Полезное

Календарь
Апрель
Пн   3 10 17 24  
Вт   4 11 18 25  
Ср   5 12 19 26  
Чт   6 13 20 27  
Пт   7 14 21 28  
Сб 1 8 15 22 29  
Вс 2 9 16 23 30  

Становление нефтегазовой отрасли саратовского края: события и биографии



Скачать: Становление нефтегазовой отрасли саратовского края: события и биографии

План реферата

1. Вместо предисловия

2. Вера и знания преодолеют все преграды

3. Люди, стоявшие у истоков

4. Саратовский газ идет в Москву

5. Геологи стремятся вглубь

6. Труд, война, учеба...

Заключение

Список используемой литературы

1. Вместо предисловия

"1 марта 1840 года в 7 часов пополудни саратовский мещанин Позняков, квартировавший в доме унтер-офицера Иванова в г. Саратове возле Глебычева буерака, пошел с женой в погреб за капустой и огурцами к ужину и взял с собой большую сальную зажженную свечу, поставленную в ведро. Открыв погреб, Позняков спустился во внутренность его и попросил жену подать ему свечу, оставшуюся у отверстия; жена едва только приблизила огонь к отверстию погреба, как вдруг синее пламя огня распространилось в погребе, обожгло ей руку, опалила брови и волосы на голове, и она упала без чувств; в минуту появления пламени муж ее сильно вскрикнул, и раздался как бы выстрел с последовавшим за ним гулом... Познякова нашли в бесчувственном состоянии и вынули из погреба... он скоро умер. Врачебная Управа предположила открыть причину столь странного явления. Закрыли и завалили погреб, и оставив его в таковом положении на несколько дней, делали опыты..."

"Погреб вновь отрыли, подносили к творилу на шесте зажженную свечу, наблюдали вновь воспламенение с шумом", опускали в яму на минуту воробьев и мышей, "кои обмирали, но потом на открытом воздухе оживали вновь". Собранный в сосуд газ исследовали в местной "лаблатории", — он оказался без запаха и годным для освещения. Сообщалось, что источник газа, по разумению "ученых" людей, "содержится в пласте, а пласт сей весьма обильный" — так описывал первое проявление газового месторождения Андрей Филиппович Леопольдов (1800—1875 гг.), чиновник Саратовской краевой палаты, краевед и журналист, первый редактор "Саратовских губернских ведомостей".

Закончилось это тем, что данный погреб и все соседние основательно завалили и засыпали, после чего эпизод сей постепенно забыли. Описывались еще затмения солнца 26 июня 1842 года, явления комет, "необыкновенные действия молнии, ураганы, тройные радуги и очередные "оседи земли" в Глебычевом овраге.

Однако в те годы далеко еще было до первых открытий, нескоро еще земля Саратовская станет не только одной из главных Российских житниц, но и одним из весьма значимых нефтегазовых районов нашей страны.

2. Вера и знания преодолеют все преграды

Мысль о перспективности Урала и Поволжья на наличие нефтегазовых месторождений была высказана академиком И. М. Губкиным еще в 1921 году, в результате анализа имевшихся на тот период данных о геологическом строении этих территорий. С конца 20-х годов Губкин руководил научными геологоразведочными работами в Приуралье и Заволжье. В течение 10 лет им был накоплен значительный материал, во многом дополнявший и углублявший прежние представления о геологии этой обширной области. Обобщение его вылилось в подготовку солидной монографии "Урало-Волжская или Восточная нефтеносная область", вышедшая в свет уже после смерти И.М. Губкина, в 1940 году. В популярном же изложении и в более сжатой и доступной форме основные положения монографии были напечатаны в журнале "Техника молодежи", в статье под названием "Второе Баку", в июне 1939 года.

В ней автор пишет о больших перспективах Урало-Поволжья и огромных его преимуществах, исходящих из географического положения региона (близость к потребителям углеводородного сырья, к железнодорожным и водным путям сообщения). Далее в статье дано подробное описание истории геологического изучения Урало-Поволжья, с середины XVIII века до 20-х годов XX века. Особо И. М. Губкин подчеркнул важность трудов академика А.П. Павлова, установившего в 1880 году наличие дизъюнктивных и пликативных нарушений в палеозойских и мезозойских отложениях Урало-Поволжья. "Значение этого открытия А. П. Павлова, — пишет И. М. Губкин, — было громадно: оно разрушало старые представления о спокойной геологической истории области".

Однако, несмотря на блестящие выводы и прогнозы А. П. Павлова, многие исследователи (Нечаев, Замятин, Калицкий и др.) упорно давали отрицательные заключения о нахождении нефти в области. В 1928 году Московскому отделению геологического комитета удалось послать на Волгу специалистов для изучения вопроса. Со стороны некоторых влиятельных в то время геологов это начинание было расценено, как авантюра, и инициатива была пресечена. Но в апреле 1929 года в Гусовских Городках Пермской области из скважины, заложенной на каменную соль, была получена нефть. В руках сторонников Губкина оказалось мощное фактическое доказательство наличия нефти в Урало-Поволжье, но прошло еще немало лет, прежде чем удалось окончательно сломить пессимистов. Начавшееся после 1933 года широкомасштабное бурение в районе так называемой Самарской Луки вскоре выявило ряд нефтяных месторождений — в Сызранском районе, близ городка Ставрополя (ныне Тольятти), в районе Бугуруслана и в других районах Куйбышевской и Пермской областей, Башкирии и Татарстана. Высоко оценивались перспективы и Нижнего Поволжья.

В 30-х годах уже официально признавалось, что Урало-Волжская область на всей своей громадной территории характеризуется широким распространением богатых нефтяных горизонтов при обилии нефтяных структур, что обеспечивает ей несомненное право на почетное имя — "Второе Баку". При этом подчеркивалось, что большая роль в изучении области принадлежит геофизическим методам, при помощи которых получают точную картину рельефа кристаллического фундамента, значение которого в образовании нефтяных месторождений позволит правильно направить поисково-разведочную работу.

И. М. Губкин был вице-президентом Академии наук СССР и председателем Главного геологического управления — наркомата сначала тяжелой, а потом топливной промышленности (НКТП)). К тому времени саратовская геологическая служба уже в конце 30-х годов вела довольно масштабные поисково-разведочные работы на нефть и газ на территории Нижнего Поволжья. Идеи И. М. Губкина нашли в Саратове активных последователей в научной среде. Производственные работы постоянно консультировали ученые Саратовского университета: Б. А. Можаровский, Г. В. Вахрушев, А. И. Олли и другие.

После ряда обнадеживающих результатов в пределах разных площадей Саратовского Правобережья геологи и буровики Нижневолжского геологоразведочного треста плотно "обложили" выявленную в ближайшем пригороде Саратова Елшанскую структуру. Здесь работала нефтеразведочная партия треста, возглавляемая начальником Ф. С. Сатаровым и геологом И. И. Енгуразовым.

Преддверие эпохального геологического свершения было омрачено началом Великой Отечественной войны. В первые же недели на фронт ушла большая группа геологов, буровиков разведочных партий, резко сократились объемы работ в целом по тресту — это коснулось и Елшанской нефтеразведки. Но уже в августе — с учетом повышенного спроса на топливо и на энергию в условиях военного времени — было принято правительственное постановление о новом развороте работ на территории Саратовской области. Срочно в Саратов перебрасывались: оборудование, техника, опытные специалисты из Баку, Грозного, Украины, Крыма и других районов страны. Полным ходом шло бурение. Основную работу по выявлению ее на основе данных, структурного и параметрического бурения выполнил геолог партии И. И. Енгуразов. Он же наметил сеть разведочных скважин, одна из которых — под номером 1 — бурилась бригадой мастеров И. П. Середы и А. П. Тараканникова. Этой скважине было суждено вскрыть газовую залежь, ставшую началом новой эпохи не только в саратовской геологии, но и в саратовской экономике.

28 октября 1941 года с глубины 500 м из терригенных намюрских отложений нижнего карбона ударил газовый фонтан - мощный светло-голубой столб, объемы которого составляли 800 тысяч кубометров в сутки. Это была победа, знаменовавшая собой начало нефтегазодобывающей промышленности в Саратовской области!

В декабре 1941 года была заложена вторая скважина, через полгода подтвердившая существование крупного газового месторождения, освоение которого стало первоочередной задачей местных административных органов и геологических служб. В конце июля 1942 года Саратовский обком принял решение обратиться к правительству с ходатайством о строительстве газопровода Елшанка — СарГРЭС. Ходатайство было, естественно, удовлетворено, и 28 октября (всего через год после открытия!) елшанский газ поступил в топку одного из котлов электростанции, переведенной на газовое топливо. А 18 января 1943 года первые кубометры газа поступили в топку паровых котлов Саратовской ТЭЦ. Как же это было необходимо и своевременно в условиях крайнего напряжения сил ставшего прифронтовым города!

3. Люди, стоявшие у истоков

В процессе свершения этого трудового подвига (а это действительно был подвиг!) возникали огромные трудности: не хватало бурового оборудования, инструментов, материалов, транспортной и другой специальной техники, квалифицированных кадров. На буровых трудились женщины. Работа часто осложнялась возникновением открытых газовых фонтанов и налетами вражеской авиации. Постоянно поддерживал работу треста первый секретарь Саратовского обкома ВКП(б) Павел Тимофеевич Комаров. Он был на буровых, встречался с инженерно-техническим персоналом и рабочими, выслушивал просьбы и претензии, помогал в решении трудных вопросов.

В 1941 году исполнял обязанности управляющего НВГРТ Павел Петрович Цыганков. В конце года его сменил Василий Артемьевич Кандыба, а в августе 1942 года на должность руководителя треста заступил Александр Иванович Кутуков. Именно на его плечи легли основные заботы по освоению пригородных месторождений — Елшанского и Соколовогорского. Расскажем о нем более подробно.

А.И. Кутуков родился в 1908 году в селе Сосновке Тамбовской губернии. Отец его был крестьянским сыном, ставшим в конце концов служащим железной дороги. Среднюю школу Александр окончил в Мичуринске в 1926 году, после чего оказался в Москве, где до 1930 года работал на московских предприятиях в качестве простого рабочего. В 1930 году поступил в Московский нефтяной институт, который окончил в 1935-м. Далее до 1938 года работал начальником геологических партий Всесоюзной конторы геофизических работ в Сибири, в Забайкалье, на Эмбе. В 1936—1941 годах работал в Якутии в должности сначала начальника экспедиции, а потом главного геолога Якутского геолого-разведочного треста Наркомнефти. Затем возвратился в Москву, а через год получил назначение в Саратов - на должность управляющего НВГРТ. В 1949 году трест был преобразован в объединение "Саратовнефть", и А. И. Кутуков стал его первым начальником. За свою работу в Саратове Александр Иванович был награжден орденом Трудового Красного Знамени (1941 г.), орденом Отечественной войны (1947 г.), вторично орденом Трудового Красного Знамени (1948 г.), орденом Ленина (1949 г.), многими медалями и знаком отличника Наркомнефти. Так был оценен его вклад в освоение Елшанского месторождения, устройство газопровода Саратов - Москва и газификацию Москвы. 13 марта 1950 года А. И. Кутуков был утвержден начальником главка Министерства нефтяной промышленности и вскоре покинул Саратов.

Очевидцы тех далеких событий указывают на прямую причастность к открытию Елшанского месторождения геолога треста Алексея Федоровича Мишина (родился в 1906 году), выпускника Cаратовского педагогического института. Имея высшее гуманитарное образование, Алексей Федорович с молодых лет пошел работать в геологоразведку, самостоятельно освоил профессию геолога и был квалифицированным специалистом, участвовал в решении сложных производственных вопросов. Его квалификация, острое и масштабное мышление, умение отстаивать свою точку зрения, во многом помогли выработать правильную стратегию поиска и разведки Елшанской структуры. Но главным героем ее открытия по праву считается Измаил Ибрагимович Енгуразов, занимавший в 1941 году скромную должность рядового геолога Елшанской нефтеразведочной партии.

Он родился в 1908 году в Саратове, в простой татарской семье. Окончил здесь среднюю школу, затем работал чернорабочим в строительной организации, был подвозчиком кирпича. С начала 30-х годов семья Енгуразовых жила на Цыганской улице, в доме 10, кв.11 — мать, отец и три сына. Все знали татарский язык, вечерами музицировали во дворе дома, исполняли татарские песни, подыгрывали себе на национальных музыкальных инструментах. В 1931 году Измаил Ибрагимович (в молодые годы его все знакомые называли Мишей) поступил на геологическое отделение Саратовского университета и в октябре 1936 года его закончил. Это был первый выпуск геолого-почвенного факультета. С февраля 1937 года И.И. Енгуразов работал в штате Нижневолжского геологического управления, будущего геологоразведочного треста. В 1941—1943 годах занимал должность старшего геолога Елшанской нефтеразведки, в 1943—1944 годах — такую же в Курдюмской нефтеразведке. В 1944 году стал начальником геологического отдела треста, затем его главным геологом, а в 1949 году — главным геологом вновь образованного объединения "Саратовнефть". В январе 1946 года И. И. Енгуразову была присуждена Сталинская премия 1 степени "За открытие и исследование Елшанского газового месторождения". С Измаилом Ибрагимовичем премии получили профессор СГУ Б.А. Можаровский, геофизик-промысловик Л. А. Кузнецов и доктор технических наук, начальник экспедиции "Главнефтеразведка" В. М. Сенюков.

4. Саратовский газ идет в Москву

Весной 1945 года была начата работа по реализации правительственного постановления о строительстве газопровода Саратов-Москва. Это была всенародная стройка, к которой привлекалось огромное количество средств, техники, людских резервов с территорий всех пересекаемых газопроводом областей. Нужно было проложить 850 км труб диаметром 300 мм и произвести грунтовые работы в объеме 3,5 млн кубометров, часто вручную. Только из Саратовской области ежедневно прибывало 6 тысяч человек. В стройке приняли участие 27 районов Саратовской области, более 500 колхозов и совхозов. Для питания газопровода было обустроено 45 скважин (для сравнения: саратовские ГРЭС и ТЭЦ питали четыре скважины).

13 апреля 1945 года был сварен первый стык газопровода, а 1l июня 1946 года первые кубометры газа поступили в топки котлов Московской областной ГЭС. На первых порах среднесуточная подача газа составляла 1000—1200 кубометров в сутки, а впоследствии была увеличена до 1700 кубометров. Саратовский газ получили также: Тамбов, Кирсанов, Моршанск, Ртитщево, Котовск и другие города и населенные пункты. 7 марта 1947 года был подписан акт о принятии газопровода правительственной комиссией, а 16 августа последовал Указ Верховного Совета СССР о награждении орденами и медалями 550 работников, отличившихся на строительстве газопровода, подготовке Елшанского месторождения к работе, оборудовании и эксплуатации промысла.

Открытие и быстрый ввод в эксплуатацию Елшанского месторождения стимулировали активизацию геолого-разведочных работ в Саратовской области. В течение короткого времени 1942—1946 годов, было открыто еще 6 месторождений нефти и газа: Тепловское, Хлебновское, Песчано-Уметское, Ириновское, Соколовогорское, Атамановское.

Значительный объем в работе саратовских разведочных и добывающих служб занимали теперь вопросы эксплуатации только что открытых газовых месторождений, ибо бесперебойная работа газопровода Саратов — Москва требовала своевременной подготовки и обустройства промыслов к подаче газа — а это прокладка новых линий, монтаж оборудования, вопросы безопасности эксплуатации, прирост запасов и другие сложные и разноплановые вопросы. Заниматься их решением с 1943 года призвано было вновь созданное подразделение — "Саратовгаз", образовавшее самостоятельную промыслово-геологическую службу. Управляющим треста на первых порах был Борис Абрамович Кинус, опытный геолог-нефтяник, отличный организатор и администратор, поставивший порученное ему дело на хорошую основу. Иначе, впрочем, действовать в те времена было нельзя, ибо вопросы газодобычи и газоснабжения столицы курировали органы НКВД. Малейший сбой в подаче голубого топлива потребителям был чреват жесткими административными и уголовными наказаниями. Трест "Саратовгаз" просуществовал до 1957 года, до очередной реорганизации саратовской нефтегазодобывающей отрасли. В 1950—1957 годах трестом руководил вплоть до его упраздния Александр Петрович Колесник. А бессменным главным геологом треста "Саратовгаз" был Илья Яковлевич Пац (1900—1978 гг.). Он родился в Полтавской губернии, окончил в 20-х годах Днепропетровский горный институт, получил диплом горного инженера. До 1941 года работал на нефтепромыслах в Баку, затем был переведен в Туркмению на разработку месторождений Небит-Даг. В 1943 году приехал и Саратов на должность главного геолога "Саратовгаза" вместе с семьей: женой Еленой Яковлевной и пятилетним сыном Мишей.

Жили они в гостинице "Россия", превращенной в своеобразное общежитие. Работа у Ильи Яковлевича была ответственная и беспокойная: бурение скважин, их испытания в выбранных интервалах, прокладка газопроводов, подготовка новых площадей к бурению, подсчет запасов, составление проектов разработки месторождений, а также бесконечные совещания, выезды на буровые, командировки в районы и столицу. И. Я. Пац был причастен к строительству газопровода в Москву, к открытию Степновского, Песчано-Уметского и других нефтегазовых месторождений. Занимался он и научной работой — есть несколько его публикаций в научно-технических журналах. Одно время он преподавал в Саратовском университете — читал курс "Разработка и эксплуатация нефтегазовых месторождений". Заслуги Ильи Яковлевича в нефтяной геологии и нефтегазодобычи были высоко оценены — он был награжден орденом Ленина, двумя орденами Трудового Красного Знамени, орденом "Знак Почета". После упразднения треста "Саратовгаз" И. Д. Пац работал в Управлении нефти и газа Саратовского совнархоза, был заведующим лабораторией и руководителем темы в научно-исследовательском институте. На пенсию он вышел в 1966 году.

5. Геологи стремятся вглубь

Залежи нефти и газа, выявленные в Саратовской области в период 1941—1947 годов, были приурочены к каменноугольным отложениям, залегавшим в основном на глубинах до 1000 м. Между тем немалые перспективы представляли для геологов более глубокие девонские отложения. Началу поисков углеводородов в разрезе девона предшествовал определенный период теоретического обоснования этого направления. Первым энтузиастом освоения девона был И. И. Енгуразов, ставший к тому времени главным геологом НВГРТ, переименованного в 1947 году в Саратовский трест геологоразведочных и буровых работ МНП СССР — "Саргеолбуртрест".

По  этим вопросам в Саратове проходили совещания представителей министерства, деятелей науки из Москвы, Ленинграда, Саратова и других поволжских городов. На этих совещаниях шла бурная дискуссия: может ли быть нефть в девоне в саратовских недрах. Раздавались голоса "за" и "против". Среди оптимистов, помимо И. И. Енгуразова, были авторитетные специалисты — профессор СГУ Б. А. Можаровский, доктор геолого-минералогических наук В. М. Сенюков и другие. В конце концов они в этой борьбе победили. Было решено пробурить скважину с задачей вскрытия девонских отложений на Соколовогорском месторождении, где к этому времени уже открыли залежи нефти и газа в каменноугольных отложениях.

Для вскрытия этого разреза необходимо было бурить до глубины 1800—2000 м, что представляло определенную сложность — не было опыта бурения таких скважин и недостаточной была технико-методическая оснащенность. На вооружении буровиков треста было лишь несколько буровых станков американского производства, позволявших достигать двухкилометровой глубины.

Первой стала скважина № 10, которую заложили на Соколовогорской площади в своде каменноугольной структуры с проектной глубиной 2000 м. Бурение скважины было начато 9 февраля 1948 года. Впервые бригадой мастера В. Ф. Ширяева был использован турбобур, и проводка скважины закончена на 60 дней раньше запланированного срока. Коммерческая скорость бурения составила 220 м/месяц — цифра по сегодняшним дням смешная, но тогда - неслыханная.

Ветеран геологической службы, бывший начальник геологического отдела, а впоследствии главный геолог "Саратовнефть" Б. Я. Шорников-Буры вспоминал: "Велика была радость бригады и тех, кто верил и настоял на бурении этой скважины, когда из кыновско-пашийских отложений девона был поднят керн песчаник, обильно пропитанный нефтью. Скважина была остановлена в ноябре 1948 года на глубине 1927 м. После спуска эксплуатационной колонны и перфорации ее против нефтяного пласта, толщина которого достигла 20 м, был получен фонтан нефти".

Бурение этой скважины находилось под контролем Министерства нефтяной промышленности. Известно, что в преддверии вскрытия девонской скважины и в течение первых дней через каждые два часа сведения о ходе работ поступали к управляющему трестом А. И. Кутукову, который передавал их в Москву. За первые 24 часа скважина дала более 250 тонн нефти. Так была открыта новая страница в истории саратовской геологии.

К 1950 году на Соколовогорском месторождении было пробурено более 50 тысяч метров глубоких скважин с целью добычи девонской нефти. Были оценены запасы, позволившие квалифицировать его, как самое крупное из всех открытых на саратовской земле к тому времени.

В стадию пробной эксплуатации Соколовогорское месторождение вступило в начале июля 1949 года. Первые сотни тонн нефти по нефтепроводам собирались в наливные баржи, установленные в затоне на Волге. А после обустройства месторождения нефть стала поступать на железнодорожную станцию в нефтяные цистерны. Эта нефть оказалась исключительно высокого качества и долгие годы шла на экспорт.

За открытие девонской нефти, за большой вклад в развитие саратовской нефтедобывающей промышленности Саратовской области начальник объединения "Саратовнефть" А. И. Кутуков, главный геолог И. И. Енгуразов и буровой мастер B. C. Ширяев были удостоены звания лауреатов Сталинской премии. Многие инженеры и техники, рабочие и служащие объединения были награждены орденами и медалями.

Буровой мастер Василий Семенович Ширяев был опытным профессионалом, имея к концу 40-х годов стаж работы буровым мастером 20 лет. Родился он в приволжском селе Пролейни в начале века. Совсем юным ушел в ряды Красной Армии, участвовал в боях. После гражданской войны оказался в Грозном, устроился чернорабочим на нефтепромысле. Через два месяца стал помощником бурильщика, проработал два года. Затем двухгодичные курсы буровых мастеров в Баку. В 1930 году стал настоящим мастером бурения. Затем Ширяева, как активного работника привлекли на партийную работу. Почти 10 лет он был заведующим отделом пропаганды и агитации одного из нефтяных районов Азербайджана. Но как только началась война, Василий Семенович вернулся на буровую. В 1942 году он приехал в Саратов. Буровики хорошо отзывались о нем, говорили, что у него все спорится и получается. И B. C. Ширяев блестяще подтвердил это, сначала показав хорошие результаты каменноугольных скважин на Соколовой горе, а затем и девонских.

Соколовогорская скважина № 10 проработала почти 40 лет и прекратила свое существование в мае 1988 года. За весь период ее работы было добыто 267 тысяч тонн нефти и 11,5 млн. кубометров газа. К сожалению, следов этой скважины на Соколовой горе не сохранилось. А жаль. Будущие поколения должны знать и помнить дела саратовских геологов-нефтяников 40-х годов. Было бы правильно поставить на местах исторических свершений гранитные обелиски, на которых должны быть выбиты не только даты открытий, но и имена тех, кто вложил свои силы, труд, творчество в дело становления нефтегазовой индустрии нашего края.

6. Труд, война, учеба...

Теперь имеет смысл остановиться на состоянии геологической науки и образования в Саратове в грозные и трудные 40-е годы. Учебные занятия на геологическом факультете, как и во всем университете, в 1941 году начались лишь 15 декабря. К выпускникам-геологам 1941 года осенью добавились и недоучившиеся студенты, только перешедшие на 5-й курс. Срочно были сданы госэкзамены, и группа молодых парней и девушек получила новенькие дипломы за подписью только что назначенной исполняющей обязанности ректора Веры Александровны Артисевич. Многие из них вскоре оказались на фронте.

В университете были непривычно опустевшие аудитории, стало холодно, голодно и тревожно. Поредел и коллектив преподавателей - из университетского штата выбыло 24 научных работника, часть из них ушла на фронт добровольцами. Среди последних был и ректор Д. И. Лучинин, погибший на Ленинградском фронте уже в декабре 1941 года. Временно прекратил свою деятельность научно-исследовательский институт геологии СГУ. Научная работа факультета заметно сократилась. Оставшиеся в штате сотрудники оперативно включились в разработку тем, связанных с оборонными нуждами. Главными заказчиками их стали эвакуированные из западных районов страны заводы, что разворачивали свои цеха на новых местах. Около ста таких предприятий в 1941—1942 годах начали выпускать в Саратове продукцию для фронта. Само собой разумеется, что вся работа, связанная с определением места дислокации предприятия вблизи естественных источников воды, а иногда и сырья, легла на плечи университетских геологов. Руководил всем профессор - Б.А. Можаровский.

Первым и скорым успехом большого коллектива геологов, в который входил и Б. А. Можаровский, было открытие в октябре 1941 года Елшанского газового месторождения. Обстоятельства этого главного свершения описаны выше. К сожалению, не установлена степень причастности профессора к геологическим построениям производственников. Думается все же, что Борис Александрович был лишь консультантом и идеологическим союзником елшанской нефтеразведки, что, впрочем, для высших инстанций оказалось достаточным для включения его в число первооткрывателей и лауреатов Сталинской премии. Будем же и мы считать это решение правильным! Немалую роль здесь, как представляется, сыграл огромный и непререкаемый авторитет Бориса Александровича среди геологов и среди областных и более высоких партийных и советских начальников.

С открытием природного газа Саратов стал на некоторое время центром газовой промышленности Советского Союза. Дальнейшее ее развитие требовало подготовки специалистов. В связи с этим в 1945 году на геологическом факультете была открыта кафедра геологии нефти и газа и производился прием студентов по специальности "Геология и разведка нефтяных и газовых месторождений". Заведующим кафедрой был избран Альберт Иванович Олли.

В трудных условиях военного и послевоенного времени А.И. Олли проявил исключительную энергию в организации кафедры и учебного процесса, создании необходимых условий для развертывания научной работы в области нефтяной и газовой геологии. Одновременно он работал над фундаментальным трудом "Древние отложения западного склона Урала", посвященным выяснению истории формирования древних осадочных толщ. В 1946 году работа была продолжена в качестве докторской диссертации, которую Альберт Иванович вскоре успешно защитил. А. И. Олли впервые ввел в практику исследований аэрогеологические методы, которые впоследствии послужили основанием для разработки и введения в процесс обучения специального курса.

В 1946 году А. И. Олли составил проект программ аэрогеологических исследований на Средней Волге, а весной 1947 года первая экспедиция, получившая название "средневолжской", выехала к месту работы. Она была сформирована исключительно из сотрудников тогда еще совсем молодой кафедры геологии нефти и газа. Основной научный костяк экспедиции составили недавние выпускники и студенты старших курсов геологического факультета: Г. С. Сенченко, А. П. Мурылева. Е. В. Чибрикова, С. Н. Краузе, Е. А. Троицкая, В. И. Барышникова. B. C. Вышемирский, В. И. Мальцев, А. К. Замаренов, Н. П. Егорова. Работы средневолжской экспедиции позволили выделить на территории свыше 20 тектонических структур, которые были рекомендованы производственным организациям для разведочного бурения на нефть и газ.

Открывался новый этап в становлении нефтегазовой отрасли Саратовского края...

Заключение

Пользуясь благами цивилизации, мы не думаем о том, откуда берется газ в газовых плитах, горячая вода в кране и отопление зимой... Однако стоит вспомнить людей, труд которых незаметен для большинства людей, но весьма труден, а нередко опасен, так как глубины Земли скрыты от наших глаз и никогда точно не знаешь, что встретишь там — сухой пласт или нефтегазовую залежь, и не знаешь как поведет себя она — спокойно отдаст свои богатства или взорвется огненным фонтаном, как Тенгиз, горевший три года. Отдадим должное тем, кто стоял у истоков нефтегазовой промышленности и своим трудом, здоровьем, а нередко и жизнью создавал наше нынешнее благополучие...

Список используемой литературы

1. Известия вузов. Нефть и газ. Баку, 1990. № 9.

2. Мазур В. Б. Маршруты жизни. М.: НИА-Природа, 2001.

3. Нефтяное хозяйство. М., 1952. № 3.

4. Семенов В. Н. Саратов геологический. Саратов: Изд-во СГУ, 2000.

5. Техника молодежи. М., 1939. № 6.



  © Реферат плюс


Поиск
Реклама

  © REFERATPLUS.RU  

Яндекс.Метрика