князей от князей киевских, а через них — от византийского императора. На стенах изображены византийские императоры (император Константин и его мать Елена, император Михаил и др.) и русские князья (Владимир "Красное солнышко", его сыновья Борис и Глеб, княгиня Ольга, Димитрий Донской).

Большую историко-художественную ценность представляет иконостас собора. Два яруса его (2-й и 3-й), как говорят письменные источники, написаны в 1405 г. художниками Феофаном Греком, Андреем Рублевым и Прохором с Городца.

В 1404 г. рядом с Благовещенским собором на великокняжеском дворе были установлены первые в Москве часы.

При пожаре 1737 г. церковь сгорела и была восстановлена архитектором И. Ф. Мичуриным. Была сооружена новая глава в виде вазы и растесаны алтарные окна.

В XIX в. к церкви с южной стороны пристроили крытую лестницу. Она вела к западному фасаду, на котором была написана икона "Печерская Божья Матерь". Церковь поэтому тоже иногда называли Печерской.

В советское время после сложной реставрационной работы церковь получила первоначальный вид. Восстановлены западный и северный порталы, шлемовидная глава, разобрана пристройка с южной стороны, а с западной — Печерская часовня. Открыты древние апсиды церкви Екатерины XVII в., Церковь Ризположения.

Внутреннее пространство церкви Ризположения небольшое. Стены, столбы и своды в XVII в. были сплошь покрыты фресковой живописью на церковно-библейские темы. Эта живопись в более позднее время записана масляной краской. В 1951 г. на южной стене и двух столбах произвели пробную расчистку и открыли древнюю живопись. Сейчас работы по расчистке и укреплению древней живописи продолжаются.

Большую художественную ценность представляет иконостас церкви, приписываемый кисти художника Назария Истомина (1627 г.).

Паникадило работы котельных дел мастера Д. Сверчкова датируется 1624 г. Четыре деревянных подсвечника, покрытых воском и расписанных красками, сделаны в 1643—1645 гг.

Церковь Ризположения до 1653 г. была церковью патриархов; со времени патриарха Никона она стала дворцовой. Сейчас церковь Ризположения охраняется как памятник истории и архитектуры второй половины XV в.

Успенский собор

Северную сторону Соборной площади украшает один из древнейших белокаменных храмов Кремля — Успенский собор.

Предшественник его — одноглавый каменный храм "Успения Божьей Матери" — был построен при князе Иване Калите в 1326 г. по просьбе митрополита Петра, который в это время перенес свою кафедру из Владимира в Москву. Через полтора в. храм пришел в ветхость и разрушился. Сооружение нового храма поручили в 1471 г. московским мастерам — И. Кривцову и Мышкину, но строительство полностью не было осуществлено. Настоящий собор был построен в 1475—1479 гг. под руководством итальянского зодчего Аристотеля Фиораванта, который хорошо изучил русскую архитектуру, побывав во Владимире, Пскове, Новгороде и других городах.

Образцом для храма послужил древний Успенский собор города Владимира. В Успенском соборе Кремля ярко отразились мотивы владимиро-суздальского зодчества.

Стены собора сложены из белого тесаного камня, а своды и основания глав — из кирпича. С наружной стороны стены расчленены лопатками и завершаются закомарами.

Пять золоченых глав завершают собор. Если древние храмы XII—XIV вв. были полутемными и тесными помещениями, то Успенский собор представляет собой просторный, высокий и светлый зал с круглыми столбами, которые поддерживают легкие своды. "Была же та церковь, — говорится в Никоновской летописи, — весьма удивительна величеством и высотою, и светлостью, и звонкостью, и пространством; таковой же прежде не бывало на Руси, кроме Владимирской церкви".

В 1514 г. собор был впервые расписан русскими художниками иконописцами. Живопись на стенах, сводах и колоннах выполнена минеральными красками по золотому полю. С тех пор она обновлялась много раз.

В 1642—1643 гг., как показывают письменные источники, в росписи Успенского собора принимали участие 100 иконописцев из Москвы, Устюга, Суздаля, Владимира. Главными мастерами по росписи были иконописцы Иван и Борис Паисеины, Бажен Савин, Сидор Поспелов и другие. Древнейшая живопись выполнялась простейшими материалами.

Красками служили земля, соки растений и другие продукты естественного происхождения; для скрепления красок использовались растительный и животный клей, известь и яйцо.

Если художник писал минеральными красками по сырой штукатурке, то такую живопись называли фреской; если естественные краски наносили на поверхность сухой штукатурки, то это называлось темперой.

В XVIII—XIX вв. роспись обычно производилась маслом (как, например, во всех кремлевских соборах). В течение XIX в. живопись Успенского собора обновлялась маслом три раза.

В начале XX в. в соборе расчистили стенопись. На южной стене, двух столбах и в некоторых других местах была открыта древняя живопись. В 1949—1950 гг. в соборе были произведены большие реставрационные работы по укреплению и промывке живописи.

Иконы Успенского собора представляют огромную художественную и историческую ценность. В большинстве своем они принадлежат кисти русских художников XIV—XVII вв.

Древнейшим памятником живописи является икона "Владимирская богоматерь" византийского письма XI в. Первоначально она находилась в Киеве, в 1155 г. была перевезена во Владимир князем Андреем Боголюбским, а в 1395 г. князь Димитрий Донской привез ее в Москву и установил в Успенском соборе. Несмотря на религиозный сюжет, художник показал в образе богоматери большую человечность, чувства материнства, скорби и любви. Икона "Георгий" написана новгородским художником в XII в. Она считается одним из выдающихся памятников древнерусской живописи. Почти реалистически написал художник образ воина-победителя. До 1935 г. изображение было закрыто малярными красками. Его открыли художники-реставраторы, осторожно удалив малярные краски и закрепив красочный слой XII в.

Замечательным памятником русского искусства XIII— XIV вв. является икона "Троица". Ее приписывают кисти неизвестного русского художника ранней эпохи, еще до Андрея Рублева.

У южного входа находится уникальный памятник резьбы по дереву — трон, или царское место, Ивана Грозного, сделанный в 1551 г. русскими мастерами. Он известен под названием "Мономахов трон". Трон покрыт резьбой и рельефными надписями, которые излагают предание о перенесении из Царьграда (Константинополя) в Москву древних царских регалий, о походе воинов Владимира Мономаха во Фракию и т. д.

В юго-западном углу стоит бронзовый шатер ажурного литья. Он выполнен в 1627 г. котельных дел мастером Димитрием Сверчковым. В шатре находится рака патриарха Гермогена, замученного польско-шляхетскими интервентами в 1609 г.

У южного столба располагается древнее каменное Патриаршее место, а у северного — так называемое Царское место.

Интереснейшим памятником прикладного искусства древней Руси являются южные двери собора. Они покрыты медными листами, на которых, на фоне черного лака, написаны золотом двадцать изображений на библейские темы.

Собор освещается высокими узкими окнами, расположенными в два яруса, а также 12 паникадилами, изготовленными из позолоченной бронзы в XVII и XIX вв. Центральное паникадило сделано из серебра, отбитого у наполеоновских войск в 1812 г.

При нашествии Наполеона собор был разграблен французскими войсками и превращен в конюшню, иконы древнего письма использовались как дрова. Из собора было похищено 18 пудов (около 300 кг) золота и 325 пудов (более 5 т) серебра.

Успенский собор был главным храмом древней Руси, отражавшим мощь и величие централизованного Русского государства. Здесь совершались все торжественные церемонии, оглашались государственные акты, приносились присяги, венчались на царство русские цари и короновались императоры. Здесь Иван Грозный первый получил титул царя.

Кроме того, Успенский собор был усыпальницей московских митрополитов и патриархов. Гробницы митрополитов — от Петра (1326 г.) до Адриана (1700 г.) — стоят вдоль стен собора. В алтарной части, в приделе Петра и Павла, находится рака митрополита Петра — основателя Успенского собора. Над гробницей — металлическая сень XIX в.

Теремной дворец

Теремной дворец построен на месте древних дворцов Василия III и Ивана IV в 1635—1636 гг. русскими зодчими: Баженом Огурцовым, Антипом Константиновым, Трефилом Шарутиным и Ларионом Ушаковым. Нижние этажи дворца — более раннего времени, но из-за многочисленных переделок утратили свой древний вид. Резная белокаменная лестница дворца украшена изваяниями львов со щитами. Крыльцо, называемое Золотым, в старину было расписано золотом и красками, а сверху покрыто расписным пирамидальным шатром. Резной белокаменный портал крыльца был парадным входом в царские комнаты. Первая комната называется Передней, или Проходными сенями, имеет низкие сомкнутые своды со стрельчатыми окнами, резные деревянные подоконники и изразцовые печи. С XVII в. она называлась Передней. Здесь утром собирались бояре, ожидая выхода царя. Вторая комната — Гостиная, где происходило "сидение царя с боярами" и в редких случаях, в знак особой милости, принимались иностранные послы. Третья комната — Престольная, или царский кабинет. В "красном" углу комнаты стоит царское кресло, покрытое бархатом. В XVII в. это была самая красивая и самая недоступная комната из всего дворца. Лишь по утрам ближайшие к царю бояре входили в нее, чтобы бить челом. Среднее окно комнаты, украшенное с фасада резным белокаменным наличником, называлось Челобитным. Из него опускался ящик, куда каждый мог додать царю челобитную грамоту. В простонародье этот ящик называли Долгим, так как челобитные подолгу лежали здесь, никем не читаемые. Отсюда и пошла поговорка: "Не откладывай дело в долгий ящик". Четвертая комната — Опочивальня. В ней находится резная деревянная кровать с балдахином, сделанная в стиле XVII в. Эта комната, как и все предыдущие, принадлежала только мужской половине царской семьи. Покои цариц и царевен находились в другом месте и до наших дней не сохранились. Из Опочивальни боковая дверь ведет в небольшую комнату-Молельню, где обычно вечером и утром молился царь. Здесь на стене висят золоченые киоты с крестами и иконами XVI—XVII вв. Терема являются интересным памятником русской архитектуры и быта XVII в. Комнаты в них имеют низкие сомкнутые своды, стены и потолки покрыты многокрасочной росписью, выполненной в XIX в. художником Т. Киселевым по рисункам академика Ф. Г. Солнцева. Древняя живопись в Теремах не сохранилась, за исключением отдельных фрагментов. Наличники окон, подоконники и порталы украшены резьбой. В окна вставлено цветное стекло XIX—XX вв. В старину в окнах была разноцветная слюда. От разноцветных стекол, изразцовых печей и расписных стен Теремов веет далекой, сказочной стариной. Мебель — в стиле XVII в. Скамьи и стулья обиты венецианским бархатом. Когда-то шкафы и поставцы были наполнены золотой и серебряной посудой, которая сейчас хранится в Оружейной палате. В золотых и серебряных клетках сидели певчие птицы. Престольная комната через небольшие сени связана с узкой витой белокаменной лестницей, которая ведет в Верхний Теремок и смотрильную башенку. Верхний Теремок, или Каменный чердак, расположен на плоской кровле Теремного дворца. Со всех сторон он окружен гульбищем, называемым Верхним каменным двором. До XIX в. гульбища также были с обеих сторон Теремов. Большая комната Теремка построена в 1637 г. царем Михаилом Федоровичем для своих детей. С фасада Теремок украшен фигурными резными наличниками и порталами. Над дверью сохраняется надпись, в которой говорится о времени построения и назначении Теремка.

Царь-колокол

На каменном постаменте у колокольни Ивана Великого стоит Царь-колокол. Это самый большой колокол из всех существующих колоколов мира (отсюда и название Царь-колокол). Он не имеет себе равных по художественному литью. Вес колокола — более 12 тыс.яч пудов, или 200 т. Осколок его весит 700 пудов. На гранитном цоколе стоит 40 различных древних пушек. 19 из них поставлены на красивые чугунные, декоративные лафеты, отлитые на заводе Берда в тридцатых годах прошлого столетия. Лафеты украшены орнаментом и затейливыми геральдическими изображениями в соответствии с названием каждой пушки. Некоторые пушки использовались в военных походах XVII в. Наиболее известные из них:

1) пищаль "Троил" (старый) с изображением Троянского царя. В надписи сказано: "Зделана сия пищаль Троил лета 7098 (1590). Делал Ондрей Чохов вес 430 пудов";

2) пищаль "Аспид". На ней изображен аспид — крылатая змея с птичьим клювом и двумя хоботами. "Делал Ондрей Чохов 1590 г. вес 370 пудов";

3) пищаль "Единорог" с изображением единорога. Вес 779 — пудов. Лил Мартьян Осипов в 1670 г.

Высота колокола — 5,87 м, диаметр — 6,6 м. Царь-колокол отлит в Кремле в 1733—1735 гг. русским мастером литейного дела Иваном Моториным и его сыном Михаилом. Для отливки был использован старый разбитый колокол времени царей Бориса Годунова и Алексея Михайловича. В 1737 г. колокол пострадал от так называемого Троицкого пожара. От быстрого и неравномерного охлаждения при тушении пожара раскаленный колокол дал трещины, и от него откололся кусок весом 11,5 т. После этого колокол пролежал в яме свыше ста лет. В 1836 г. колокол был поднят из ямы строителем Исаакиевского собора и Александровской колонны архитектором А. Монферраном и поставлен на каменный постамент. Поверхность колокола украшена тонким рельефным орнаментом, изображениями царя Алексея Михайловича и царицы Анны Ивановны, а также пятью иконами и двумя надписями, в которых излагается история отливки колокола. Эта работа искусно выполнена русскими мастерами: Василием Кобелевым, Петром Галкиным, Петром Кохтевым, Петром Серебряковым и другими.

Царь-пушка

Одним из замечательных памятников военной техники и литейного искусства XVI—XIX вв. является Царь-пушка — самое большое по калибру орудие в мире. Она стоит у здания, построенного в 1810 г. архитектором И. В. Еготовым для Оружейной палаты.

Царь-пушка отлита Андреем Чеховым в 1586 г. в Москве, на Пушечном дворе на берегу реки Неглинной (современный Театральный проезд). На ней сделана надпись: «Слита бысть сия пушка в преименитом и царствующем граде Москве, лета 7094 (1586), в третье лето государства его. Делал пушку пушечный литец Андрей Чохов».

Название пушки связывают с изображением на ее стволе царя Федора Ивановича, сына Ивана IV. Более достоверно, что название Царь-пушка происходит от ее огромной величины — она была больше всех известных пушек в мире.

Последние исследования ученых показали, что Царь-пушка предназначалась для стрельбы, а не для устрашения неприятеля, хотя сведений о стрельбе из Царь-пушки нет. Так как из пушки предполагали стрелять каменным дробом — картечью, то ее называли еще Дробовик российский. Длина пушки — 5,34 м; калибр — 890 мм; средняя толщина ствола — 15 см. Пушка отлита из бронзы. Вес ее — 40 т (2 400 пудов).

В старину Царь-пушка стояла в Китай-городе и должна была защищать переправу через Москву-реку и Спасские ворота Кремля. Стрелять из нее можно было только со специального станка. Чугунные ядра, лежащие у подножья пушки, — декоративные, изготовлены в XIX в.

Колокольня Ивана Великого

В центре Кремля на Соборной площади возвышается одно из замечательнейших сооружений XVI в. — колокольня Ивана Великого. Она объединяет в величественный архитектурный ансамбль все древние храмы Московского Кремля. Колокольня Ивана Великого представляет собой трехъярусный столп из удлиненных, уменьшающихся кверху восьмигранников, поставленных один на другой. Каждый из восьмигранников имеет террасу и открытую галерею, в арочных пролетах которой помещаются колокола.

Верхний восьмигранник завершается рядом кокошников, в которых на синем фоне сверкают позолоченные звезды. Затем поднимается цилиндрическая часть столпа с ложными окнами, закрашенными черной краской. Выше идет трехъярусная надпись, выполненная по синему фону позолоченными буквами славянской вязью. Надпись, разделенная белокаменными витыми валиками, гласит: "Изволением Святыя Троицы повелением Великого Государя Царя и Великого князя Бориса Федоровича всея Руси самодержца и сына его благоверного Великого государя царевича и Великого князя Федора Борисовича всея Руси храм совершен и позлащен во второе лето государства их 108 (1600)".

Колокольня завершается позолоченным куполом. Столп колокольни сложен из кирпича, а цоколь и фундамент — из белого камня. По некоторым предположениям, фундамент уходит глубоко в землю и якобы находится на уровне дна Москвы-реки. Внутри столпа в стене первого яруса устроена каменная лестница в 83 ступени. Во втором ярусе она переходит в винтовую и имеет 149 ступеней. В третьем ярусе металлическая лестница в 97 ступеней ведет по внутренней стене до купола. Таким образом, всего в лестнице 329 ступеней. В галереях ярусов помещаются колокола, представляющие собой замечательные памятники русского литейного искусства XVI—XIX вв. Все колокола украшены орнаментами, барельефами и надписями, в которых говорится об истории колокола, дате отливки, весе, мастере.

Колокольня Ивана Великого была главной дозорной башней кремля, с высоты которой хорошо обозревалась Москва и ее окрестности в радиусе до 30 километров. История возникновения колокольни уходит в глубину вв.. При Иване Калите в 1329 г. примерно на месте существующей колокольни была построена небольшая каменная церковь в честь Иоанна Лествичника "иже под колоколы". В 1505 г. эту церковь разобрали и в 1508 г. заложили новую, строителем которой был архитектор Бон Фрязин. В 1532—1543 гг. зодчий Петрок Малый с северной стороны колокольни пристроил прямоугольную звонницу новгородско-псковского типа с храмом "Вознесения". В звоннице помещался тыс.ячепудовый колокол под названием "Благовестник". Для входа в храм, который находился на третьем ярусе звонницы, московские мастера построили в 1552 г. высокую каменную лестницу. При Борисе Годунове в 1600 г. столп Ивана Великого надстроили и увенчали позолоченным куполом с надписью. Высота его стала 81 м. В 1624 г. с северной стороны звонницы возвели так называемую Филаретовскую пристройку, завершавшуюся белокаменными пирамидками и черепичным шатром. В 1812 г. отступавшие из Москвы наполеоновские войска пытались взорвать колокольню. Она уцелела, но звонница и Филаретовская пристройка разрушились. В 1819 г. их восстановил архитектор Д. Жилярди по типу старых, но с некоторыми элементами архитектуры XIX в. В центре звонницы помещается самый большой колокол весом 4 тыс.ячи пудов, отлитый мастерами Завьяловым и Русиновым в XIX в. Другой колокол — весом 1200 пудов — отлит Андреем Чеховым в 1622 г. В Филаретовской пристройке висит колокол весом 798 пудов, отлитый в XVIII в. Иваном Моториным. Всего на колокольне Ивана Великого и звоннице 21 колокол. На третьем ярусе звонницы расположена церковь Николая Гастунского, перенесенная сюда в XIX в. с Ивановской площади. Происхождение названия колокольни Ивана Великого научно пока не установлено. Принято связывать это название не только с церковью Иоанна Лествичника, но и с именами великих князей, боровшихся за объединение страны, свержение татарского ига и возвышение Русского государства, — Ивана Калиты, Ивана III, Ивана IV. По типу "Ивана Великого" в древней Руси было построено много храмов. Своим величием колокольня как бы олицетворяла мощь централизованного Русского государства.

Стены и башни Кремля

Стены и Башни Кремля были построены в 1485—1495 гг. на месте обветшавших белокаменных стен времени Димитрия Донского. Они представляют собой не только величайший архитектурно-исторический памятник, но и мощное фортификационное сооружение конца XV в., построенное на основе достижений военной техники того времени. Башни Кремля соединяются крепостными стенами. Строились башни с таким расчетом, чтобы с них можно было вести обстрел впереди лежащей местности и вдоль стен. Для этого они выдвигались вперед, за линию стен. Там, где стены смыкались под углом, ставились круглые башни, которые были наиболее прочны и давали возможность вести обстрел вкруговую. К таким башням относятся Угловая Арсенальная, Водовозная и Беклемищевская. В них были устроены тайники-колодцы, служившие для снабжения водой защитников Кремля в случае длительной осады. Такой тайник до сего времени сохранился в Угловой Арсенальной башне. В тех местах, где к Кремлю подходили важные стратегические дороги, ставились наиболее мощные и высокие башни. В них устраивались ворота с проездом в Кремль. Ворота закрывались металлическими или крепкими дубовыми полотнищами. С наружной стороны к башням пристраивались отводные башни — стрельницы, проезды в которых закрывались специальными опускными решетками — так называемыми герсами. Со всех сторон Кремль был окружен водной преградой: с южной стороны — Москвой-рекой, с северо-западной — Неглинной и с восточной — глубоким рвом. Ров, обнесенный каменными зубчатыми стенами, был вырыт у стен Кремля в 1508 г. Он шел от Угловой Арсенальной башни, через всю Красную площадь, до угловой Беклемишевской башни, соединяя Неглинную с Москвой-рекой. Таким образом, Кремль представлял собой островную крепость.

Из ворот стрельниц через ров перекидывались подъемные мосты на цепях, а ворота закрывались гербовыми решетками. Если неприятель прорывался через мост в стрельницу, то герсы опускали, и враг оказывался запертым в своеобразном каменном мешке. Здесь его обстреливали с верхней галереи стрельницы. Из проездных башен Кремля наиболее важное значение имели башни: Спасская, Никольская, Троицкая и Боровицкая; меньшее — Константино-Еленинская и Тайницкая. Между главными четырехугольными и круглыми угловыми башнями ставились остальные, имевшие чисто оборонительный характер. Сверху на башнях устраивались деревянные шатры с дозорными сторожевыми вышками. На некоторых из них, например на Набатной и Царской, помещались колокола, называемые набатами или всполохами. В них звонили, когда Кремлю угрожала опасность. На вышках главных башен, в частности Спасской и Троицкой, были устроены часы. Сверху башни завершались зубцами. Внутри у них была боевая площадка, а ниже зубцов — специальные навесные бойницы для обстрела неприятеля, прорывавшегося непосредственно к подножию башни. В измененном виде навесные бойницы сохранились почти на всех башнях Кремля.

Башни имели несколько этажей и были связаны сквозными проходами с одной крепостной стены на другую. По ним защитники Кремля могли быстро и скрытно от Неприятеля передвигаться во время боя. Сквозные проходы через башни сохранились до настоящего времени. Стены завершаются двурогими зубцами (мерлонами) высотой от 2 до 2,5 м и толщиной 65—70 см. Во время боевых действий стрельцы закрывали промежутки между зубцами специальными деревянными щитами, а стреляли через узкие щелевидные бойницы. Эти бойницы сохранились до сих пор. Всего на стенах 1045 зубцов. С внутренней стороны, за зубцами, по стенам проходит боевая площадка, огражденная со стороны Кремля парапетной стенкой. В арочных нишах стены были устроены так называемые подошвенные бои с амбразурами наружу. Из них вели обстрел на уровне земли. Подошвенные бои заложили в XIX в., и сейчас они не видны.

В древности стены были покрыты двускатной деревянной кровлей, которая укрывала стрельцов от непогоды и предохраняла стены от разрушения атмосферными осадками. В XVIII в. кровля сгорела. Высота стен — от 5 до 19 м, в зависимости от рельефа местности; толщина — от 3,5 до 6,5 м. Кремль имеет 20 башен, 5 из них проездные. Общая длина стен с башнями — 2 235 м. Площадь Кремля составляет около 28 гектаров.

Боровицкая башня

У подножья Боровицкого холма, где зародился Кремль, возвышается Боровицкая башня, построенная Петром Антонио Солярио в 1490 г. на месте более ранней башни.

Свое название башня унаследовала от густого соснового бора, который покрывал когда-то весь Кремлевский холм. Это название удержалось за ней, несмотря на то, что специальным указом 1658 г. башню переименовали в Предтеченскую.

Водовзводная (Свиблова) башня

К югу от Боровицкой башни, в юго-западном углу Кремля на берегу Москвы-реки возвышается Водовзводная башня. Это одна из самых красивых и стройных башен Кремля.

Название башни говорит о ее использовании в прошлом. В XVII в. в ней была устроена водоподъемная машина, которая забирала воду из Москвы-реки и по свинцовым трубам подавала ее в верхние кремлевские сады и царские дворцы (водоподъемная машина не сохранилась). Раньше башня называлась Свибловой от близ расположенных дворов бояр Свибловых.

Благовещенская башня

На восток от Водовзводной башни, на берегу Москвы-реки, у подножья Кремлевского холма расположен ряд башен. Первая из них — Благовещенская, построенная в 1487—1488 гг.

Во времена Ивана Грозного башня использовалась как тюрьма. В конце XVII в. на Благовещенской башне был надстроен каменный шатер с декоративной дозорной вышкой. Название башни происходит от некогда помещавшейся на ней иконы "Благовещения", а также связано с церковью "Благовещения", пристроенной к башне в начале XVIII в. Тогда же в дозорной вышке устроили колокольню, где поместили семь колоколов, а флюгер заменили крестом. Башня служила приделом церкви, древние бойницы были переделаны в большие окна.

Тайницкая башня

Следующая за Благовещенской, Тайницкая башня значительно выступает вперед за линию стен.

Строительство кремлевских укреплений началось в 1485 г. с южной, обращенной к Москве-реке стороны Кремля. Отсюда Кремлю чаще всего угрожали татары, здесь были наиболее ветхие белокаменные стены. Первой на южной стороне была сооружена Тайницкая башня, имевшая в то время большое стратегическое значение.

Башня имела отводную стрельницу, подземный ход и проездные ворота к Москве-реке. Внутри был тайник-колодец, от которого она и получила свое название. Отводная стрельница соединялась с башней-мостом.

1-я Безымянная башня

В древности в башне хранился порох.

2-я Безымянная башня

В древности через нее был проезд, впоследствии заложенный.

Петровская Башня

Название башня получила от церкви митрополита Петра, некогда помещавшейся в ней. Эта церковь принадлежала подворью Угрешского монастыря, отчего ее иногда называли Угрешской.

Беклемишевская (Москворецкая Башня)

Расположенная на месте соединения Москвы-реки со рвом, Беклемишевская башня первая принимала на себя натиск подступавших к Кремлю татарских полчищ.

Башня получила название Беклемишевской от примыкавшего к ней со стороны Кремля двора боярина Беклемишева. По преданию, великий князь Василий III казнил Беклемишева за "высокоумие". Его двор, а затем и башня стала служить местом заточения.

Сейчас башню иногда называют Москворецкой — от расположенного недалеко Москворецкого моста.

Константино-Еленинская башня

На восточной стороне Кремля, выше Беклемишевской башни, в 1490 г. Петр Антонио Солярио построил Константино-Еленинскую башню. В таком виде она и существует до наших дней. Свое название башня получила от церкви Константина и Елены, стоявшей недалеко от нее в Кремле.

Раньше на месте Константино-Еленинской башни стояла древняя белокаменная башня времени Димитрия Донского, называвшаяся Тимофеевской. Через ее ворота Димитрий Донской в 1380 г. выезжал со своими дружинами на знаменитую Куликовскую битву, в которой были наголову разбиты татарские полчища хана Мамая.

Константино-Еленинская башня имела отводную стрельницу, подъемный мост через ров и проездные ворота в Кремль. В XVII в. проезд закрыли, а в отводной стрельнице устроили пыточную. В 1680 г. на башне надстроили шатровый верх, а в конце XVIII в. сломали стрельницу и мост. Впоследствии на их месте были заложены ворота.

Набатная башня

На склоне Кремлевского холма, напротив храма Василия Блаженного в 1495 г. построена Набатная башня. Она очень нарядна и стройна. Зеленая поливная черепица шатра, белокаменные детали и кирпичные стены придают башне живописность.

Свое название башня получила от висевшего на ней набатного колокола. Во время большого народного восстания в Москве в 1771 г., известного под названием Чумной бунт, горожане ударили в набат и собрали москвичей в Кремль. После подавления восстания разгневанная Екатерина II, так и не узнав, кто звонил в набат, приказала отнять у колокола язык.

Колокол без языка провисел на башне более 30 лет. Во время ремонта башни в 1803 г. он был снят и передан в Арсенал, а в 1821 г. помещен в Оружейную палату, где хранится и сейчас. Колокол отлит замечательным мастером литейного дела Иваном Моториным в 1714 г.; его вес — более 2 т.

Царская башня

Царская башня построена в 1680 г. Она представляет собой каменный шатер на кубышкообразных столбах, поставленный прямо на кремлевской стене.

В старину на месте Царской башни находилась деревянная башня, с которой, по преданию, Иван Грозный наблюдал за казнями, совершавшимися вблизи Лобного места, и за всеми событиями, происходившими на Красной площади. Отсюда и название — Царская башня.

Спасская башня

Спасская башня — самая красивая и стройная башня Московского Кремля, главные его ворота. Она построена под руководством итальянского архитектора Петра Антонио Солярио в 1491 г. Со Спасской башни началось строительство новых укреплений на восточной стороне Кремля. В то время башня называлась Фроловской стрельницей — по церкви Фрола и Лавра, находившейся недалеко от башни. От стрельницы через ров был перекинут цепной подъемный мост, замененный каменным в XVII в. Фроловские ворота с древности считались главными воротами Кремля и особо почитались в народе. Поэтому специальным царским указом в 1658 г. башню переименовали в Спасскую — по образу Спаса, написанного над ее воротами со стороны Красной площади.

Через Спасские ворота проходили торжественные шествия духовенства, въезжали в Кремль цари, императоры и иностранные послы. Здесь запрещалось проезжать на лошадях и проходить с покрытой головой, даже цари обязаны были снимать шапку.

В XVI в. на башне были установлены первые часы. Они просуществовали до 1625 г., когда мастера Христофор Галовей и Важен Огурцов возвели на башне многоярусный верх с высоким каменным шатром, на котором были поставлены новые часы. Часы периодически меняли и чинили. Часы, которые мы видим на Спасской башне сейчас, установлены в 1851—1852 гг. братьями Н. и П. Бутеноп.

Сенатская башня

В центре Красной площади расположена Сенатская башня —  одна из древнейших башен Кремля. Она была построена в 1491 г. и предназначалась для защиты Кремля со стороны Красной площади.

Башня называется Сенатской, так как за ней расположено здание Сената, построенное архитектором М. Ф. Казаковым в 1776—1788 гг. До этого она не имела названия.

Никольская башня

Одновременно со Спасской башней на северной стороне Красной площади Петр Антонио Солярио построил в 1491 г. Никольскую башню. Название ее происходит от иконы Николая Чудотворца, помещавшейся над проездными воротами отводной стрельницы, а также связано с Никольской улицей, отходящей отсюда на север.

Угловая Арсенальная башня

Это самая мощная башня Кремля, глубоко ушедшая в землю. В древности из башни был выход к реке Неглинной. Впоследствии его заложили. Свое название башня получила от примыкающего к ней здания Арсенала. До постройки Арсенала она называлась Собакиной — от находившегося поблизости двора бояр Собакиных.

Средняя Арсенальная башня

Свое название башня получила от здания Арсенала. Раньше она называлась Граненой — от расчлененного на грани фасада.

Троицкая башня

После царского указа в 1658 году башню стали называть Троицкой — по Троицкому монастырскому подворью в Кремле. До этого она называлась Богоявленской, Знаменской, Куретной и т. д. В 1685 г. башню надстроили многоярусным верхом с белокаменными украшениями и высоким кирпичным шатром, а год спустя установили новые часы. Под шатром помещались часовые колокола.

Кутафья башня

В 1516 г. от Троицкой башни через реку Неглинную к башне Кутафье был сооружен каменный мост, просуществовавший до конца XIX в. По преданию, он находился на месте первого каменного моста в Москве, построенного еще при Димитрии Донском.

Комендантская Башня

Свое название башня получила в XIX в., рядом с ней в Потешном дворце жил комендант Москвы.

Оружейная башня

На север от Боровицкой башни, на пригорке возвышается стройная Оружейная башня. Свое название она получила в прошлом столетии от Оружейной палаты, построенной здесь в 1851 г. До этого она называлась Конюшенной, так как за ней находился в древние времена царский Конюшенный двор.

Вообще, оглядываясь на семивв.ое прошлое Москвы, убеждаешься, что сила ее, легко переживающая всяческие перемены, невзгоды и беды, черпается из исторических глубин всея Руси, ее великого государства и народа, из недр Русской земли. Велика сила Москвы в ее громадном населении, в обилии в ней просветительных и благотворительных учреждений, удобствах и удовольствиях своей жизни, в богатстве своей промышленности и торговли, но еще большая сила и власть Москвы заключается в ее истории, в мощи ее государственно-церковных преданий.

Список используемой литературы

1. БСЭ. М., 1963.

2. История России. М., 1999.

3. Михайлов Н. Н. Моя Россия. М., 1966.

4. МСЭ. М.,1959.

5. Сытин П. В. Из истории московских улиц. М., 1958.



  © Реферат плюс


Поиск
Реклама

  © REFERATPLUS.RU  

Яндекс.Метрика